Канчельскис: я был в той же ситуации, что и Аленичев
Текст: «Чемпионат»

Канчельскис: я был в той же ситуации, что и Аленичев

На “старого коня” он не обижается. Смеется: “А что? Я ведь действительно борозды пока не порчу!” Если учитывать, что играет Канчельскис в самарских “Крылышках”, то конь этот — с внушительным багажом футбольных лет за спиной — необычным выходит. Пегас эдакий…
13 апреля 2006, четверг. 20:44. Футбол
Пегас со стажем

— Если навскидку, как думаете, найдется в российской Премьер-лиге футболист старше Канчельскиса?

— Дайте подумать… Думаю, что нет. Нет у нас таких игроков.

— Ошибочка. Александра Заруцкого из нальчикского “Спартака” вы пусть всего на один день, но моложе. Вы 25 января 1969 года родились, а он 24-го…
— Вот оно как! Ну, дай бог Александру здоровья, пусть еще много лет играет. Вообще для меня этот вопрос не принципиален — кто старше, кто моложе… Я просто играю и о возрасте не думаю. Когда почувствую, что не смогу выполнять установку тренера, — закончу. Скажу себе “стоп”. Но пока есть силы и желание — буду играть.

— Благо какие примеры перед глазами: Мальдини и Костакурта в “Милане” вон как бегают, а ведь старше вас!
— О чем я и говорю! За этих парней только порадоваться можно. Приносят команде пользу… Мы с Мальдини, кстати, еще в 90-м году на уровне сборных пересекались. Своеобразная дуэль у нас на фланге была. Так бились! Я — за сборную Союза, он — за свою Италию. Приятно вспомнить, хотя уже и 16 лет с той поры прошло…

— Да уж, все ваши партнеры по “золотой” союзной молодежке, что в 90-м году чемпионом Европы стала, давно уже на покой ушли — один вы, аки последний из могикан, бегаете…
— Последний из могикан? Ну, таких мыслей у меня точно нет! (Смеется.) Просто, может, тем ребятам, что вместе со мной играть начинали, где-то с командами не повезло, где-то — с тренерами. Но это нормальное явление в футболе: кто-то больше играет, кто-то меньше.

— А вам, значит, с командами везло?
— Да, у меня ведь три года назад, как раз после возвращения из Аравии, уже и мысли подобные были — заканчивать. Но остался. Благодаря людям, что в меня верили. В этом плане мне, конечно, по жизни везло. Разве вот только с московским “Динамо” не получилось… Но это тоже опыт. Пусть и отрицательный.

— Как думаете, благодаря чему все-таки ваша карьера все еще продолжается? Режимите, наверное, жутко?
— Я — обычный человек. Могу себе и бокал вина позволить или пива за ужином. Просто все это должно быть в меру и без фанатизма. Знать — когда, где и сколько. Например, если ты в отпуске находишься, то почему бы и не отдохнуть? В Европе, кстати, к этому вполне лояльно относятся. Это в России если человек в свободное время выпил, сразу катастрофа! Впрочем, думаю, и у нас скоро в этом плане менталитет изменится. Сейчас вон и сборы покороче стали — не то что в союзные времена.

— Сами-то себя сейчас на сколько лет ощущаете?
— На свои годы и ощущаю. На все 37…

— Сил на весь матч хватает?
— Ну, если тренер не меняет — значит, хватает. В противном случае Гаджиев бы меня давно на лавку посадил.

— То есть щадящего графика тренировок потребовать нет желания?
— Давайте так: я работаю наравне со всеми. И только если жутко устаю, могу попросить у тренеров определенной передышки.

— А вот, скажем, поставить рядом Канчельскиса десятилетней давности и нынешнего. Кто быстрее стометровку пробежит?
— Ноги у меня, конечно, не такие резвые, как раньше, но в принципе, думаю, они бы где-то рядом финишировали. (Улыбается.)

— Вы теперь на новой позиции играете — крайнего защитника. Это потому, что там бегать меньше надо?
— Глупости. “Наесться” можно на любом месте. Сейчас все бегают, и всем нагрузок хватает. Я в этом плане не исключение. Если бы не бегал, думаю, и не играл бы. При этом мне, конечно, на своей родной позиции хотелось бы выступать — крайнего полузащитника. Но Гаджиев видит меня в обороне — и это его право.

— Кстати, есть такое ощущение: если бы не Гаджиев с его самарским предложением, не играл бы сейчас Канчельскис в большой футбол?
— Есть, конечно. Не позвал бы меня Гаджи Муслимыч в “Крылья” — скорее всего, я бы карьеру завершил. Поэтому сейчас я играю не только за “Крылья”, за болельщиков наших, но и за Гаджиева тоже. Я этому человеку благодарен и не могу его подвести. Не имею права, выходя на поле, отбывать номер.

— В “Крыльях”, поди, функции эдакого дядьки-наставника исполняете?
— Начнем с того, что я — не играющий тренер. Я простой футболист. Другое дело, где-то подсказать, направить…

— “Напихать”?
— Не без этого. Но это нормальное явление в футболе. Так было, есть и будет. И мне ребята на повышенных тонах могут что-то предъявить, если я, например, где-то недобежал. За пределы футбольного поля все это, конечно, не выносится. Только если человек ведет себя уж больно вызывающе.

— Молодежь не по имени ли отчеству величает?
— Нет, просто Андрей. Мне этого вполне достаточно.

— Но пиетет-то перед регалиями экс-полузащитника “Манчестер Юнайтед” существует?
— Это — да. Но я не какая-нибудь там живая икона... Приятно? Конечно. Но не более того. Я для себя давно понял: прошлым жить нельзя.

— А если сравнить отношения между тренерами и футболистами-ветеранами на Западе и в России?
— Определенные отличия имеются. Там к опытным мастерам больше доверия и уважения. У нас же зачастую принято в паспорт смотреть. Я это на себе очень хорошо прочувствовал. А все почему? Слишком много рядом с футболом нашим крутится людей абсолютно не футбольных.

Взять хотя бы историю с Аленичевым. Я считаю, что руководители “Спартака” поступили просто неприлично! По отношению к человеку, который вернулся в Россию, чтобы помочь нашему футболу. Который уже очень многое для этого самого футбола сделал! Честно скажу, для меня вся эта история большой неожиданностью стала. Знаю Диму как классного футболиста (он бы сейчас в любой другой команде Премьер-лиги на первых ролях был!) и отличного человека. Спокойного, дружелюбного. Но, видимо, накипело у него. Не мог он больше терпеть!

— Если Аленичева отчислят из “Спартака”…
— Это будет в корне неверное решение! В европейском футболе существует масса примеров, когда игрок остро высказывался в прессе — и ничего: продолжал играть дальше. Из любой ситуации можно выйти в честью. А у нас чуть что — сразу отчислять! За что? За интервью? За высказанное мнение? Детский сад какой-то… Игрока с именем, капитана, символа клуба, который для этого самого клуба сделал очень многое, — и отчислить. Опустить в грязь лицом. Говорю же: столь глупые решения принимают люди далекие от футбола. Мне, если честно, Диму в этом плане очень жаль...

— Канчельскис и “Динамо”, Аленичев и “Спартак”...
— Да, похожие ситуации. В моей истории тоже недопонимание с тренером во главе угла стояло. Могу вспомнить и еще одну ситуацию, очень похожую на ту, в которой сейчас Аленичев оказался. Было это в “Глазго Рейнджерс”. Я тогда не мог найти общий язык с Диком Адвокатом, главным тренером команды, и тоже довольно резко выступил по этому поводу в прессе. Высказал все, что я о нем думаю. Тоже накипело. Но! Меня при этом никто из команды не отчислял! Мы пообщались с Адвокатом, меня перевели в дубль, оштрафовали, но в команде я остался. И через какое-то время, когда ситуация нормализовалась, вернулся в основной состав. Я Диме в плане поддержки могу только одно сказать: ситуация неприятная, но руки опускать нельзя. Жизнь продолжается. Посмотри на Канчельскиса! Я был в похожей ситуации, полгода вообще не играл, и ничего — до сих пор на высшем уровне выступаю!

— И как долго еще выступать собираетесь?
— Футбол — моя жизнь, и мне хочется остаться в нем подольше, но я в этом плане никогда ничего не загадываю. Слишком много нюансов. Должно быть желание, здоровье, тренерское доверие... Плюс удача. От нее, как показывает практика, очень многое зависит.
Источник: Московский комсомолец
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →