100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Интервью Александра Глеба перед матчем с "Ювенутсом"

Накануне вылета "Арсенала" в Италию на ответный матч Лиги чемпионов с "Ювентусом" корреспондент "СЭ" позвонил Александру Глебу в его лондонскую квартиру.
6 апреля 2006, четверг. 12:09 Футбол

Накануне вылета «Арсенала» в Италию на ответный матч Лиги чемпионов с «Ювентусом» корреспондент «СЭ» позвонил Александру Глебу в его лондонскую квартиру.

— С победой вас в мартовском конкурсе «Звезды»! — сразу же начал я с поздравления. И после некоторой паузы услышал:

— Спасибо. Спасибо за доверие. Мне очень, очень приятно. Ведь в бывшем СССР сейчас столько классных футболистов, выступающих и у себя на родине, и в солидных западных клубах. После такого признания хочется стремиться к еще большим достижениям.

— А как вы сами считает: заслужили победу в мартовской «Звезде»?

— Не мне судить. Но март «Арсеналу» удался. Мы набрали форму, хорошо играем.

— В этом месяце вы опередили Шевченко, побеждавшего в предыдущие годы. Постараетесь побороться за общую победу?

— Хотелось бы. Но, честно говоря, на этом особо не концентрируюсь. Самое главное — играть, побеждать. И очень здорово было бы выиграть Лигу чемпионов.

— Что было для вас в марте самым важным?

— Вхожу в форму, адаптируюсь в команде. Доволен, как все складывается. И все перемены к лучшему начались именно в марте.

— Какие матчи в прошедшем месяце больше всего запомнились?

— Прежде всего с «Реалом» и «Ювентусом». Что говорить, приятно выигрывать у таких соперников.

— Несмотря на то что вам все чаще доверяют в «Арсенале», вы, судя по всему, еще не достигли той формы, которую демонстрировали год назад в «Штутгарте»?

— Там я был лидером и выступал на другой позиции. Тогда действовал «под нападающим», вся игра шла через меня. Да и в обводку шел чаще, почти всегда брал ответственность на себя, не боялся ошибиться. В «Арсенале» же у меня другие функции — непросто привыкнуть к постоянным действиям на правом фланге полузащиты. Но что поделаешь, другой позиции здесь для меня нет — команда не использует систему с игроком «под нападающими».

— На сколько процентов вы сейчас готовы?

— На 70. Приблизительно так же могу оценить и уровень своей адаптации в «Арсенале». В общем, работы еще много, ведь понимаю, что способен значительно прибавить. Сезон же этот в целом складывается непросто — признаюсь, были и тяжелые моменты. Дело не только в привыкании к новому коллективу. Как говорится, не побывав в «яме», не почувствуешь, как здорово оказаться на вершине. Честно говоря, меня какое-то время даже посещала мысль: «А не лучше ли было остаться в „Штутгарте?“ Но когда делился своими сомнениями с Йенсом Леманном, наш вратарь говорил: „Все будет хорошо. Вспомнишь меня: когда в клубе адаптируешься, то все проблемы, связанные с приходом в новую команду, просто забудутся“.

МАГАТ, ЗАММЕР, ВЕНГЕР

— Травма, полученная осенью, дает о себе знать?

— После операции на мениске порой еще ощущаю в левом колене некоторый дискомфорт. Но я ногу постоянно „закачиваю“ и с каждым днем чувствую себя лучше. Думаю, после отпуска все будет вообще замечательно. Хотя и сейчас уже без проблем переношу все нагрузки.

— Почему „Арсенал“ лишь пятый в национальном первенстве?

— Команда молодая, в ней много новых игроков. Для того чтобы почувствовать партнеров, сыграться, нужно время. Жаль, что мы потеряли много очков — тем более во встречах с такими командами, которых должны были обыгрывать. Но задача перед нами прежняя — квалифицироваться в Лигу чемпионов. Эта цель вполне достижима, особенно если учесть то, как заиграли в последнее время. Обидно только, что упустили шанс стать чемпионами.

— Почему не выступали в последнем туре против „Астон Виллы“?

— В последнее время я провел несколько трудных поединков, играл в напряженнейшем матче с „Ювентусом“. В общем, накопилась усталость. Арсен Венгер это почувствовал: перед встречей с „Астон Виллой“ подошел и сказал, что хочет дать мне отдохнуть. Это нормально — зато к матчу с „Ювентусом“, думаю, буду свеженьким.

— Как вообще складываются ваши отношения с Венгером?

— Он тренер от Бога, замечательный человек, тонкий психолог. Рад, что работаю под началом такого специалиста. Важно, что в трудные моменты Венгер всегда поддерживал — постоянно говорил, что верит в меня. И еще напоминал: „Александр, я так просто игроков в команду не беру — следил за тобой два года. Вначале почти всем приходится трудно. Особенно если попадаешь в английский чемпионат из-за рубежа. Уверен, все наладится“. После таких бесед настроение улучшалось.

— В „Штутгарте“ вы трудились под началом Магата, потом Заммера. В чем отличие этих специалистов от Венгера?

— Все они — замечательные тренеры. Магат — человек строгий, много внимания уделял физической подготовке игроков. В свое время я даже на него немного обижался, не понимая, зачем мне такие нагрузки. Но сейчас благодарен ему, он все делал правильно, желал мне только добра. Заммер же, несмотря на молодость, блестяще разбирается в тактических премудростях. Важно и то, что он может признать свою ошибку, не стесняется учиться, ездит на все тренерские семинары. Думаю, со временем он в тренерской работе многого достигнет. Хотя и сейчас у него немало успехов. Ну а Венгер — великий стратег, видит абсолютно все, умеет найти ключик к каждому игроку, футболисты понимают его с полуслова.

АРТИСТ АНРИ

— С кем из игроков „Арсенала“ у вас самые лучшие отношения?

— Со всеми нормально общаюсь. Но, пожалуй, ближе всего сошелся с Пиресом, Бергкампом, с молодыми ребятами — Рейесом, ван Перси, Фламини, Фабрегасом, который ко мне часто заезжает — вместе футбол смотрим, в кафе ходим.

— Где в Лондоне обитаете?

— Уже три месяца живу в новой квартире. Сюда переехал из другого района, где хотя тихо, но для меня скучновато. Здесь же неподалеку живут Пирес, Бергкамп, Анри. А с Юнгбергом мы соседи по дому.

— Как долго добираетесь на тренировку?

— Минут двадцать. Но маршрут такой, что пробок, как правило, не бывает.

— Главная звезда „Арсенала“ — Анри. Что это за человек?

— Прикольный парень с великолепным чувством юмора. Если добавить к этому еще и его природный артистизм, то, думаю, не будь он футболистом, вполне мог стать комедийным актером. Видели бы вы, как он разговаривает, шутит, какая у него мимика. Словами описать невозможно!

— После того как вы организовали второй гол „Ювентусу“ в лондонском матче, все видели, как Анри прямо на поле вас благодарил. А после игры он что-то говорил?

— Подошел, поздравил, сказал: „Супер!“ Вообще, сейчас все довольны. Хотя мы понимаем: каждая следующая игра чрезвычайно важна — нам нельзя терять очки во внутреннем чемпионате, нельзя крупно проигрывать „Ювентусу“.

— Главная ставка в клубе делается, наверное, на Лигу чемпионов — чтобы выиграть этот турнир, осталось-то победить всего в нескольких матчах.

— Считаю, нам по силам выиграть Лигу, но говорить об этом рано. Надо пока пройти „Ювентус“.

НАПРАСНО ХЕЛЬДТ ЗОВЕТ „ДОМОЙ“

— В Германии в печати периодически появляются сообщения, что Глеба хотят вернуть в бундеслигу. Среди клубов, желающих вас заполучить, называют „Штутгарт“, „Гамбург“. Есть под этим какая-то почва?

— Вернуть меня, может быть, и хотят. Но это сейчас бессмысленно. Не жалею, что ушел, и в данный момент не думаю о возвращении в Германию. А разговоры о „Штутгарте“ возникают потому, что в этом клубе дела сейчас немного не клеятся. Надеюсь, проблемы вскоре будут решены. Смотрю матчи „Штутгарта“, слежу за всеми событиями, происходящими в клубе. И переживаю — там столько друзей осталось. Да и с менеджером Хорстом Хельдтом, с которым когда-то вместе выходили на поле, мы в прекрасных отношениях. Он звонит часто, шутит: „Собирайся домой“. Понимает, что значит для меня „Штутгарт“ — все-таки шесть лет провел там.

— Но вернемся в Лондон. Почему все-таки вы не всегда выходите в стартовом составе „Арсенала“?

— Каждая игра — очень трудная. Сейчас же у нас вообще по два матча в неделю. Не забывайте, что в команде чрезвычайно острая конкуренция. На моей позиции могут играть Пирес, Юнгберг, Рейес. Можно понять и Венгера — не будет же он все время ставить одного человека, а другого, приобретенного за тридцать миллионов, держать в запасе. Конечно, тренер каждому хочет дать поиграть — хотя бы для того, чтобы у футболиста не пропала мотивация, чтобы он верил в себя. Венгер — большой дипломат. И он все делает правильно — одного выпустит на поле, другому даст отдохнуть.

— Но Анри при этом место забронировано.

— Это же капитан, суперзвезда, лидер. А тот же ван Перси нередко сидит на скамейке — хотя он классный нападающий. Не случайно острая конкуренция у нас и на тренировках, где мы доказываем право выходить на поле. В общем, все непросто.

— В Германии вас нередко критиковали за то, что в решающий момент вы часто предпочитали не бить по воротам, а отдавать мяч партнеру. В Англии, похоже, тоже так нередко поступаете. Что говорит вам Венгер?

— Он все знает. И на тренировках часто предлагает мне такие упражнения, в которых я просто обязан завершать атаку ударом по воротам. В общем, работаю над этим, стараюсь. Хотя, честно говоря, перестроиться нелегко.

БУДУ БОЛЕТЬ ЗА УКРАИНУ

— На каком языке общаетесь с партнерами?

— По-английски уже многое пониманию, сам стараюсь объясняться. И уроки два раза в неделю беру. В клубе, кстати, изучение языка — обязанность каждого легионера. Тут „хочу — не хочу“ не бывает. А моя учительница — шотландка, знающая русский и немецкий.

— На русском языке с кем-нибудь еще разговариваете?

— С Марьяном Пахарем. Раньше общался с Алексеем Смертиным, который, к сожалению, уехал. Вообще в Лондоне сейчас немало нашего народа. Поэтому дефицита в общении нет.

— О российском футболе там хоть что-то знают?

— О русской лиге в нашей команде почти не говорят. Правда, после того как Овусу-Абейе перешел в „Спартак“, обсуждали эту тему довольно долго — недели две. Одни считали, что он поступил неправильно, что в Россию стоит ехать только тогда, когда тебе за тридцать. Другие, наоборот, говорили: мол, молодец, сделал все верно — в Англии не заиграл, теперь надо попробовать себя в другой стране. Тем более что денег в России сейчас много.

— По Германии скучаете?

— Конечно. Когда выпадают выходные, часто летаю в Штутгарт. Там у меня много друзей. Из футболистов, например, с Мейрой общаюсь. Созваниваюсь также с Кураньи. Но лучший друг — Враньеш, играющий сейчас в Бремене.

— Скоро чемпионат мира в Германии. Где собираетесь его смотреть?

— От футбола за последний год устал. К тому же перенес непростую операцию. Решил, что летом полечу куда-нибудь к морю. Там по телевизору и посмотрю матчи с участием фаворитов.

— Кого к ним причисляете?

— Бразилию, Англию, Францию. Думаю, может выстрелить и какая-то африканская команда.

— А немцы?

— Сборная пока не производит впечатления команды, способной добиться чего-то серьезного. Думаю, ей будет даже непросто выйти из группы. Хотя немцы — футболисты особые. Они могут с ужасной игрой дойти и до финала.

— В Германии постоянно говорят о дуэли за место в воротах между Каном и Леманном. Причем в последнее время многие отдают предпочтение вашему партнеру по „Арсеналу“.

— По тому как Йенс нынче играет, считаю, что он впереди Кана, который в последних матчах бундеслиги действует не очень уверенно. Думаю, Леманн заслужил место в воротах сборной.

— Вы с ним наверняка немало общаетесь — тем более можете поговорить по-немецки…

— Он человек, как говорится, своей „волны“. Впрочем, среди вратарей это часто бывает. Но характер у него хороший, общаться с ним приятно.

— За кого будете болеть на чемпионате мира?

— Больше за Украину. Это понятно. Но поболею и за тех, кто будет показывать красивый футбол.

— Если Украина так здорово заиграет, что Шевченко, Воронин, Тимощук или кто-либо другой обойдут вас в конкурсе „Звезды“ по итогам года, обидно не будет?

— Что вы! Только порадуюсь. Если они хорошо выступят, то поднимут престиж не только Украины, но и всего футбола бывшего СССР.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
21 октября 2017, суббота
Партнерский контент