Владимир Вайсс: штрафы - не мой метод
Текст: «Чемпионат»

Владимир Вайсс: штрафы - не мой метод

Новые тренеры - это всегда интересно. А когда речь идет о тренере-иностранце, чья команда совсем недавно обыгрывала в Лиге чемпионов "Селтик" и "Порту", любопытство только усиливается.
11 апреля 2006, вторник. 09:50. Футбол
Скоро будет два месяца, как Владимир Вайсс возглавил «Сатурн». Пока эксперимент
в Раменском проходит успешно: под руководством словака подмосковная команда не
потерпела еще ни одного поражения, заставив говорить о себе в уважительных
тонах. Так кто же он такой, этот Вайсс? Везунчик или действительно хороший
специалист? Как ему удалось вывести скромный «Артмедиа» в число лучших
европейских клубов? И что есть в его жизни помимо футбола? В поисках ответов на
эти и другие вопросы корреспондент «Спорт-Экспресс» отправился в поселок Кратово,
где находится база «Сатурна».

«САТУРН» НЕ ДОЛЖЕН НИКОГО БОЯТЬСЯ

Когда мы приехали, Вайсс уже успел раздать несколько интервью и выглядел немного
уставшим. Позже в разговоре с пресс-атташе «Сатурна» Михаилом Пукшанский словак
признался, что к такому вниманию журналистов к своей персоне пока не привык. Тем
не менее за время беседы, растянувшейся почти на час, он старался быть предельно
откровенным.

— Когда в вашей жизни появился «Сатурн»?
— Сначала в подмосковный клуб перешел Дюрица. Поскольку я принимал участие в
этой сделке, у меня была деловая встреча в Австрии с генеральным директором
«Сатурна» господином Воронцовым. Потом я увез «Артмедиа» на Кипр. После одной из
тренировок мне позвонил Воронцов и предложил возглавить «Сатурн».

— Долго думали?
— Не очень. За десять лет в «Артмедиа» я добился многого. Можно даже сказать —
полностью себя реализовал. Настала пора выходить на другой уровень. В моем
контракте имелся специальный пункт, разрешающий в любой момент покинуть
Братиславу, если появится интересное предложение. Вот этим пунктом я и
воспользовался.

— И попали в абсолютно незнакомый коллектив?
— Почему же? По прежним клубам знал Дюрицу, Кински и Вукчевича. В матчах сборной
Финляндии видел Еременко. С остальными игроками «Сатурна» познакомился на сборе
в Голландии.

— Вы приехали туда без ассистента?
— Да, он появился позже, а на первых порах пришлось в одиночку привыкать к новой
обстановке, чужому языку и большому количеству легионеров из разных стран.

— Разве последнее — такая уж большая проблема?
— У бразильцев свое отношение к футболу, а у русских — совершенно другое, не
говоря уже о хорватах и парагвайцах. С каждым футболистом я поговорил
индивидуально и теперь знаю о них все, что нужно.

— По-русски вы говорите превосходно. А как общаетесь с латиноамериканской
диаспорой «Сатурна»?

— В основном через переводчика. Это плохо. Не люблю, когда посторонние люди
присутствуют на тренировках. Надеюсь, скоро необходимость в переводе отпадет.

— Какими еще языками кроме «великого и могучего» владеете?
— Хорошо говорю по-немецки и немного по-английски.

— Поделитесь ощущениями после первой тренировки в «Сатурне».
— Удивило то, что игроки работали с разной самоотдачей. Некоторым я сразу сделал
замечание.

— До приезда в Раменское имели представление о команде?
— Видел на кассетах два или три матча прошлогоднего чемпионата еще с Онопко и
Канчельскисом в составе. И столько же — с зимних сборов.

— В одном из первых интервью вы говорили, что Онопко может вернуться.
— Был бы рад, если бы он продолжил карьеру в Раменском. Такие люди нужны и на
поле, и в раздевалке. К сожалению, Онопко принял другое решение.

— Кто в его отсутствие претендует на роль вожака?
— По возрасту подходит Есипов, но он травмирован. Есть еще Игонин, Кински, Жедер.

— Вы обсуждаете со старожилами тактику и стартовый состав на матч?
— Состав всегда определяю сам. Причем нередко бывает так: ложась спать, держу в
голове один вариант, а утром все может измениться. По вопросам тактики советуюсь
только с помощниками.

— Накануне тура крепко спите?
— В Кратове хороший воздух. Поэтому на базе сплю как убитый. Я правильно
выразился?

— На пятерку. А перед дебютной игрой в Перми сильно волновались?
— Да. Скажу больше: боялся этого матча. Потому что не знал истинных возможностей
ни своей команды, ни «Амкара». Плюс ко всему была плохая погода и незнакомое
искусственное поле. Несмотря на это, мы победили. О лучшем дебюте я и не мечтал.

— По прошествии четырех туров уже лучше ориентируетесь в российском футболе?
— Мне еще многое предстоит узнать. Придя в команду первым делом предложил
футболистам: давайте сначала научимся не проигрывать. Это удалось. Теперь будем
осваивать другую науку — как набирать не одно, а три очка. Выигрыш у «Шинника»
показал, что мы на правильном пути.

— С губернатором Московской области Борисом Громовым, опекающим «Сатурн»,
встречались?

— Несколько раз. Ничего плохого про него не скажу потому что это губернатор.
(Смеется.) А если серьезно, мне многое рассказали глаза господина Громова.

— И какие же они у него?
— Трудно объяснить это по-русски, чтобы вы поняли. Вот у вас бывало так:
посмотришь на человека — и сразу понимаешь, чего он от тебя хочет?

— Понятно. Губернатор не говорил, какое место должен занять «Сатурн» в этом
году?

— Нет. Главная задача — создать крепкую команду, которая будет постоянно
прогрессировать.

— О Кубке России-2005/06 отдельный разговор?
— В любом турнире нужно стремиться к победе, иначе участие в нем теряет смысл.
Пока у нас неплохие шансы выйти в полуфинал, а там посмотрим. На кону путевка в
еврокубки, куда «Сатурн» еще ни разу не попадал.

— В чемпионате черно-синих поразила ничейная болезнь. Обидно делиться очками
с соперниками, ведя в счете?

— Игра на игру не приходится. В Санкт-Петербурге, считаю, мы приобрели одно
очко, а вот в Москве против «Динамо» два потеряли. При счете 1:0 не использовали
два-три великолепных шанса, а в концовке пропустили гол. Те же ЦСКА или «Зенит»
в такой ситуации преимущество не упустили бы.

— А «Артмедиа»?
— Всякое случалось. В Лиге чемпионов «Артмедиа» часто пропускал первым, но не
сдавался. В Порту, проигрывая со счетом 0:2, победил — 3:2. Дважды сводил вничью
матчи с «Рейнджерс». Мы никого и ничего не боялись. Так же должен себя вести и
«Сатурн». Тем более что, считаю, по подбору игроков моя нынешняя команда ни в
чем не уступает лидерам.

— Из-за дефицита времени вы наверняка пригласили не всех новичков из своего
списка?
— Ничего страшного — следующая возможность усилить состав представится уже
летом. Пока же я доволен Чеснаускисом, Половинчуком, Обжерой, Петрашем и Якубко.
Но есть среди новобранцев и такие, чье отношение к делу меня не устраивает.

— Кто это?
— Защитник Вучко и нападающий Адриану.

— Сейчас в «Сатурне» играют четверо словаков. Колония ваших соотечественников
в Подмосковье будет расширяться?

— Я работаю в России, а значит, должен обращать внимание прежде всего на местных
футболистов. Это главное направление.

— В прошлом сезоне основным нападающим «Сатурна» был Жан Карлос, который
сейчас выходит на поле на несколько минут. В чем дело?

— У Жана Карлоса много достоинств, но есть один серьезный недостаток: он не
любит черновую работу.

— Мы с вами сейчас беседуем в холле базы, отстроенной по последнему слову
техники. Раньше вам доводилось видеть что-то подобное?

— Нет. К примеру база «Манчестер Сити», где выступает мой младший сын, по
комфорту сатурновской уступает. В Кратове есть все, что нужно для работы. Три
отличных поля, из которых одно искусственное, сауна, бассейн — всего не
перечислишь. Добавьте сюда еще живописную природу и получится отличный портрет.

— Стадионы «Сатурна» и «Артмедиа» чем-то похожи?
— Они, конечно, не близнецы-братья, но общее между ними есть. Обе арены без
беговых дорожек и достаточно уютные. Стадион в Братиславе, правда, чуть поменьше
— он вмещает 11 тысяч. Тогда как в Раменском на трибунах может собраться 16
тысяч человек.

— Только вот аншлаги на матчах «Сатурна» — редкость.
— Знаю. Но все в наших силах. Если будем показывать такой футбол, как с
«Динамо», посещаемость увеличится.

— Вы не первый тренер из бывшей Чехословакии, приехавший покорять футбольную
Россию. Знакомы с вашими предшественниками — Властимилом Петржелой и Ярославом
Гжебиком?
— Десять лет назад, когда Петржела был тренером «Богемианса», а я защищал
цвета братиславского «Интера», наши пути пересекались. Но не верьте газетам,
которые пишут, что мы с ним большие друзья. Я даже ни разу ему не звонил — равно
как и Владимиру Боровичке. Гжебика знаю по пражской «Спарте». Он тоже в число
моих близких приятелей не входит.

МОГ ИГРАТЬ У ЛОБАНОВСКОГО ИЛИ В «ФИОРЕНТИНЕ»

— Раз уж вы вспомнили свое прошлое, давайте пройдемся по основным вехам вашей
карьеры игрока.

— В моем послужном списке только чешские и словацкие клубы. Во взрослый футбол
попал в 16 лет. Через два года дебютировал в основном составе «Интера», где
провел 10 сезонов. Потом отметился в «Спарте» и «Кошице», а заканчивал карьеру в
«Артмедиа». Был там играющим менеджером.

— В смысле — тренером?
— Нет. Именно менеджером, то есть имел дело с деньгами.

— Почему не уехали в Европу — границы-то уже были открыты?
— Во всем виновата травма, которую я получил на первой же тренировке после
чемпионата мира 1990 года. Полетели крестообразные связки, а при тогдашнем
уровне спортивной медицины это означало конец всем мечтам. На лечение ушло
полтора года. За это время перенес пять операций на колене, после чего о
серьезном футболе пришлось забыть. А ведь до травмы у меня была возможность
подписать контракт с «Фиорентиной». Кстати, из двадцати двух игроков сборной
Чехословакии, ездивших на мировое первенство в Италию, только один после его
окончания не стал легионером. Угадайте, кому не повезло? Правильно — Владимиру
Вайссу. И все из-за этой проклятой травмы.

— Расскажите историю о том, как вы едва не оказались в киевском «Динамо».
— Это был 1988 год, товарищеский матч сборных Чехословакии и СССР в Братиславе.
Я тогда был молодой и быстрый — в сборной играл на правом фланге или в центре
полузащиты. В тот день у меня многое получалось. В итоге сыграли вничью — 1:1, а
после финального свистка случайно узнал, что Валерий Лобановский хочет взять
футболиста под 11-м номером, то есть меня, в свой клуб. По замыслу тренера я
должен был со временем заменить Михайличенко, собиравшегося в Европу.

— Почему переход не состоялся?
— За меня запросили большие деньги. Да и времена были сами знаете какие. Это
сейчас футболисты колесят по всему свету а тогда любой трансфер даже в пределах
Восточной Европы воспринимался как сенсация.

— Всегда выступали под одиннадцатым номером?
— Да так получилось. Когда пришел из армии в «Интер», именно этот номер оказался
свободным.

— На клубном уровне забивали часто?
— На моем счету 43 точных удара в чемпионате. Для полузащитника неплохо. К тому
же доигрывал я уже как либеро.

— Самый тяжелый момент в карьере — наверное, та самая травма колена в 90-м?
— Правильно. Все честолюбивые планы рухнули в одночасье. Такого врагу не
пожелаешь.

— А самый радостный миг?
— Участие в чемпионате мира. А в роли тренера — выход «Артмедиа» в групповой
этап Лиги чемпионов-2005/06.

— Дорогу в этот турнир вашей команде открыла домашняя победа над «Селтиком» с
фантастическим счетом 5:0. Что произошло в тот вечер?
— Не иначе как Господь Бог спустился с небес и сел на трибуну вместе с
нашими болельщиками. Другого объяснения случившемуся не нахожу. В тот вечер мы
играли, как «Барселона»!

— В ответной встрече «Селтик» едва не отыгрался.
— У этого клуба потрясающие фанаты. Такой удивительной атмосферы, как на
домашних матчах «Селтика» в Глазго, я не встречал нигде и никогда. Даже Бразилия
с ее гигантскими стадионами — немного не то. Да и у «Рейнджерс» не такие
болельщики, как у «Селтика», хотя оба клуба базируются в одном городе.
Неудивительно, что при такой сумасшедшей поддержке шотландцы едва не
ликвидировали фору в пять мячей.

— А как вы оказались в Бразилии?
— Сборная Чехословакии проводила там товарищеский матч. Для бразильцев он был
первым после победы на ЧМ-94. Но даже в такой ситуации нас могло спасти только
чудо. Помню, когда меня заменили на 70-й минуте, счет был всего лишь 0:1.
Естественно, в пользу хозяев. Я зашел ненадолго в раздевалку а когда вернулся,
мы уступали уже 0:4. Потом пропустили еще один гол, и на этом все закончилось.

ПРИ СЕМИНЕ СБОРНАЯ РОССИИ БЫЛА ГРОЗНОЙ СИЛОЙ

— Когда решили стать тренером?
— В 35 лет. Немного поработал менеджером, а потом понял, что создан для другой
профессии. Поступил на тренерские курсы, получил лицензию, и с этого момента для
меня началась другая жизнь.

— Кого считаете своим главным учителем?
— У меня их трое. Под руководством Йозефа Адамеца пять лет играл в «Интере». В
ту пору стиль его работы казался мне чересчур жестким, но теперь понимаю, что
политику Адамец вел правильную. Многое почерпнул и у Йозефа Венглоша,
возглавлявшего сборную Чехословакии. А главным учителем считаю Карела Брюкнера —
нынешнего наставника чешской сборной. Мне хватило шести месяцев, чтобы понять,
насколько он сильный тренер и отличный человек.

— Чему вас научил Брюкнер?
— Как правильно работать с игроками разного уровня. В команде ведь никогда не
бывает 20 гениев. У любого футболиста есть свой потолок, к каждому нужен
индивидуальный подход. Вот за эту науку я очень благодарен Брюкнеру.

— Получается, вы прошли у него своего рода курс футбольной психологии?
— Да, и причем совершенно бесплатно.

— Вы назвали Адамеца жестким тренером. А о себе что скажете?
— Я бываю разным. Но при этом всегда помню: игроки — не роботы, а кроме футбола
в жизни есть и другие важные вещи.

— Что самое трудное в вашей профессии?
— Проигрывать. А еще бывает очень неприятно, когда видишь, что с тем или иным
футболистом ты уже ничего не добьешься.

— В Словакии вам доводилось сталкиваться с договорными матчами?
— Они есть везде. Эту заразу вытравить трудно, но с каждым годом футбол все
равно становится чуточку чище.

— Как реагируете на ошибки судей?
— В молодости вел себя очень эмоционально, а теперь судейская тема для меня
табу.

— Повзрослели?
— А разве вы не знаете, что с годами люди меняются?!

— В России арбитры всенародной любовью не пользуются. А вот в Европе их,
наоборот, высоко ценят. Парадокс?

— Так часто бывает. Кстати, мне тоже кажется, что у ваших судей хорошая
квалификация. По крайней мере в тех матчах, что я видел, они ни одной грубой
ошибки не совершили. Впрочем, мы вторглись в запретную для меня тему. Давайте ее
сменим.

— С кем-то из наших тренеров уже познакомились?
— Со всеми, чьи команды выходили на поле против «Сатурна». Юрий Семин после
матча на Кубок в шутку спросил: «Владимир, сколько еще мы будем с вами играть?»
У нас с «Динамо» и впрямь получается какой-то сериал.

— Теоретически вы могли встретиться с Семиным еще осенью прошлого года, когда
он привозил в Братиславу сборную России.

— Я был на той игре, но, как вы понимаете, меня тогда больше интересовала
сборная Словакии.

— Верили, что она сумеет опередить российскую команду в борьбе за второе
место в группе?

— В начале отборочного турнира сборная России выглядела слабо, но потом в ее
игре произошли изменения в лучшую сторону и к заключительным матчам она подошла
с неплохими шансами на успех. Но и словаки оказались на высоте, в чем немалая
заслуга моего давнего знакомого Душана Галиса. В свое время он тренировал «Артмедиа»,
а сейчас просто мой сосед.

— На ваш взгляд, у подопечных Галиса были шансы пройти в стыковых матчах
Испанию?
— Нам однозначно не повезло со жребием. Да и судья в первом поединке мог
отработать более объективно. Стоп… опять вы меня провоцируете!

— Больше не буду. А какие перспективы у словацкой сборной на ближайшие годы?
— Словакия сейчас на подъеме. Костяк команды составляют легионеры — Витек,
Шкртел, Дюрица, Минтал, Голошко, Козак, Немет. Думаю, недалек тот час, когда
словаки будут участвовать в финальной части чемпионата мира.

— У вас нет желания помочь им туда попасть?
— Любой тренер мечтает работать с национальной сборной. Но в данный момент все
мои планы связаны с «Сатурном».

— С чем связываете подъем футбола в Словакии?
— Здесь много разных факторов. Во-первых, новое поколение игроков оказалось
богатым на таланты. Во-вторых, в стране сильная тренерская школа. В-третьих,
сказались успехи словацких клубов в еврокубках. Прежде всего это относится к «Артмедиа»,
благодаря которому болельщики увидели воочию Фигу, Адриану и других европейских
звезд. У наших мальчишек появился мощный стимул для занятий футболом, а у
бизнесменов — для вложения денег в строительство полей и тренировочных центров
по всей стране.

— Кстати, о Лиге чемпионов. «Артмедиа» ведь до последнего тура претендовал на
выход из группы.

— Да, в решающем матче с «Порту» нам не хватило одного гола. Эх, если бы судья
назначил в ворота португальцев очевидный пенальти за игру рукой, все могло быть
иначе. А так, сыграв вничью — 0:0, мы остались на третьем месте, а «Порту» — и
вовсе на последнем. Хотя никто в нашей группе не играл так красиво, как чемпион
Португалии. Увы, такой футбол не всегда приносит результат.

— Если бы «Артмедиа» пробился в 1/8 финала Лиги...
— Меня не было бы сейчас в «Сатурне». Руководство клуба не отпустило бы. Вы об
этом хотели спросить?

— Да. Следите за выступлением бывшей команды?
— Конечно. Пока у нее все в порядке.

— Как отнеслись к вашему уходу болельщики «Артмедиа»?
— С пониманием. Все, что мог, я их команде дал. За 10 лет мы выиграли и Кубок, и
чемпионат, и в Европе шуму наделали. Дай бог, чтобы и в дальнейшем крупные
успехи не обходили «Артмедиа» стороной.

— На что она могла бы претендовать в чемпионате России?
— Бюджета хватило бы максимум на месяц. (Смеется.) Правда, в футбол играют не
деньги, а люди. Думаю, команда боролась бы за 6 — 7-е место.

СОВЕТСКИЙ ХОККЕЙ — ЭТО ФАНТАСТИКА!

— Читатели ничего не знают о ваших родителях.
— Мама умерла, когда я был совсем маленьким. Отец — серебряный призер
олимпийского футбольного турнира 1964 года в Токио. Он и был моим первым
тренером.

— Как вы — для младшего сына?
— Владимир сам сделал выбор, а я только помог ему встать на ноги. Сейчас сыну
16. Он пробует силы в молодежной команде «Манчестер Сити».

— В каком амплуа?
— Владимир, как и папа, полузащитник. Но в отличие от меня умеет делать с мячом
абсолютно все. Ему бы еще мышцы нарастить, а то больно худой.

— В детстве вы много его тренировали?
— Сын учился дома, и после каждого «урока» в квартире приходилось что-то чинить.
Мама очень расстраивалась по поводу сломанного шкафа или разбитого стекла, а я
постоянно убеждал ее, что это не напрасно. Так в итоге и получилось.

— С младшим сыном все ясно. А чем занимается старший?
— Уильям в свои 24 заканчивает экономический институт в Братиславе. Скоро,
наверное, откроет собственную фирму.

— Супруга когда к вам приедет?
— Через несколько дней. Пока я один, мне хватает номера на базе. Но скоро
справлю новоселье.

— В Москве?
— Нет. Не хочу каждый день тратить два часа на дорогу в Раменское и столько же
обратно. У вас жуткие пробки. В Братиславе мой дом расположен в 20 километрах от
города. До стадиона добирался за полчаса и думал, что это очень долго. Какой же
я был наивный!

— «Сатурн» выделил вам служебную машину?
— Пока езжу с водителем, потому что не знаю Москвы. Но как только познакомлюсь с
вашим городом получше, сам сяду за руль. Честно говоря, люблю быструю езду.

— В Москве раньше доводилось бывать?
— В юности был пару раз. Сходил на Красную площадь, посетил Мавзолей и собор
Василия Блаженного. Так что кое-какое представление о центре города у меня уже
имеется. Мечтаю попасть в Большой театр. Друзья уже звали, но пока не
получается.

— Вы, наверное, любите путешествовать?
— Безумно! Недавно, например, совершил экскурсию на машине по
Санкт-Петербургу. До сих пор нахожусь под впечатлением от увиденного. Очень
красивый город.

— Когда успели?
— Перед матчем с «Зенитом». Естественно, не в ущерб основной работе.

— Что вы пишете в анкетах в графе «хобби»?
— Большой и настольный теннис. Кроме того, с детства люблю хоккей — и смотреть,
и играть.

— Ну конечно же! Я ведь беру интервью у гражданина бывшей Чехословакии! Тогда
назовите свой вариант тройки лучших хоккеистов этой уже несуществующей страны?
— Сложный вопрос. Слишком богат выбор. Можно вспомнить Голонку и его
знаменитый гол на чемпионате мира в ворота сборной СССР вскоре после печально
известных событий 1968 года. Еще мне очень нравились Недомански и братья Штястны,
а из нынешнего поколения выделю Бондру и Палффи. А сколько великолепных
хоккеистов было в Советском Союзе! Если всех сейчас называть, у вас пленки в
диктофоне не хватит. Чего стоит только пятерка Макаров, Ларионов, Крутов,
Фетисов и… Постойте, забыл.

— Касатонов.
— Точно. Когда эти ребята появлялись на льду, у меня возникало ощущение, будто у
них по паре лишних глаз на затылке. Такие комбинации разыгрывали!

— Где вы так хорошо выучили русский язык? Неужели в школе?
— Там. На самом деле сейчас многие слова стерлись из памяти, а раньше, например,
мне не составляло труда прочитать в оригинале «Памятник» Пушкина и другие
произведения из школьной программы.

— Как относитесь к русской классической музыке?
— С уважением. Но слушать предпочитаю «Битлз».

— Знаете о том, что у вас не простые имя-отчество?
— Я полный тезка президента России, правильно? Кстати, как и господин Путин,
часы ношу на правой руке. По этому поводу уже доводилось слышать в свой адрес
разные шутки.

— Хотелось бы с ним встретиться?
— Я-то согласен, но не уверен, что у Путина найдется для меня хотя бы одна
свободная минута.

— Вы азартный человек?
— Если вы насчет казино, то в этих заведениях моей ноги не будет никогда.
Это дурное развлечение.

— А если случайно увидите за игорным столом своего футболиста?
— Оштрафую. Такие случаи у меня уже были в «Артмедиа». Правда, Москва — не
Братислава. Здесь казино на каждом шагу За всеми не углядишь. (Улыбается.)

— За что еще выписываете штрафы?
— Я не сторонник наказаний. Правильно выбранные слова гораздо эффективнее.

— Окрестности Раменского славятся охотничьими угодьями и водоемами для
рыбалки.

— Знаю. Есипов уже ввел меня в курс дела. Когда будет время, составлю ему
компанию.

— Вы суеверны?
— Нет, если не считать одного талисмана, который я держу в руке во время матча.
Хотите покажу?

Мы поднялись на третий этаж и зашли в номер Вайсса, откуда открывается вид на
тренировочные поля. Главный тренер «Сатурна» достал из спортивной сумки
крошечную и явно не новую кроссовку.

— Это первая обувь моего младшего сына. Она всегда со мной.

Улыбнувшись, Вайсс о чем-то задумался. Мы с фотохудожником Татьяной Дорогутиной
не стали ему мешать и тихо прикрыли за собой дверь.
Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 марта 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какие эмоции у вас вызвало поражение сборной России от Кот-д'Ивуара?
Возмущение
565 (8%)
Досада
745 (10%)
Стыд
1888 (26%)
Радость
598 (8%)
Безразличие
3461 (48%)
Проголосовало: 7257
Архив →