Мастера криминального спорта
Текст:

Мастера криминального спорта

Сейчас такое время, что каждый уважающий себя спортсмен имеет своего агента – человека, который представляет его интересы во взаимоотношениях с работодателем.
14 апреля 2006, пятница. 11:11. Футбол
Сейчас такое время, что каждый уважающий себя спортсмен имеет своего агента – человека, который представляет его интересы во взаимоотношениях с работодателем. Агенты занимаются трудоустройством спортсмена и возникающими в связи с этим юридическими вопросами, решают бытовые проблемы подопечного. В России агенты появились лишь в начале 90-х годов, а с ними и псевдоагенты, которые работали (и работают) без соответствующей лицензии. Таких у нас принято называть «жучками». Особенно их много в футболе и хоккее – наиболее денежных и просторных для разного рода махинаций видах спорта.

К сожалению, в нашей стране с агентами-аферистами фактически никто не борется, хотя профессионалы понимают, насколько это вредное для всего спорта явление. Финансовый директор одного успешного спортивного клуба, которому по долгу службы приходится ежедневно сталкиваться с агентами, даже пошутил, что они, мол, как гаишники. Никто их не любит, но без них уже не обойтись. Имелись в виду, конечно, не порядочные стражи порядка на дорогах, а те, кто просто «кует деньги», пользуясь служебным положением. Конечно, не все агенты, у которых нет лицензий, – сплошь проходимцы. С другой стороны, даже наличие лицензии не является стопроцентной гарантией качества предоставляемых услуг. Ведь разрешение на занятия агентской деятельностью выдает не государство, а общественная организация, то бишь федерация того или иного вида спорта.

УГАР ПЕРЕСТРОЙКИ

Первые спортивные агенты появились на Западе в 70-х годах прошлого века. В нашей стране тогда про агентскую деятельность не могло быть и речи. И лишь с перестройкой появился монстр под названием «Совинтерспорт». Эта организация обладала полной монополией на продажу наших игроков (прежде всего футболистов, хоккеистов, баскетболистов) за рубеж. На самом деле «Совинтерспорт» и юридическая служба этой организации не могли в полном объеме защищать интересы своих клиентов. Первые отечественные спортсмены, уезжавшие за границу, получали копейки. Большая часть их зарплаты уходила государству.

Так, например, в 1988 году – в разгар перестройки – во Францию уехал защитник сборной СССР Вагиз Хидиятуллин. В футбольных кругах даже шутили, что его продали за трамвайный билет. На самом деле французы заплатили за него около миллиона долларов – по тем временам деньги немалые. Для сравнения: знаменитого Эрика Кантону в ту пору продали в «Манчестер Юнайтед» за четыре миллиона… франков. Месячная зарплата у Хиди (так за глаза звали Хидиятуллина) составляла 30 тыс. долларов. Но из этих тридцати государство забирало двадцать девять!

В начале 90-х годов к услугам профессиональных посредников прибегали лишь те российские спортсмены, которые выступали на Западе. У нас таким агентом-первопроходцем стал воспитанник динамовской футбольной школы, затем выступавший под началом Олега Романцева во владикавказском «Спартаке» Константин Сарсания. Он до сих пор остается единственным российским агентом, зарегистрированным на сайте Международной федерации футбола (правда, недавно оставил эту работу и переквалифицировался в тренеры). Сегодня еще пятьдесят его коллег имеют право заниматься агентской деятельностью, поскольку получили лицензию. Но в нашей стране три профессиональные футбольные лиги. В премьер-лиге – шестнадцать команд, в первой – двадцать, а во второй – больше, чем в двух высших дивизионах вместе взятых. В каждой команде примерно сорок игроков. Один агент способен вести дела максимум тридцати игроков. Теперь представьте – какое поле для аферистов!

ЛИПОВЫЙ ЭКЗАМЕН


Лицензированными агентами становятся либо бывшие футболисты – как тот же Сарсания, Виктор Панченко, Дмитрий Градиленко, Андрей Новгородов, либо люди, имеющие отношение к юриспруденции. Чтобы получить лицензию от Российского футбольного союза (РФС), необходимо, во-первых, предоставить справки из психоневрологического диспансера и милиции о том, что будущий агент не страдает психическими расстройствами и не привлекался к уголовной ответственности. Во-вторых, нужно предоставить страховой полис на сумму 100 тыс. швейцарских франков (эти деньги – гарантия ответственности, и при успешном судебном иске против агента штраф берется именно с его страховки). В-третьих, требуется заявление о готовности соблюдать так называемый Кодекс чести агента. И наконец, все кандидаты должны сдать экзамен.

Экзамены принимает комиссия из семи человек, в которую входят представители Российской футбольной премьер-лиги (РФПЛ), Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ) и юридического комитета РФС. Экзамены проходят два раза в год – в марте и сентябре. Претенденту предлагают вопросы по «Регламенту ФИФА по статусу и переходам игроков», а также по российскому трудовому законодательству. Дается три варианта ответа, из которых нужно выбрать один. Вопросы попадаются самые простые. Например, как расшифровывается аббревиатура ФИФА или чем занимается РФС. Подобная процедура выглядит, пожалуй, слишком упрощенной. Стать агентом может фактически любой желающий, лишь бы у него были средства на страховой полис.

ПУТЬ В «ЖУЧКИ» 


В мире спорта «жучков» обычно не любят и даже боятся. Ведь за аферистами нередко стоят конкретные криминальные структуры, контролирующие спортивный бизнес. Но почему же тогда услуги «жучков» пользуются большим спросом среди самих спортсменов? Во многом дело в нашем менталитете. Когда у нас человек попадает в неприятную ситуацию, он редко обращается за советом к адвокату. Он пытается найти «товарища», который за небольшую сумму сможет или поможет «замять историю».

А потом спортсмены вспоминают про агентов, как правило, тогда, когда собираются перейти из одной команды в другую или потребовать у работодателя улучшения условий контракта. Обычно потенциальный клиент не интересуется собственно профессиональными качествами посредника. Важно лишь, какое визуальное впечатление производит так называемый агент и какую сумму он просит за свои услуги.

После матчей частенько можно увидеть любопытную картину. Никому не известный, но бойкий человек средних лет, расталкивая всех локтями, лезет поздравлять главного тренера победившей команды. С невыразимой, гремучей смесью наглости и обожания на лице он начинает трясти тренеру руку и передавать привет от какого-то общего знакомого Васи. Пораженный таким нахальством тренер вежливо улыбается собеседнику, который признается, что на короткой ноге и с «Иванычем», и с «Палычем», и с «Федорычем», не говоря уже про самого «Леонтича». Проверить эти «данные» просто невозможно. Через неделю «друг» тренера знакомится со всем его штабом, медперсоналом и административными работниками клуба. Выясняется, что у него есть связи в ГАИ, паспортном столе и налоговой полиции. О себе мужчина средних лет обычно рассказывает, что «когда-то играл по первой лиге», а теперь занимается бизнесом. Этот товарищ представляется Адиком, Аликом, Вовой или Петей. Фамилий у таких людей, как правило, не существует. К имени обычно прикипает прозвище – Адик-еврей, Алик-бульбаш, Вова-хромой и так далее.

Про таких принято говорить шепотом. У каждого за спиной – трудная, непростая жизнь и своя темная история. Кто-то сидел (о чем, естественно, не любит распространяться), кто-то и вовсе до сих пор в розыске. Смотришь, а через некоторое время такой персонаж уже жмет руку президенту клуба и ужинает с ним за одним столиком в ресторане. При этом президент считает, что новый знакомый действительно дружит с главным тренером. Тренер уверен, что мужик – друг шефа. Вместе с тем оба убеждены, что человек, представляющийся Васей из Минска или Минусинска, – типичный проходимец. Но оба понимают, что такие проходимцы в будущем могут вполне пригодиться.

АФРИКА ОПТОМ И В РОЗНИЦУ


Как ни странно, но даже лицензированные агенты не говорят ничего плохого в адрес тех, у кого нет разрешения на агентскую деятельность. Вот такая своеобразная корпоративная этика. Агенты (вне зависимости от наличия лицензии) хорошо знакомы между собой и частенько тесно общаются в неформальной обстановке. К примеру, футбольные агенты постоянно пересекаются в межсезонье где-нибудь в Турции или на Кипре, где большинство российских команд проводят сборы. Именно там агенты находят клиентов, встречаются с коллегами из других стран и знакомятся с хозяевами клубов, то есть налаживают необходимые связи.

К примеру, агенты африканских спортсменов там же, в Турции, готовы продать игрока по нашим меркам за бесценок – за 100–200 тыс. долларов. Наш посредник лихо завышает цену раз в десять, шокируя зарубежного коллегу. Баснословная сумма выгодна всем: при дележе свой немалый процент получает продавец, покупатель, игрок и посредник. В дураках оказываются лишь спонсоры клуба, выкладывающие деньги на усиление коллектива, а также болельщики. Но спонсоров в нашей стране, как известно, не находят, а «нагибают» – руководители правоохранительных органов, губернаторы краев и областей, мэры городов. Болельщики же стерпят все.

Зачастую африканцев закупают оптом, как дешевый товар, а дальше пытаются продать за большие деньги в клубы премьер-лиги. Кстати, по словам экс-президента московского «Спартака» Андрея Червиченко, ему в довесок от предшественников досталась... конголезская футбольная команда со стадионом. В комплекте. Это было приобретение предыдущего руководителя клуба. Команда обошлась «Спартаку» в 200 тыс. долларов. Самым приличным ее игроком считался Жерар Мукунку, игра которого вызывала у спартаковских болельщиков гомерический смех.

ПРОДАВЦЫ «ГНИЛОЙ КАРТОШКИ»


Это может показаться странным, но «жучки» выгодны и полезны и некоторым руководителям клубов. Ведь клубные боссы не только покупают, но и продают игроков. А как без ловкача-посредника можно избавиться, к примеру, от больного футболиста? Допустим, один столичный клуб купил за несколько сотен тысяч долларов игрока, у которого одна нога намного короче другой. Представляете, какой талант убеждения должен иметь посредник этой сделки? Как правило, после таких афер «жучки» уходят на дно, зачастую меняют номера телефонов, явки, адреса и пароли. Бывают случаи, когда при встрече агент делает вид, что с вами вовсе не знаком.

В российских футбольных клубах составы меняются два раза в год – зимой и летом. Вопреки заявлениям про так называемую точечную селекцию игроков покупают зачастую пачками. Активная миграция рабочей силы на руку именно агентам. Они в первую очередь заинтересованы, чтобы спортсмен как можно чаще менял клуб и, следовательно, выплачивал процент от очередного перехода.

Нередко недобросовестные агенты просто вводят игрока в заблуждение, заявляя, что в другой команде он будет получать гораздо больше. «Жучков» не интересует, где их клиент сможет проявить свои чисто спортивные качества. Агенту-аферисту интересна та сделка, на которой он сам может нагреть руки. Поэтому руководители клубов зачастую договариваются напрямую с агентом, а потом уже совместными усилиями «охмуряют» спортсмена.

ТРЕНЕРЫ-«РАБОТОРГОВЦЫ»

Но настоящий бич нашего футбола – те «жучки», которые крутятся возле детско-юношеских школ и молодежных команд. Клуб тратит на подготовку юного спортсмена тысячи, а иногда и сотни тысяч долларов. И вдруг появляется человек, который хитростью уговаривает талантливого юношу перейти в другой коллектив. В подобном случае клуб, воспитавший игрока, оказывается в большом накладе. Такие действия тренеры детских школ называют не иначе как воровством. Клубы всячески стараются обезопасить свои юные дарования от влияния «жучков». Но стопроцентной вакцины от этой напасти нет. Переманивание юных спортсменов из одного общества в другое – порочный, но выгодный бизнес.

Бывают случаи, когда агент договаривается с детским тренером (они, как известно, по-прежнему получают копейки), и тот отчисляет талантливого подростка с формулировкой «бесперспективность». А через несколько дней парень благополучно «всплывает» в другой команде.

Существует и еще одна своеобразная разновидность агентской деятельности. Нередко права на игрока приобретают… руководители или тренеры той команды, за которую выступает спортсмен. К примеру, клуб задолжал наставнику крупную сумму по зарплате и премиальным. Тренер просит, чтобы задолженность ему выдали в виде трансферов на молодых спортсменов, принадлежащих клубу. Стоит такому руководителю или тренеру потерять свой пост, как он начинает возвращать себе деньги, распродавая «своих» игроков с максимальной выгодой. В подобной ситуации сами спортсмены фактически не имеют даже права голоса. И такая практика является весьма распространенной.

КСТАТИ


Несмотря на то что «жучки» стараются скрывать свои подлинные имена, иногда тайное становится явным. Например, наиболее известным «жучком» российского футбола можно назвать ныне покойного Владимира Сайдалинова. В свое время он работал с такими футболистами, как Олег Терехин, Максим Шацких, Дмитрий Вязьмикин, Алексей Бахарев. В 1999 году киллер убил Сайдалинова очередью из пулемета в одном из автосервисов. Был убит у подъезда собственного дома и Юрий Тишков. Он считался одним из лучших лицензированных агентов страны, который вел свой бизнес честно и прозрачно. По одной из версий, Юрия мог заказать некий «жучок», который увидел в лице Тишкова сильного и неподкупного конкурента. Известный футбольный агент (потом вице-президент московского «Спартака» времен Олега Романцева) Григорий Есауленко в 1991 году был причастен к переходу Андрея Канчельскиса из донецкого «Шахтера» в английский «Манчестер Юнайтед». По договору между клубами в случае смены команды новый работодатель футболиста должен был выплачивать определенный процент украинской стороне, а также и агенту. В 1995 году Канчельскису поступило выгодное предложение от «Эвертона», но «МЮ» не собирался его отпускать. Цена возможной сделки составляла 5 млн. фунтов. Есауленко приехал в Манчестер и, по словам главного тренера английского клуба Алекса Фергюсона, предлагал ему взятку в размере 40 тыс. фунтов, только чтобы тот дал согласие на уход Канчельскиса. Затем Есауленко якобы даже угрожал тогдашнему президенту «МЮ» Мартину Эдвардсу физической расправой. Обо всем этом Фергюсон рассказал в своей автобиографической книге, и данная информация стала настоящей «бомбой». В итоге когда Канчельскис все-таки ушел из «МЮ», он поменял агента.

СКОЛЬКО ЗАРАБАТЫВАЮТ АГЕНТЫ

Футбольные агенты получают в среднем 5–10% от суммы трансфера игрока. Впрочем, некоторые из них выполняют еще и роль так называемого домашнего адвоката, за что берут дополнительные 10% от суммы всех доходов игрока (зарплаты, премиальные, рекламные гонорары). Другими словами, если футболист получает 100 тыс. долларов в месяц, то 10 тыс. отдает агенту, который в случае необходимости готов решить все юридические и бытовые проблемы. Некоторые агенты (например, Сергей Фальков и Константин Сарсания) имели свои команды, в которых воспитывались юные футболисты. Продавая своих воспитанников, агент мог договориться, что в случае перепродажи такого игрока в богатый (например, зарубежный) клуб он получит до 50% от сделки. А вот если сумма трансфера очень велика (от 3 млн. долларов и выше), то посредник может согласиться и на «жалкие» 7% комиссионных. Так что доходы агентов разнятся в зависимости от степени их квалификации, а иногда просто везения и пронырливости. Самым успешным агентом на российском трансферном рынке в последнее время стоит считать португальца Жорже Мендеша, который в прошлом году продал в московское «Динамо» восемь соотечественников на общую сумму порядка 60 млн. евро. Можно предположить, что как минимум 6 млн. «осели» в кармане агента. Неплохо заработал и агент Фернандо Кавенаги – Нестор Сивори, трудоустроивший своего подопечного в «Спартак» за 11 млн. долларов. Самый успешный российский агент – Константин Сарсания – недавно заявил, что покидает этот бизнес и хочет сосредоточиться на тренерской работе. Нелицензированные агенты, конечно, зарабатывают намного меньше, но они не платят никаких налогов, не тратятся на выкуп лицензии и получают свои деньги наличными.
Источник: Новые Известия
Оцените работу журналиста
Голосов:
27 сентября 2016, вторник
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →