Проект: лучший российский игрок. Братья Березуцкие
Текст:

Проект: лучший российский игрок. Братья Березуцкие

Не зря говорят, что футбол - больше, чем игра, а иногда это жизнь. В жизни есть место всему: комедии и трагедии, случаю, нелепости и удаче, как и в футболе. В нём тоже за все надо платить, но ничего из ничего не возникает.
18 апреля 2006, вторник. 22:27. Футбол
Не зря говорят, что футбол - больше, чем игра, а иногда это жизнь. В жизни есть место всему: комедии и трагедии, случаю, нелепости и удаче, как и в футболе. В нём тоже за все надо платить, но ничего из ничего не возникает. В игре этой бывают баловни удачи, бывают магниты нелепостей, но всегда интересны игроки, ставшие большими фигурами вопреки неудачам, устояв в неверии.

Ещё каких-то четыре года назад их знал небольшой круг специалистов и кучка болельщиков с Восточной улицы, да и самым интересным был сам факт - два брата-близнеца. Василий и Алексей Березуцкие только-только появились в ЦСКА, Газзаев перетащил их туда после молодежки, и кроме отменных данных и старания ничем они не блистали, хотя…

Помню 5-е октября 2001 года. Молодежка Газзаева играла последний матч со Швейцарией. Надо было выигрывать, а учитывая предыдущую феерическую серию, казалось это делом реальным. Играли в Раменском, шофёр наш заплутал, и примчались на стадион уже при счете 1:0. Повалил крупный снег, но наши бежали отменно, игра «давалась». Там и увидел я впервые братьев Березуцких. Знаете, футболисты по впечатлениям, как девушки - если сразу ничего в душе не тронули, потом вряд ли что получится. Честно, как на духу признаюсь, братья те, что называется «показались» тогда. Большие, немного нескладные, но как шли в борьбу, как стелились и бились «наверху»! Хотелось, чтобы такие данные мальчишки не «профукали». А как они расстроились той концовке. Ведь в итоге получилось 3:3, и всё - проехали мимо, а командочка была очень приличной и интересной. Василий и сейчас считает ту ничью своей самой большой неудачей…

Начинали-то они в «Смене». Есть такая славная школа в Люблино, на улице Тихой. Туда двух семилетних розовощеких крепышей и привел папа, преподаватель физкультуры, между прочим. С первым тренером и со школой им, конечно, повезло. Из футбольной «альма-матер» вышли: Андрей Чернышев, Равиль Сабитов, Игорь Симутенков, Дмитрий Хлестов, Денис Бояринцев, Валерий Чижов, Виталий Гришин, Андрей Оспешинский - это так «на вскидку». Ну а уж их «мэтр», Владимир Иванович Лопандин, из той плеяды энтузиастов, что уже больше 20-ти лет пестует и куёт кадры для нашего многострадального, но оттого еще более любимого футбола.

- Они жили неподалеку, в Печатниках, вот папа и привел их ко мне, - вспоминает Лопандин, первый тренер будущих звезд. - Ребята они были крупненькие, ровненькие. Знаете, они были, как два медвежонка, по характеру спокойные и уравновешенные, если бузили, то только между собой. Похожи были очень и внешне, и по игре. Иногда путали их, твердо различать только через год-другой стали. А выделяться игрой они начали годам к 13-14-ти. Играли просто и надежно, очень надежно, что и нравилось. Они же, когда от нас в «Торпедо-ЗИЛ» перешли, почти сразу в сборную Москвы попали. Конечно, поначалу были мальчики и потехничней, но у кого-то не хватило «физики», у кого-то характера, а эти выросли и вон какие видные стали.

- Прекрасно помню Василия и Алексея, семь лет у нас занимались, - говорит директор школы «Смена» Евсеев. - Хорошие ребята, спокойные и исполнительные были. Знаете, бывают такие активные, ершистые ребята, а эти были уступчивые. Обычно, если тренер делал замечания, сидят, нахмурятся, голову опустят и слушают. Послушают и исполняют. Никаких проблем с ними не было, так там же отец педагог. Они никогда не огрызались, как губки, все в себя впитывали. Бывает, ведь тренер говорит-говорит, а игроки пытаются доказать своё. Эти нет - сначала все впитывали в себя, а потом стали из себя, когда потребовалось, выжимать и отдавать в игре, все что впитали и поняли…

Вот такое симпатичное и «розовое» футбольное детство было у юных наших героев. Да, они близнецы, даже по гороскопу. Правда, Василий появился минут на 20 раньше, зато Алексей чуть выше, но легче. В общем, ходили они в школу, играли в футбол, любили голубцы и компот. Нравилась им математика, физика и физкультура, но не нравилась литература и история (это потом перешло на прессу), любили пожарные машины больше, чем мячик. Но футбол всё же пересилил - данных было много, получалось неплохо и на тренеров везло. После «Смены» были «Торпедо-ЗИЛ», «Черноморец» (у Алексея), а там Кобзев, Полукаров, Ширинбеков, Никонов, Игнатьев, Байдачный.

Но детство закончилось, начиналась взрослая игра, и подступила жизнь с её причудами, казусами и испытаниями. Они даже успели друг против друга сыграть. Причём было это на родном стадионе имени Стрельцова в апреле 2001 года. «Торпедо- ЗИЛ» играло против Новороссийска, а братья схлестнулись на одном краю. Алексей играл получше, но победил Василий.

2:0. Это была первая и последняя баррикада, на которой они были по разные стороны. А потом в их жизни возник ЦСКА и Валерий Георгиевич Газзаев. Началось все самое трудное и интересное, самое сложное и приятное, горькое и сладкое…

Так уж у «братьев», а их так называли и называют во всех их командах, повелось, что «младший» Алексей, всегда был застрельщиком и торил тропу. Он первым пришёл в ЦСКА, первым в первую сборную. Газзаев создавал тогда новую команду, впрочем, клуб тоже создавался новый. Все менялось, переделывалось, уходили вчерашние любимцы, приходили новые и не всегда «понятные» люди. А результат был нужен практически сразу - денег-то сразу влили очень много. Команда играла бегом, эстетики было мало, кости и майки соперников трещали по швам, но забивали исправно и очки, как трудовые медные деньги, сложились-таки в серебряную кучку. Да и то из-за странного только регламента. А что же наши молодцы? Ну, они в тот сезон сыграли по 50 с небольшим минут, а 9-го августа 2002 года, 34-я минута матча ЦСКА - «Ростсельмаш» стала точкой отсчета всех их главных испытаний. Они были очень молоды, они ошибались, они не успевали принять или отдать, накрыть «своего», подстраховать партнера. В общем, казусов на поле и в игре хватило бы на четырех братьев.

А уж как бесновались любители футбола (особенно не «красно-синие») и специалисты-журналисты - это нечто. Если бы можно было собрать все высказывания и эпитеты, напечатанные и прозвучавшие по адресу Алексея и Василия Березуцких, то получилась бы целая негативная энциклопедия футбола.

Но Газзаев в них почему-то верил и ставил, а хозяева и руководители терпеливо ждали, даже после «уплывшего» в «Локо» золота. А газеты выливали ушаты ехидных мнений, а трибуны улюлюкали и свистели. А когда фамилию Березуцких прочли в «списке Газзаева» для сборной страны, то казалось, что некоторых хватит «кондратий».

Как братья все это пережили, не знаю, может потому, что такие большие и крепкие, может потому, что мама с папой всё равно их любили и любят, но как всё точно происходило, узнать не получилось, потому что отношение к прессе у братьев стало соответствующее. В лучшем случае, они её не читают и избегают, а в худшем - не замечают.

В августе они вдвоем вышли против Израиля. И так же вдвоем, вслед за Газаевым, из неё ушли больше, чем на год.

А газеты и комментаторы все не унимались и упражнялись в колкостях, а специалисты - в советах и рекомендациях по поводу корявости стиля ЦСКА и примитивности братьев Березуцких.

Все-таки меня иногда не покидает ощущение, что не последнюю роль играло сходство их фамилии с другой, не менее «популярной» в народе, хоть и не футбольной, но той же, лиственной, породы…

Сезон чемпионата Европы был для Алексея и Василия во многом определяющим, они мужали на глазах вместе с командой, получив португальский заряд от Жорже, братья двигались по Лиге чемпионов, а потом по кубку УЕФА. И уже не тряслись коленки ни от «Рейнджерсов», ни от «Челси», а румянец-то, стало, наконец, понятно, шёл не от волнения, а от здоровья. Что даже Ярцев признал, позвав после 1:7 одного брата в сборную…

А уж потом пробил 2005 год, они играли, как пели, и видны стали не только в Печатниках и на Восточой или Петровском парке, но в Лиссабоне и Монако. Вспомним только некоторые даты: 18 мая, стадион «Жозе Алваладе», финал Кубка УЕФА, во втором тайме Алексей Березуцкий сравнивает счет, и впервые Еврокубок уезжает в Россию; 29 мая 2005 года - завоеван Кубок России; 26 августа - Суперкубок Европы уступили, но самому «Ливерпулю», да и могли не отдать; и наконец, 6 ноября Алексей открывает счет в матче с «Динамо», и через полчаса братья бегут свой второй чемпионский круг почета… В раздевалке стоял туман от разгоряченных игрой тел, шум десятков людей смешивался с блеском вспышек, а братья лили шампанское на головы всех присутствующих…

Все газеты и телеканалы были полны только восторженных эпитетов, после каждой из этих дат свою толику похвалы получили и Василий с Алексеем.

Жизнь продолжается, начался новый сезон, и снова трубят футбольные горны и мчатся уже участники этой гонки к новому финишу. Среди них повзрослевшие и возмужавшие братья Березуцкие. Они теперь двухкратные, обладатели, заслуженные. Алексей, правда, сумел всё же немного вырваться вперед - стал мужем и папой, но Василий обычно наверстывает с лихвой…

Однако расслабиться им не дадут ни жизнь, ни игра, ни зрители. И уж, конечно, специалисты с журналистами, ждущие любого с ними казуса. Только давайте не будем заниматься казуистикой, а то Хиддинк уже приехал…
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
1 октября 2016, суббота
30 сентября 2016, пятница
Какой клуб произвёл на вас наилучшее впечатление в последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы?
Архив →