Романцев: если бы меня в тот день не поставили в ворота...
Текст: «Чемпионат»

Романцев: если бы меня в тот день не поставили в ворота...

Олег Романцев, с большим успехом игравший, а затем возглавлявший столичный "Спартак", вспоминает о том, с чего начался его путь в большом футболе.
18 апреля 2006, вторник. 16:45. Футбол

Романцев — фигура в своем роде харизматическая и незаурядная. О существовании
футбола он узнал поздно, едва успев вскочить на подножку «уходящего поезда».
Зато тренировать стал рано, не перешагнув и тридцатилетний рубеж. В тридцать
пять — привел «Спартак» к союзному чемпионству. Сейчас Олег Иванович — без
большого дела, но когда-нибудь он вернется на авансцену и совершит очередной
свой «дебют». Ну а пока в нашей традиционной рубрике мы вспомним, с чего же
начиналось восхождение наверх.

— Однажды мужики, играющие в футбол, попросили меня — совсем еще мальчишку —
постоять на воротах, — вспоминает Олег Романцев, — а я до этого ни разу толком
мяч в руках не держал. Ну и напропускал, конечно. А народ в наших краях —
горячий. Вот за каждый пропущенный гол мне и досталось по первое число. Так мне
тогда обидно стало, разозлился я не на шутку. Помню, шел домой чуть ли не в
слезах и как заклинание твердил сквозь зубы: все равно я научусь играть в этот
ваш футбол, я вам всем покажу!

— Надо полагать, с того момента футбол стал главной целью в жизни?
— Я 24 часа в сутки о нем думал. Доходило до того, что зимой в нашей маленькой
квартире я отправлялся в ванную комнату и, стоя на одной ноге между раковиной и
унитазом, жонглировал мячом часами. Я постоянно размышлял о том, как прибавлять
в своем мастерстве. Поэтому-то, придя в «Металлург», я попросился в возрастную
группу, где выступали пацаны на два-три года старше меня. Я выходил на поле
обычно последним и был на голову ниже самого низкого нашего игрока. Случалось,
тренеры соперников кричали: «Уберите ребенка!» А мой старший брат отвечал:
«Сейчас вы увидите, что это за ребенок».

— Вы наверняка мечтали поиграть во взрослом «Металлурге», но не довелось…
— Меня пригласили в группу подготовки резерва «Автомобилиста». Сразу же поехал в
Абакан на первенство Сибири, где, сыграв с листа, стал лучшим нападающим
турнира. Мне было лет шестнадцать, когда меня перевели в основную обойму
«Автомобилиста».

— И там состоялся ваш первый большой дебют. Помните, как это было?
— Даже перед смертью буду его вспоминать. Наша команда встречалась с лидером
зоны. При счете 4:0 тренер мне сказал: «Выходи». Я сразу же от волнения
погрузился в полуобморочное состояние. Такое впечатление, что все это было не со
мной. Отчетливо запечатлелся в сознании только кульминационный момент из этого
пятиминутного отрезка: прострел с фланга, и я в одно касание с правой ноги
(такого со мной больше никогда не случалось!) отправляю мяч в сетку.
Непередаваемые эмоции!

— Дебют в «Спартаке» столь бурных эмоций не принес. Скорее наоборот…
— Да, впечатления не из приятных. Я попал в столичный клуб в перерыве
первенства. На сборе в Сочи, где красно-белые поддерживали форму, мы принимали
участие в полуофициальном турнире. На месте левого защитника отыграл я там
здорово. Затем «Спартаку» предстоял вояж в Барселону, а я из-за проблем с визой
остался в Москве. Чувствовал себя потенциально основным, вкалывал как
умалишенный. Но по приезде из Испании главный тренер, тогда им был Крутиков,
вызвал меня к себе и объяснил, что команда в Барселоне отыграла блестяще и
выигрышный состав он менять не намерен. Так что дебютировать мне пришлось со
скамейки запасных. «Спартак» проигрывал 1:2, и под занавес встречи меня кинули в
пекло. Имел даже хороший момент, пробил с левой ноги, но вратарь выручил. В
итоге, возможно, именно того очка клубу и не хватило, чтобы уцелеть в высшей
лиге (это был 1976 год). Отличись я в первом же своем матче, остался бы в
«Спартаке», и все бы у меня наверняка сложилось хуже, чем потом получилось. Ведь
та команда вылетела — уж больно нерабочая обстановка была в коллективе.
Существовали группировки, интересы дела стояли на последнем месте. Мне это жутко
не понравилось. И отыграв еще один матч (с «Локомотивом» — 0:0), я собрался и
безо всяких объяснений уехал в Красноярск с мыслями никогда больше в Москву не
соваться.

— А потом вас «нагло обманули».
— Да, прошло уже немало времени, и мне пришел вызов в сборную РСФСР за подписью
Варламова. Я тогда и не придал значения: при чем тут спартаковский тренер,
помощник Бескова? Полетел в Москву. В Домодедове меня встретил Иван Алексеевич,
отвез к себе домой. Как выяснилось, он пошел на ложь, но эта ложь оказалась для
меня святой и предопределила все мое будущее. Варламов сказал, что сборная
соберется лишь через неделю, «а дабы не болтаться без дела, пока потренируйся со
«Спартаком». Я согласился. Так оказался в Тарасовке. Разминаюсь в сторонке,
подходит Бесков: «Ты чего здесь? Иди вместе с командой занимайся!» — «Да как
можно, с какой стати?» В общем, я отказался.

Тогда на маленьком поле поставили воротики, еще несколько игроков добавилось
плюс тренерский состав — поделились и начали гонять в дыр-дыр. Позже выяснилось,
что Константин Иванович втихаря за мной внимательно наблюдал. А по окончании
тренировки вызвал меня к себе:

— Ну что, хочешь у нас поиграть? Переезжай в Москву!

— Спасибо, не надо.

— Ну помоги нам хотя бы до конца сезона!

— До конца сезона — пожалуйста.

— Знаю, у тебя семья. А у нас сейчас есть возможность обеспечить игроков
жилплощадью. Так что…

— Спасибо, не надо. Я сколько нужно будет «Спартаку», отыграю, а в Москву
переезжать не стану.

— Договорились. И сразу в бой?

— Да.

Мы играли с «Уралмашем». Разыграв мяч в центре поля после стартового свистка,
мне сделали пас назад, и я в одно касание выдал сказочную передачу метров на 60,
что мне совсем не было свойственно. И такой маленький успех сразу же придал мне
колоссальную уверенность. Я поймал кураж и начал как сумасшедший шерстить свой
левый фланг. А когда совершил проход и сделал голевой навес на Павленко, то и
вовсе ощутил себя всемогущим.

На следующий день ЦСКА играл дублем, где выступал Сашка Тарханов, — мы с ним
земляки, дружили с ранней юности. Так вот, примчался я на Песчанку. А там были и
ребята из «Уралмаша», и Тарханов начал их подначивать: «Ну что ж вы так крупно
«Спартаку» проиграли?» А они ему: «Да как там устоишь! Нас этот зверюга из
Красноярска один порвал». Меня-то никто в лицо не знал, а Сашка не стал
раскрывать тайну, дескать, да вот этот зверюга, познакомьтесь». Как бы то ни
было, те хвалебные отклики уралмашевцев дали мне новый приток энергии. Я уже
стал подумывать: «Чем я хуже московских футболистов? Да ничем! Я тоже кое-что
могу!». Так я в Москве и остался.

— Первые свои шаги на тренерском посту помните?
— Я уже много раз об этом рассказывал, и вы не хуже меня все знаете. Поэтому я
просто поблагодарю Николая Петровича Старостина. Если бы не он, я вряд ли бы
стал тренером. Он настоял на том, чтобы я принял «Красную Пресню», он сохранил
меня на этом посту, когда все начальство, причастное к клубу, требовало гнать
меня в три шеи за неудовлетворительные результаты. И это Старостин пригласил
меня в 1989 году в «Спартак». Я просто не имел права его подвести, поэтому мы
сразу и стали чемпионами.

Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший полузащитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →