Андрей Червиченко: "Спартак" до сих пор должен мне
Текст:

Андрей Червиченко: "Спартак" до сих пор должен мне

Интервью бывшего президента "Спартак" Андрея Червиченко, в котором он утверждает, что новое руководство клуба до сих пор полностью не расплатилось с ним.
24 мая 2005, вторник. 21:00. Футбол
Люди если и заболевают футболом, то всерьез и надолго. Это как раз о бывшем президенте московского «Спартака», который ныне возглавляет подмосковный клуб «Химки». В планах на будущее – выход в премьер-лигу, в ближайших – победа в Кубке России.

Лихой конно-армейский марш-бросок в Европу, завершившийся взятием Кубка УЕФА, на время заставил забыть о позиционных боях на отечественных футбольных фронтах. Между тем 29 мая пройдет финал Кубка России, в котором подмосковные «Химки» постараются обидеть старшего брата: второй финалист определится в матче между «Зенитом» и ЦСКА. Последние успехи химчан удивительным образом совпали с новым всплеском интереса к полуторалетней давности допинговому скандалу в «Спартаке», повлекшему дисквалификацию Егора Титова, и к персоне экс-главы столичного клуба Андрею Червиченко, который ныне перебрался за МКАД. На свежеотпечатанной визитке Андрея Владимировича уже стоит знакомое слово «президент», но пока это игра на опережение: у «Химок» акционирование впереди. Впрочем, сегодня разговор о другом…

- Звездой телеэфира становитесь, Андрей Владимирович! Недавно видел прелюбопытный сюжет по федеральному каналу. Сначала рассказывали об «оборотнях» в погонах, в конце - о присевшем на швейцарские нары бывшем министре Адамове, а посередке - о вас, бромантане и московском «Спартаке». Хорошее соседство, многообещающее…
- Чему вы удивляетесь? Кто-то не пожалел немного денег, чтобы вылить на меня очередную порцию помоев. Насколько знаю, подобная телезаказуха стоит около 50 тысяч долларов. Видно, есть люди, которым очень не нравятся успехи нашей команды, сформированной заново менее года назад. Может, моя личность вызывает аллергию и раздражение у определенных товарищей. Ничего страшного, мне не привыкать.

- И все-таки давайте по существу. Начнем с допинга.
- До сих пор не запомню, как же правильно этот бромантан пишется… Мне особо скрывать нечего, все, что знал, уже сказал. Раздувание скандала не в интересах нынешнего «Спартака», но раз вы спрашиваете... Считаю, в 2003 году мы с минимальными потерями вышли из ситуации. Егора же, убежден, специально пасли и подставили. Он в ту пору один стоил половины команды. Про «разоблачителей», выступивших с «сенсационными признаниями» (кавычки обязательно сохраните!), скажу: Деменко следовало меньше пьянствовать, тогда не перепутал бы скамейки запасных, о Ващуке ходили слухи, будто именно он привез из Киева допинг - хотел поскорее восстановиться после травмы. Сидя на лавке, Владислав получал 25 тысяч долларов в месяц, за основу платили бы сорок тысяч. Вот человек и рвался любыми способами на поле. Вроде бы Егор за компанию принимал какие-то препараты втайне от врачей… Сегодня Деменко и Ващук дышат ядом на Чернышова, который, едва став главным тренером, потребовал отчислить эту пару. Мол, им надо уроки физкультуры в школе вести, а не в премьер-лиге играть.

- Когда полыхнуло, вы наверняка устраивали разбор полетов?
- Наверное, не задача президента клуба вникать, какие таблетки кто глотает… Пришли молодые наставники, объявили, что команда находится в функционально разобранном состоянии, игроки еле-еле по полю передвигаются, с трудом выдерживают минимальные физические нагрузки. Я ответил: вы рвались в «Спартак», вот и сделайте, чтобы футболисты снова побежали. Чернышов решил проблему. Но своеобразно.

- Значит?..
- Значит, ставим здесь точку. Для меня в этой истории нет невыясненных вопросов, храню письменные объяснения всех действующих лиц, знаю, какую роль сыграл тренер Чернышов, а какую - врач Щукин, но развивать тему не стану. По одной, повторяю, причине: не хочу вредить «Спартаку». Мы расстались - хорошо ли, плохо ли - этого не касаемся, но любые мои заявления могут сегодня выглядеть как попытка свести счеты. То, что несчастный бромантан снова вытащили на поверхность, не моя вина. Видимо, у кого-то весеннее обострение. Еще бывает осеннее… Что спартаковские фаны меня не любят, за четыре года успел привыкнуть. Удобно все зло мира сосредоточить в одном человеке, его возненавидеть. В Ростове у нас была так называемая брехаловка, где собиралась группка идиотов из числа наиболее буйных, которая перемывала кости игрокам и тренерам местного СКА. Сегодня роль брехаловки играет Интернет. Туда стекаются все помои. Люди свято уверовали, будто проблемы «Спартака» последних лет связаны исключительно с Червиченко. Мол, стоит ему уйти, и дела пойдут на лад. Оставил себе на память майки от фанов с надписью «Чемодан - вокзал - Ростов». Типа - убирайся восвояси. Правда, есть и от армейских болельщиков футболки: «Дорогой наш человек». Они считают меня кем-то вроде Штирлица, засланным, чтобы развалить их соперника... Но это все шутки, а если серьезно, то я ушел из клуба более года назад, но «Спартак» так пока и не показывает результатов, которых от него ждут, не отрабатывает вложенных миллионов. Значит, загвоздка все-таки не во мне? Команда напоминает истеричную жену, которая бесится и сама не понимает, из-за чего…

- Вас обвиняли в безалаберной трансферной политике.
- Повторяю, «Спартак» - весьма своеобразная субстанция, его не понять с позиций нормальной логики. Там все было перевернуто с ног на голову. Перспектива рисовалась простая: или принимать такую же позу, или же возвращать все на место. Я предпочел второе, отказавшись, в частности, от бесконечных застолий, которые были в клубе в порядке вещей.

- Вы не пьете?
- С начала года всего трижды пробовал спиртное - на Новый год, 8 марта и день рождения жены. Позволяю себе джин-тоник или хорошее французское вино. У меня есть специально оборудованные винные погреба, покупаю коллекционные бутылки на аукционах. Если вы в курсе, настоящее вино не принято глушить стаканами. В «Спартаке» же одно время приходилось употреблять регулярно, в иных дозах и совсем другие напитки. Какая-то странная традиция! Сначала пытался идти в унисон с другими, но быстро понял, что на такие возлияния никакого здоровья не хватит. Сейчас каждый день играю в теннис, а тогда фактически на пару лет прекратил активные занятия спортом… Я в «Спартак» не напрашивался, в президенты не набивался. Клуб искал спонсора, я помог подтянуть «ЛУКОЙЛ», с которым сотрудничал…

- В компании отрицают, будто вы когда-либо имели к ней отношение.
- Трудовую книжку показать? Впрочем, времена сейчас интересные, может, не стоит подчеркивать близость к олигархическим структурам? Отрицают - и хорошо. Я-то знаю, что в 90-е годы работал с «ЮКОСом», «ЛУКОЙЛом», «Сибнефтью»… Но вернемся к вопросу о трансферах. Только полный дилетант может думать, будто президент клуба зарабатывает на перепродаже игроков. Вытащить деньги из правого кармана и, потеряв по дороге половину суммы, положить остатки в левый - это бизнес? Разговоры, будто я обворовал народную команду, вообще спокойно слушать не могу. Люди не понимают, о чем ведут речь! Что в «Спартаке» можно было взять, ну что?

- Например, офис на Спартаковской улице.
- Купил его на свои у Юрия Заварзина. Дом никогда не принадлежал «Спартаку». Есть документы, готов продемонстрировать. Когда Олега Романцева впервые привели сюда, он долго плакал от счастья, не верил, что у клуба появилась крыша над головой. Но крыша-то была моя! На момент прихода в «Спартак» в нем ничего не было, кроме драных бутс, нестираных гетр и разваливающегося автобуса. Даже база в Тарасовке принадлежала профсоюзам, я ее откупал. И стоянку со стадиона «Алмаз» при мне убрали, футбольные поля сделали. Так и с футболистами - будто бы я неграми торговал… Бред! Недавно смотрел полуфинал Лиги чемпионов, где «Милан» играл с ПСВ. У голландцев лучше многих на поле выглядел Роберт. Я арендовал его за 50 тысяч долларов, контракт предлагали выкупить за полмиллиона, но тренеры сказали: не надо. Зато ПСВ за Роберта потом четыре миллиона евро не пожалел. Сосу взяли: 400 тысяч аренда и миллион доплаты за контракт. Тоже не подошел «Спартаку»! Теперь играет за «Атлетико» и стоит десять миллионов евро. Алешандре выгнали из Тарасовки, а через год он стал лучшим легионером в Японии. Кто за такие просчеты отвечает? Тренер, селекционеры, президент? Еще пример: Фернандо Кавенаги, недавнее приобретение «Спартака», обошелся новым акционерам клуба дороже, чем мне все футболисты за четыре года. Чем аргентинец лучше Павлюченко, приведенного в команду за сумму в десять раз меньшую? Или купленного мною Павленко? Или Самедова, которого я не дал выгнать нынешним тренерам дубля? Да, и у меня были ошибки, не отрицаю, но я покупал тех, кого называли! В конце концов, селекционные шедевры того же Романцева били в первую очередь по моему карману.

- Еще Невио Скалу вам забыть не могут.
- К нему вообще не имею никакого отношения! Обсуждались кандидатуры иностранных тренеров, среди которых был и Скала. В его пользу говорил опыт работы с донецким «Шахтером». Дескать, итальянец жил на постсоветском пространстве, не должен испугаться наших реалий. Но после общения со Скалой я пришел к выводу, что он не подходит «Спартаку». Довел мнение до причастных к принятию окончательного решения и на неделю по делам улетел из Москвы. Вернулся и узнал, что контракт со Скалой уже подписан. Все!

- Сумму зарплаты с вами оговаривали?
- Категорически возражал! Более того, настаивал, чтобы в договор включили пункт: если «Спартак» занимает место ниже десятого, тренер уходит автоматически. Без выплаты всяких неустоек.

- Скала пошел бы на это?
- А куда бы делся? Кто еще ему столько отвалил бы? Но в итоге строчка об отказе от компенсаций из контракта исчезла, и клуб попал на лишние деньги. Вот вам и отношение к финансам народной команды…

- Сейчас за «Спартаком» следите?
- По телевизору.

- На стадион принципиально не ходите? У вас же осталось десять процентов акций. Да и члену совета директоров клуба наверняка полагается ложа на VIP-трибуне, место на парковке.
- Мне предложили приобрести абонемент за пять тысяч долларов плюс еще за что-то доплатить. По-моему, это хамство. Дело не в сумме, а в принципе.

- Из «Спартака» вы ушли с трансферными листами многих футболистов, включая Титова…
- Думаю, в ближайшее время будем чаще видеться с Егором. За него ведь до конца так со мной и не рассчитались. Хорошо отношусь к Титову, желаю ему скорее обрести прежнюю форму, но бизнес есть бизнес. Деньги любят счет. Должны – платите. Будет обидно, если в итоге пострадает футболист. Егор и так уже прилично натерпелся. Пока жду, предлагаю компромиссы, но противная сторона не проявляет гибкости.

- О чем речь?
– Вам ни к чему детали сложных взаиморасчетов со «Спартаком», скажу лишь, что вопрос уперся в Станича, не захотевшего переходить в «Химки». Игрок справедливо рассудил, что у нас и так перебор легионеров. Значит, надо искать иной вариант, а «Спартак» не чешется, хотя через месяц стартует дозаявочная кампания, и мне понадобятся свободные средства.

- Первая лига влетает в копеечку?
- Еще в какую! Для меня стало неприятным сюрпризом, что затраты здесь выше, чем в премьер-лиге. Безумно дорогие перелеты. Одно дело - путешествовать в Раменское, Казань, Ярославль или Питер и совсем другое - во Владивосток, Хабаровск, Читу и Благовещенск… Удовольствие, поверьте, из ряда вон!

- Вы вроде бы самолет хотели купить?
- Пока не по карману. Автобусом бы новым разжиться. Базы своей нет, стадион не реконструирован. Клубу девять лет от роду, он лишь четвертый год играет в первой лиге. Погодите, не все сразу. Будет и самолет, и новая арена…

- Почему на «Химках» выбор остановили?
- Люблю бизнес, который можно пощупать руками. Мне предлагают проекты то в Ростове, то в Риге, но я не признаю виртуального управления. Решил искать команду не дальше Московской области. Столица перенасыщена клубами, вот и склонился в пользу Химок. Внутренне готовился, что процесс становления команды окажется болезненным и длительным, но мне повезло с тренером. Павел Яковенко - человек с амбициями, что доказал, выведя «Уралан» в высший дивизион, пробившись с молодежной сборной Украины в финал чемпионата мира. Даже за несколько месяцев, которые Павел Александрович работает в «Химках», он сумел так подготовить игроков, что за 20-летнего Андрюшу Ещенко, купленного мною в иркутской «Звезде» за 50 тысяч долларов, мне уже сегодня предлагают миллион. Но футболисты основы «Химок» не продаются.

- Надеетесь, после финала Кубка России ставки возрастут?
- 29 мая жизнь не заканчивается. В стане бесстрашных хохлов, как иногда шутим с Яковенко, большие планы на будущее… Расскажу такую историю. Зимой отдыхал в Дубае, и однажды увидел сон, будто на стадионе «Локомотив» мы обыгрываем в финале команду в голубой форме. Андрей Тихонов забивает решающий мяч. 1:0! Поделился сном с друзьями. Те посмеялись: «Химки» тогда вышли лишь в одну шестнадцатую... Но я сразу ставил задачу: биться за Кубок! Яковенко поначалу отбрыкивался, говорил, что эти матчи мешают готовиться к регулярному чемпионату, а потом согласился. В итоге мы остановились в шаге от победы. Надо совершить последнее усилие.

- Судя по приснившейся вам голубой форме, соперником хотели бы видеть «Зенит»?
- А что лукавить? Конечно, с ЦСКА сейчас биться сложнее. После Лиссабона он на таком кураже! Кроме того, в моей команде четверо бывших армейцев. Психологически это наверняка будет поддавливать на игроков... У матча с Питером никаких дополнительных подтекстов нет. Сумеем выключить Кержакова и Аршавина - и с остальными справимся. В физике и в скорости точно не уступим, пусть зенитовцы попробуют нас перебегать.

- Если в финале победите, вернете «Спартаку» принадлежащий ему с 1991 года Кубок СССР?
- Да вот он стоит. В целости и сохранности. Отдам сразу, как «Спартак» выполнит передо мною обязательства. Все по честному.

- Народ волнуется, зная, что вы - известный коллекционер.
- Это разные вещи. Мне чужого не надо. Да и о хобби моем больше сплетен и лжи, чем правды. Меня с армии страшно раздражало, когда какой-нибудь колхозник начинал орать: «Мы университетов не кончали…» Иди, подучись, а потом рот раскрывай!

- А где вы служили?
- В Грозном, в батальоне связи.

- В какие годы?
- В 1987-м призвался. После второго курса истфака университета забрали. Тогда такая дурь пошла, чтобы студентов отсрочки лишать.

- И папа не помог? Он же у вас в ЦК КПСС работал.
- Потому и не помог! Меня забрили через неделю после вручения повестки. Батя считал, что его сын должен быть, как все. Мол, шуруй и не выпендривайся. Меня вообще в Афганистан направляли, в последний момент отцепили в Чечне. Спасибо маме.

- Она вроде бы дружила с Раисой Горбачевой?
- Помогала создавать ей Фонд культуры.

- Вот откуда у вас страсть к коллекционированию!
- Не понимаю, почему в это часто вкладывают негативный смысл, подают с оттенком сенсационности? Недавно в Лондоне состоялся аукцион, где продавали предметы русского искусства. Тут же в Интернете написали, будто Червиченко, который по всему миру охотится за Айвазовским, за полтора миллиона фунтов купил его картину. По-вашему, я похож на сумасшедшего? У всего есть цена. Ну, сидел я в первом ряде. Это не значит, что тут же потянулся за кошельком, верно? Да, Айвазовского люблю, но у меня лишь пять его полотен, и все приобретены за вполне разумные деньги. Не зацикливаюсь на живописи, собираю все, относящееся к русской дореволюционной истории.

- А как же быть со швейцарскими часами Patek Philippe Sky Moon Tourbillon за миллион баксов?
- Разве так важна цена? У этих часов один из сложнейших и совершеннейших механизмов в мире, я люблю всякие такие штуки. Имею право. Каждый тратит заработанное, как считает нужным - на наркотики, женщин, казино… Я предпочитаю вкладывать в красивые вещи - произведения искусства, антиквариат.

- Слышал, на ретро-автомобили переключились?
- Бредятина! Больше двух лет машину не выдерживаю, на третьем году меня начинает от нее колбасить, как выражается мой пятнадцатилетний сын Денис… Но это не тема для разговора. Хобби для того и придумали, чтобы не отвлекаться от главного. Для меня сегодня нет ничего важнее «Химок». Стараюсь работать на перспективу, думаю, как построить стадион, укрепить материальную базу, но в нашей стране по-прежнему страшно инвестировать в то, что нельзя положить в карман и увезти с собой. Завтра правила изменятся, тебе настоятельно предложат сдать все государству, а самого отправят помогать деревообрабатывающей промышленности России путем валки леса. Если появится еще парочка передач вроде той, о которой вы говорили вначале, сам себя пугаться начнешь…

- Приготовили запасной аэродром на Западе?
- Не скрываю, у меня есть вид на жительство, а вот недвижимости за рубежом нет. Тем более, дворцов в Монте-Карло, как пишет желтая пресса. Снимаю в Монако квартиру, где моя семья проводит лето. Все! Поймите, не собираюсь я никуда эмигрировать. Даже в мыслях не держу. Речь совсем об ином. Нужны четкие правила. Как в футболе. Никому ведь не приходит в голову выпустить на поле пятнадцать игроков в одной команде или отдавать пас руками…

- Если возьмете Кубок, какая премия ждет команду?
- Пока рано говорить. Сейчас занимаюсь выплатой премиальных за предыдущие победы. Хочу, чтобы ребята вышли на поле со светлой головой, не думая, кто и сколько им должен. Зарабатывают у нас вполне прилично, на уровне команд премьер-лиги, если откинуть московские клубы и «Зенит».

- На «Локомотив» 29 мая с шампанским поедете - победу обмывать?
- Оставим ящичек где-нибудь на подходах к стадиону. Чтобы потом по ларькам в Черкизове не бегать… Но с Кубком никогда наперед загадывать нельзя. Вспоминаю свой первый финал. Все тогда были уверены, что Червиченко продал игру «Ростову». Романцеву даже сумму называли: полтора миллиона долларов. Я понимал: если проиграем, в жизни потом не отмоюсь, все будут говорить, что сдал матч. А «Спартак» взял да победил! Вот и теперь мечтаю удивить всех, кто нас в аутсайдеры записывает.

- ЦСКА сейчас вроде бы ничего уже не нужно, а для «Зенита» Кубок - единственный шанс в Европу пробиться.
- Так и мы совсем не против туда прогуляться, себя показать…
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов:
28 сентября 2016, среда
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →