Все новости

Сергей Хусаинов: футбол становится чище, судейство - тоже

Один из самых авторитетных российских арбитров исчез из поля зрения почти шесть лет назад. Впрочем, о делах судейских Сергей Хусаинов поговорить готов всегда охотно. Причем в отличие от многих его бывших коллег не прячась за обтекаемые формулировки.
Футбол

Один из самых авторитетных российских арбитров исчез из поля зрения почти шесть
лет назад. Оставив пост председателя Коллегии футбольных судей (КФС), он
неожиданно переключился на подготовку юных дарований и создал спортивный колледж
«Футбольное дело». Впрочем, о делах судейских Сергей Хусаинов поговорить готов
всегда охотно. Причем в отличие от многих его бывших коллег не прячась за
обтекаемые формулировки.

СУДЕЙСТВО

— Году в 2003-м вы, Сергей Григорьевич, сравнили в интервью российский футбол
с карточным столом, за которым собрались великие шулеры. И никакое
законодательство, добавили, помешать им не может. Сейчас в этом смысле
что-нибудь изменилось?
— К счастью, да. В нашем футболе, как и других сферах экономической
деятельности, бандитизм, шулерство — уже пройденный этап. До идеала далековато,
но все-таки футбол становится чище. Судейства это коснулось в первую очередь.
Начнем с того, что значительно возросли гонорары. Когда я заканчивал судить, за
матч мы получали 15 тысяч рублей. Теперь платят 84 тысячи. Серьезные деньги,
верно? В одночасье потерять их никому не хочется. А раньше порой мы даже на
предсезонные сборы вынуждены были отправляться за свой счет! Кому-то с поездками
помогали команды, недвусмысленно намекая: мы, дескать, оплатим тебе сбор за
границей, но ты уж, дружочек, нас не забудь.

Зная о низком жалованье арбитров, представители клубов частенько предлагали
им… дополнительные источники дохода — назовем это так. Не напрямую, а через
спонсоров или кого-то из приближенных болельщиков. Судья вставал перед выбором:
либо честь соблюсти, либо заработать. Много и сразу. Риск? Еще бы! Однако при
удачном раскладе можно проскочить.

— Каким же образом?
— Достаточно было заинтересовать финансово всю цепочку, отвечающую за работу
арбитров. В том числе просмотровую комиссию. Нынче подобные вещи, слава богу,
уже большая редкость.

— Назовите тройку лучших, на ваш взгляд, арбитров премьер-лиги.
— Один из моих учителей, знаменитый в прошлом арбитр Сергей Алимов, любил
говаривать: «Есть судьи высшей лиги. И есть те, кто высшую лигу судят».
Улавливаете разницу?

— Улавливаю.
— Так вот, первому критерию у нас соответствуют немногие. Остальные судить тоже
умеют. Когда захотят. Просто они не гнушаются методов, которые я называю
предательством футбола… Возвращаясь же к вашему вопросу, отвечу: сегодня
Валентин Иванов вне конкуренции. Он состоялся как арбитр и абсолютно заслуженно
едет на чемпионат мира.

— Хорошо. А кто за ним?
— Вырасти в классных рефери, судя по характеру, могут, думаю, Егоров, Захаров,
Сухина. У них хороший потенциал. Пожалуй, пока все.

— Негусто. Выходит, не зря на ключевые матчи российского чемпионата зовут
арбитров из-за рубежа?

— Это вынужденная мера. С одной стороны, таким образом, выводят из-под удара
наших судей. С другой — не стоит забывать о том, что чем чаще приезжают
иностранцы, тем сильнее снижается уровень отечественных арбитров. Да и вообще за
границей судят ничуть не лучше, чем в России. Все упирается в доверие.

— В чем главная разница между судьями вашего поколения и современными?
— Эти практически не пьют. В наше время принять на грудь после игры считалось
святым делом. Нужно же было стресс как-то снять. Теперь все профессионалы.
Судейство для них уже не хобби, а бизнес, позволяющий жить неплохо. Вот и
пекутся о собственном здоровье, чтобы подольше не расставаться со свистком.
Экономика диктует свои законы.

— А к различным техническим новинкам, внедряемым в судейство, как относитесь?
— Я — за. Флажки с бип-сигналами, наушники и микрофоны, с помощью которых можно
переговариваться друг с другом, как в американском футболе, — все это здорово
облегчает арбитрам жизнь. В еврокубках с нынешнего сезона УЕФА позволяет судьям
пользоваться микрофоном и наушниками, но до России это нововведение еще не
дошло.

БАЙКИ

— Уже оброс легендами ваш поступок во Владикавказе, когда в разгар матча вы
протянули свисток Валерию Газзаеву, чересчур бурно выражавшему недовольство
вашими действиями. Скажите честно, это был экспромт?
— Мне запомнился эпизод в матче киевского «Динамо» со «Спартаком». Веремеев,
помощник Лобановского, выскочил к бровке и начал кричать на арбитра Ивана
Тимошенко. Тот не растерялся. Подбежал к Веремееву снял с себя рубашку и
протянул ее со словами: «Если ты такой умный, иди и суди. Или не мешай».

А тогда во Владикавказе за несколько минут до конца игры «Алания» — «Ротор» при
счете 3:2 Джиоев в центре поля нарушил правила. Произошло это рядом со скамейкой
запасных «Алании». Слышу эмоциональный спич Газзаева: «Ну что ты все свистишь?!
Дай поиграть-то». А у меня с ним всегда были хорошие отношения. Подхожу к нему,
протягиваю свисток и говорю: «Георгич, ну чего кипятиться? Матч кончается, время
идет, пока они штрафной пробьют, пока разбегутся...» — «Все нормально, Сережа»,
— сразу остыл Газзаев. Потом на футбольной коллегии судей устроили
разбирательство, кто-то негодовал: «Представь, что было бы, если бы Газзаев взял
твой свисток?! Как бы ты поступил?» Поэтому необходимо было сделать так, чтобы
он и свисток не взял, и при этом успокоился.

— А удалять тренеров со скамейки запасных вам доводилось?
— Да, Отто Барича. Он тренировал австрийский «Казино», который в Кубке УЕФА
встречался с «Айнтрахтом». За немецкий клуб выступал Кахабер Цхададзе. Возле
боковой линии он выполнил чистый подкат, но австрийский игрок упал. К нему тут
же ринулись врачи. Я на них отвлекся и не увидел, как Барич, отнюдь не молодой,
замечу, мужчина, перемахнув через рекламный шит, плюнул в лицо Цхададзе.
Подлетает возмущенный Каха: «Э-э, Григорич, смотри, он плюется!» И я удалил
Барича со скамейки запасных. В перерыве австрийский судья, сопровождавший нашу
бригаду, сказал мне: «Спасибо, что хоть ты поставил его на место. А то у нас в
чемпионате этот Барич совершенно распоясался, никто не может найти на него
управу».

— Вы никогда не лезли за словом в карман. На поле это помогало?
— Конечно. Примеров масса. Помню дебют Сергея Юрана в киевском «Динамо». Едва он
вышел на поле во втором тайме, как вскоре получил по ногам. Я давно свистнул, а
он лежит на газоне, возмущается, жестикулирует. Подбегаю: «Ну что ты расшумелся?
Радуйся, что тебя по ногам бьют». — «Почему?» — с удивлением поднял на меня
глаза Юран. «Потому что бьют только тех, кто действительно умеет играть,
понимаешь?» Сергей улыбнулся и поковылял к чужим воротам.

Или матч дублеров «Кайрат» — «Днепр». У хозяев в защите играл молоденький,
худенький цыганенок. Он очень старался, но слишком часто фолил. Наконец, я не
выдержал и спрашиваю: «Ты, что, сырого мяса объелся? Чего так себя ведешь?» А
паренек жалобным голосом отвечает: «Товарищ судья, не выгоняйте меня,
пожалуйста, с поля. Я солдат, служу здесь. Если удалите — в роту отправят». —
«Ладно, — говорю, — не паникуй. Только давай уж поаккуратнее». Между прочим,
цыганенок этот впоследствии вырос в известного защитника. Сергей Тимофеев, не
забыли такого?

— Вам знакомо чувство растерянности во время матча?
— Случалось. Полуфинал Кубка России. «Динамо» — «Спартак». После затяжной атаки
спартаковцев хозяевам удался стремительный контрвыпад. К месту событий я никак
не поспевал. То, что нарушение против Симутенкова было, видел, но где? В
штрафной, куда рухнул динамовский форвард или за полметра до нее? Перевожу
взгляд на своего помощника, который условным сигналом показывает: пенальти нет.
А ко мне уже спешит Добровольский: «Как же так, Григорич? Был ведь пенальти». —
«Нет, Игорек, — отвечаю, — тезку твоего сбили до штрафной». Добровольский
продолжает наседать: «Ну хотя бы удалить-то человека надо». — «Конечно, —
соглашаюсь. — Фол „последней надежды“. Лезу за красной карточкой и тут понимаю,
что в гуще игроков не разглядел, кто же свалил Симутенкова. Что делать? Беру
паузу. „Да-да, — говорю Добровольскому, — сейчас удалим“. И как бы между делом
спрашиваю: „Кстати, кто это был?“ — »Мамедов", — отвечает тот. У меня от сердца
отлегло… Другой наш прославленный рефери, Валентин Липатов, учил: «В любой
спорной ситуации, если не знаете, какое принять решение, лучше сделайте паузу.
Не исключено, жизнь через несколько секунд сама подскажет, как быть». Золотые
слова.

ИНСПЕКТОР

— Многие бывшие арбитры становятся инспекторами. Вы по проторенной дорожке
шагать не пожелали. Почему?

— Завершил я карьеру в 99-м, год возглавлял КФС. Потом остался не у дел.
Варианты возникали самые разные, но все отчего-то срывались. Сначала ничего не
понимал. Пока не шепнул один товарищ, предлагавший в своем клубе должность
технического директора: «Знаешь, нас наверху открытым текстом предупредили: если
Хусаинова к себе возьмете, проблемы в чемпионате вам обеспечены». Выяснилось,
что прежним руководством РФС была дана команда не подпускать Хусаинова к
футбольным структурам. Так что при Колоскове мне и в инспекторы дорога была
закрыта.

— Чем же вы насолили Вячеславу Иванычу?
— Корни подобного отношения следует искать в приснопамятном конфликте,
разгоревшемся в сборной России осенью 1993 года, где я работал администратором.
Колосков утверждал, что именно я участвовал в создании «письма четырнадцати».
Хотя я еще тогда ему говорил: «Ошибаетесь. Подковерными делишками никогда не
занимался. В то же время, не скрою, я на стороне игроков. Считаю, они совершенно
справедливо требовали за свой труд деньги, которые вы годами им не выплачивали,
несмотря на бесконечные обещания».

Не по нраву пришлись Колоскову и некоторые мои шаги на посту руководителя КФС.
Я, скажем, знал, что из тех денег, которые национальным федерациям ежегодно
перечисляет ФИФА и УЕФА, определенный процент должен выделяться на содержание
судейского корпуса. А суммы эти до нас не доходили.

— Теперь в РФС другой президент...
— Да, и недавно у меня состоялся разговор с Алексеем Спириным, председателем
инспекторского комитета на предмет моего возвращения. В качестве инспектора,
разумеется. Возражений не последовало. По регламенту, начну с матчей КФК. Если
все будет в порядке, за пару сезонов доберусь до премьер-лиги. Правда, оценивать
труд бывших коллег — занятие неблагодарное. Инспектор должен иметь твердую руку
и холодное сердце.

— Как чекист?
— Вот-вот. Нельзя же опускаться до уровня договорняков с арбитром: мол, я тебя
своим авторитетом прикрою, давай, посуди так, чтобы мы отсюда не только за
суточные уехали… А бывает и такое.

КОЛЛЕДЖ

— Инспектирование не помешает вашей работе в футбольном колледже?
— Наоборот, параллельно появится возможность просматривать в регионах молодежь.
Колледж, к слову, недавно переименовали. Отныне он называется «Фэйр-плей/Честная
игра». Раньше мы функционировали как стандартная спортшкола — восемь команд
разных возрастов выступали на первенство города. Но уж больно велики были
расходы. Поэтому решили сменить курс. Сейчас у нас одна команда, состоящая из
мальчишек от 16 до 20 лет. Они играют в чемпионате Москвы среди коллективов
физкультуры.

— И как успехи?
— Из первого нашего выпуска пять человек приглянулись одному зарубежному клубу.
Скоро поедут туда на просмотр, и, если все сложится удачно, с ними заключат
профессиональные контракты. Подробности, извините, разглашать не имею права.
Замечу лишь, что в России, к сожалению, этими ребятами никто не заинтересовался.
У нас по-прежнему больше ориентируются на легионеров, и никакие лимиты изменить
ситуацию пока не в силах.

— Пару лет назад на вас совершили покушение. По слухам, связано оно было с
вашей деятельностью в футбольном колледже. Нашли виновных?
— Милиция их и не искала. РФС тоже предпочел не вмешиваться. Я сам обратился
за помощью в одну организацию. «Альфа-террор» называется. Ее сотрудники
встретились с представителями определенных структур, которые стояли за этим
нападением. Договорились полюбовно: Хусаинов не мешает вам, а вы — ему.
Пострадал-то я из-за того, что у нас все сферы влияния в детском футболе, как
оказалось, уже поделены. Хотя работы, уверен, всем хватит. Когда говорят, что в
России нет талантливых мальчишек, мне становится смешно. Да их полно — страна-то
огромная! Надо только уметь с ними работать.

Комментарии (0)
Партнерский контент