• Главные новости
  • Популярные
Александр Кержаков: главным в карьере был самый первый гол
Текст: «Чемпионат»

Александр Кержаков: главным в карьере был самый первый гол

Забив гол в ворота "Луча-Энергии", нападающий "Зенита" и сборной России Александр Кержаков оформил членство в престижном "Клубе 100 российских бомбардиров".
17 апреля 2006, понедельник. 09:30. Футбол

Забив гол в ворота «Луча-Энергии», нападающий «Зенита» и сборной России
Александр Кержаков оформил членство в престижном «Клубе 100 российских
бомбардиров».

РОДНЫЕ ПЕРЕЖИВАЛИ БОЛЬШЕ МЕНЯ

— Почему матч, в котором вы оформили пропуск в «Клуб 100», оказался столь
непростым для «Зенита»?

— Да уж, сложным получился матч. Соперники действовали неплохо, особенно в
центре, где братья Аджинджал вели игру «Луча». Нам потребовалось время, чтобы
привыкнуть к их манере. К тому же мы пропустили совсем необязательный гол, после
которого немного растерялись. Но в перерыве внесли коррективы: Аршавин
передвинулся чуть ближе к середине поля вместе с вышедшим на замену Власовым,
сумел ускорить темп игры, чего очень не хватало «Зениту» в первом тайме. Хорошо,
что удалось забить второй гол, который и предрешил исход матча. У меня, впрочем,
на протяжении всей встречи сомнений в нашей победе не возникало.

— Какой из ста голов для вас самый памятный?
— Наверное, самый первый. Он был долгожданным и потому очень дорогим. После того
гола «Спартаку» я испытал огромное облегчение, почувствовал уверенность в себе и
доверие партнеров. Можно назвать тот мяч точкой, с которой началось восхождение
к вершине, сейчас достигнутой.

— Вы кому-нибудь посвятили свой юбилейный гол?
— Все 100 своих голов я хотел бы посвятить тем людям, кто к ним причастен.
Прежде всего это мои одноклубники, а также тренеры «Зенита». А еще — мои
родители, в частности отец, который всегда очень сильно переживал за сына. Хотя
папа мне этого и не говорил, я знаю: он очень хотел, чтобы я забил сотый гол
именно сейчас, на «Петровском», в его присутствии. Вообще этот мяч — повод для
моих родных вздохнуть с облегчением, ведь они переживали за меня гораздо
сильнее, чем я сам.

РАДОВАТЬСЯ ВЗЯТИЮ ВОРОТ НЕ РАЗУЧИЛСЯ

— Что для вас означает покорение этого рубежа?
— Естественно, это большое событие и очередной шаг в моей карьере. Но, конечно,
надеюсь, что этот гол — не последний. Надо стремиться к новым вершинам.

— В начале карьеры вы предполагали, что когда-нибудь сумеете забить 100 голов
на профессиональном уровне?

— В планах такого, конечно, не было. Когда я начинал играть, мечтал просто о
том, чтобы пробиться в основной состав «Зенита». А вот когда голы пошли все
чаще, когда на второй год пребывания в команде я уже стал участвовать в споре
бомбардиров, тогда и стремление добиться каких-то весомых показателей появилось.

— Не разучились еще радоваться своим голам? Эмоции от взятия ворот не
притупились?

— Конечно, с самым первым голом в этом смысле ничто не сравнится — на то он и
первый. Но обыденным событием голы для меня не стали ни в коем случае.

— Для вас имело значение, как именно провести юбилейный гол: со штрафного или
с игры, красиво или не обязательно?

— Я полностью согласен с точкой зрения, что в футболе важен любой забитый мяч,
что не имеет никакого значения, как именно он пересечет линию ворот. Даже мяч с
пенальти, как и любой другой, изменяет счет на табло. И в истории любой
футболист, вошедший в «Клуб 100», фигурирует именно потому, что забил сто голов.
От того, как именно он это делал, ничего не зависит.

— Тем не менее ваши голы постоянно фигурируют в разнообразных хит-парадах.
Какой из ста считаете самым красивым?

— Мне кажется, таких было немало. Например, ударом «ножницами» через себя в
Ростове. Или головой в падении на последней минуте матча с «Локомотивом» в
Черкизове. А если говорить о голах, в которых красота гола сочеталась с его
важностью для команды, выделил бы еще мяч, забитый в 2001 году «Ротору» в
последнем туре чемпионата.

«НЕУДОБНЫХ» ВРАТАРЕЙ ХВАТАЕТ

— Есть у бомбардира Кержакова «неудобные» вратари?
— Безусловно. Все те, кому мне пока не удавалось забить. А таковых еще немало.

— А кого из голкиперов «размочить» было приятнее всего?
— Пожалуй, Александра Филимонова в 2002 году, когда он играл за «Уралан» (в том
матче Кержаков сделал хет-трик. — Прим. В.Ф.).

— Почему именно его?
— Тут забавная история. Незадолго до той игры мы вместе с Александром были в
составе сборной России на чемпионате мира в Японии. И, зная, что скоро нам
предстоит встреча в рамках чемпионата, я еще там в шутку пообещал, что
обязательно забью ему. Получилось.

— А самый курьезный гол из ста?
— Сразу и не вспомнишь. Отвечу, пожалуй, так: на самом деле курьезных голов не
бывает, поскольку каждый важен для твоей команды. Есть, наверное, только одно
исключение: мяч, забитый мной «Динамо» в матче, проигранном «Зенитом» — 1:7. От
него я не получил никакого удовольствия — было только чувство какого-то
опустошения.

— Но разве недавний гол «Русенборгу» в Тронхейме, который вы забили даже без
удара по воротам, не курьез?

— Я бы и его не стал называть курьезным. Может быть, для вратаря — да, но не для
нападающего. Ведь тот гол помог нам создать хороший задел перед ответным матчем
с «Русенборгом». Возможно, с трибуны тот эпизод и впрямь мог показаться
забавным, но для меня это нормальный рабочий момент.

— «Любимая команда», забивать которой доставляет больше всего удовольствия, у
вас есть?

— Не стал бы никого выделять. Ведь если я забиваю, это отнюдь не свидетельствует
о слабости обороны соперника или вратаря. Это означает, что нашей команде
удалась голевая атака, которую завершил я. Значит, в данном эпизоде мы оказались
сильнее соперника.

СПАСИБО АРШАВИНУ И ВСЕМ ОСТАЛЬНЫМ

— Кто из одноклубников в наибольшей степени помог вам достичь нынешнего
рубежа, вопрос, вероятно, риторический?

— Конечно, именно Андрей Аршавин сделал мне очень много голевых передач. Но
сегодня я хотел бы отметить абсолютно всех — начиная от вратарей и заканчивая
каждым из форвардов, в паре с которым мне доводилось выходить на поле. Без
партнеров нет команды, и никакие бомбардирские рекорды не могли бы состояться.

— Не находите символичным, что юбилейные голы вы с Аршавиным забили в одном
матче?

— Наверное, да, есть в этом какой-то символ. В любом случае рад за Андрея,
которому удалось провести свой 50-й гол. Надеюсь, и его 100-й тоже не за горами.

— В команде перед матчем как-то обсуждали тему юбилеев?
— Нет. Возможно, из какого-то суеверия мне не хотелось разговаривать об этом. К
тому же ситуация в таблице такова, что нам необходима была победа, независимо от
каких бы то ни было юбилейных голов.

— Есть у вас какие-то ритуалы празднования забитых мячей? Многим запомнилось,
например, как после первого гола за сборную России в товарищеском матче со
шведами вы побежали к массажисту команды.
— Дело в том, что многие представители штаба той команды пришли вместе с
Валерием Газзаевым из молодежки. В свое время мы еще там договорились, что
именно таким образом отпразднуем мой первый мяч за национальную команду

— А что скажете об эпизоде, когда после гола в ворота ЦСКА тренер «Зенита»
Владимир Боровичка начал в шутку начищать вам бутсы?

— Об этом мы тоже договорились заранее.

ВТОРУЮ «СОТНЮ» РАССЧИТЫВАЮ ЗАБИТЬ БЫСТРЕЕ

— О том, чтобы как-то специально отметить сотый мяч, ни с кем не
договаривались?

— Если бы я готовился к этому и загадывал наперед, думаю, у меня не получилось
бы забить сотый гол так скоро. Не скажу, конечно, что нынешняя ситуация была
обычной для меня, но я хотел воспринимать ее так: нужно просто забить и
порадоваться. Придумал что-то там, на ходу, да и ребята помогли — приподняли
меня по-дружески. Этого, полагаю, было достаточно.

— Первые сто мячей вы забили за пять сезонов. Достижение рубежа в 200 голов
займет меньше времени?

— Надеюсь. Ведь у меня были «голевые засухи», когда я не мог забить по 13 — 14
игр подряд. Впредь рассчитываю такого не допускать, а значит, покорить рубеж
следующей сотни намного быстрее. Но еще больше я надеюсь, что «Зенит» станет
чемпионом раньше, чем я забью двухсотый гол!

— Вы упомянули «голевые засухи». Как воспринимали то, что во время них
некоторые болельщики принимали вас, скажем так, не слишком ласково?
— Болельщик не всегда прав: ему, как и любому человеку, свойственно иногда
ошибаться. Да, случались какие-то эпизоды, которые были весьма неприятны. Но не
припомню, чтобы в Петербурге кто-то меня освистывал.

— Известно, что даже Пеле долго не мог забить свой тысячный гол. Трудно было
на пороге юбилея с психологической точки зрения?

— Может быть, если бы я об этом мечтал так же сильно, как Пеле в свое время, то
у меня тоже все затянулось бы. Но я на этом особенно не концентрировался. До
начала сезона думал, что хорошо бы забить те двенадцать мячей, которые мне
оставались до сотни, до майского перерыва в чемпионате России. Не забыл не
слишком удачный для меня сезон-2005.

УРОК БОМБАРДИРА ГАЗЗАЕВА

— Как вы, человек нового поколения, ощущаете себя в одном ряду с великими
бомбардирами прошлого — Григорием Федотовым, Олегом Блохиным, Никитой Симоняном?
— Трудно сказать. Знаю, что рубеж в 100 мячей в свое время преодолевали и
люди, с которыми я знаком, — например, Валерий Газзаев и Александр Бородюк.
Считаю, кстати, что Валерий Георгиевич очень помог мне добиться нынешнего
успеха. Помню, как однажды я приехал на сбор национальной команды сразу после
того, как не реализовал пенальти в матче с «Торпедо-ЗИЛом» — первый свой
11-метровый в высшем дивизионе. Газзаев тогда вызвал меня в кабинет,
поинтересовался делами, а узнав, что случилось, сказал: «Я забил 108 голов в
зачет „Клуба Григория Федотова“ в том числе потому, что продолжал бить пенальти
и после промахов с 11-метровой отметки. Так что не бойся снова брать мяч и
исполнять удары». Это были слова настоящего нападающего. И я их запомнил.

— Кто из бомбардиров прошлого производит на вас наибольшее впечатление?
— По записям игр прошлых лет, которые стараюсь смотреть, выделил бы Олега
Блохина, Федора Черепкова — действительно великие были футболисты. Еще назову
Анатолия Бышовца — фрагменты его игры, которые удалось посмотреть, производят
сильное впечатление. О Газзаеве и Бородюке я уже говорил.

— Накануне случилось историческое событие — российскую команду возглавил
иностранный специалист. Как относитесь к назначению Гуса Хиддинка?
— Этот вопрос обсуждать мне не с руки. Скажу только одно: то, что сегодня
делает РФС, правильное направление. Виталий Мутко — мудрый человек, который
знает, чего хочет. Все его шаги нацелены на то, чтобы поднять уровень нашего
футбола на ту высоту, на которой он находился в недавнем прошлом. Поэтому думаю,
что и приглашение тренера — шаг обдуманный и правильный.

— Последний вопрос: достигнув рубежа в 100 голов, ощущаете себя счастливым
человеком?

— Счастлив я, когда рядом семья и мои близкие. А сейчас к этому счастью
добавилось удовлетворение оттого, что рубеж в 100 голов все-таки преодолен.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
28 июня 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
За кого теперь будете болеть на Кубке конфедераций?
Архив →