Другой "Спартак"
Текст: «Чемпионат»

Другой "Спартак"

О том, чем живет сегодня команда из столицы Кабардино-Балкарии, какие задачи перед собой ставит рассказали руководители нальчикского "Спартака": главный тренер команды Юрий Красножан, вице-президент клуба Андзор Белимготов и генеральный директор Владимир Балов.
19 апреля 2006, среда. 09:56. Футбол

Уверенный дебют клуба из Нальчика в премьер-лиге стал одной из главных сенсаций
стартового отрезка чемпионата. Успехи спартаковцев с юга, обыгравших «Локо» с
«Рубином», отнявших очки у «Москвы» и московского «Спартака», лишний раз
доказывают: в футболе важны не только деньги. Будь иначе, клуб из
Кабардино-Балкарии вряд ли появился бы в компании сильнейших. О том, чем живет
сегодня команда из столицы Кабардино-Балкарии, какие задачи перед собой ставит,
в понедельник в редакции «Спорт-Экспресс» рассказали ее руководители: главный
тренер команды Юрий Красножан, вице-президент клуба Андзор Белимготов и
генеральный директор Владимир Балов.

ПРОБЛЕМА НЕ В ЭЙФОРИИ, А В ОГОРЧЕНИИ

— Сыграно пять туров, в активе вашей команды восемь очков. И если бы не гол
«горожанина» Сергея Семака, названный им самим «большой удачей», дебютант
премьер-лиги сейчас делил бы лидерство в чемпионате с четырьмя другими клубами.
Мало кто ждал от вас подобной прыти. А о чем мечтали до старта сезона вы сами?
Сколько очков планировали набрать, получив тяжелейший календарь в первых турах?

Красножан: — Никакого плана набора очков не было. Нет его и сейчас.
Понятно было, что очки нужны. Но у кого их отбирать? Сначала нужно было сыграть
с ЦСКА. Это чемпион, победитель Кубка УЕФА, обладатель Кубка страны. Потом
«Спартак» — участник Лиги чемпионов. Дальше — «Локомотив», экс-чемпион страны.
«Рубин», «Москва»… Что тут, скажите, можно было спланировать?!

— Со стороны кажется, что с каждым матчем ваша команда прибавляет, все больше
и больше осваиваясь в незнакомой прежде компании.

Балов: — Нам пока тоже так кажется.

— А когда ваши футболисты поверили в себя, поняв, что чего-то стоят на уровне
премьер-лиги?

Красножан: — После игры с ЦСКА. Да, результат был для нас отрицательным,
но мы сумели найти ходы, чтобы нейтрализовать ряд козырей армейцев. А соперник
был не из рядовых, с сильными мастерами в составе. Этот факт не мог не
обрадовать нас, новичков. Так уж вышло, что первый матч в премьер-лиге, пусть и
проигранный, многое изменил в сознании футболистов.

— Головокружение от успехов им не грозит?
Красножан: — Этого у нас точно нет. Напротив, сейчас другая проблема
возникла — как до игры с «Зенитом» вывести игроков из расстроенного состояния, в
котором они находятся. Ничья с «Москвой» команду огорчила. Общее мнение: мы
упустили выстраданную победу. Настроение из-за этого в коллективе неважное.

— Растет аппетит по ходу чемпионата?
Красножан: — Растет самооценка. На какие-то вещи в команде сегодня
смотрят иначе, чем в феврале-марте. А говорить о том, что мы чего-то добились,
преждевременно. Всех рассудит только осень.

ЛИДЕРОВ НАДО ПРОДАВАТЬ. НО ОСМОТРИТЕЛЬНО

— Зато сегодня о вашей команде много говорят и пишут. Если так дело пойдет и
дальше, малоизвестные прежде игроки станут предметом интереса конкурентов —
более богатых, способных тратить на футболистов значительные суммы. Вы готовы
летом продать одного-двух лидеров? Пилипчука, скажем.
Белимготов:
— Если возникнет спрос, появятся хорошие варианты для клуба и
игроков, будем продавать. Категорического «нет» говорить не станем.
Красножан: — Футболиста надо продавать на пике интереса к нему. Это
рынок. Но, продавая, желательно подготовить человека, способного заменить того,
кто от тебя уходит. Примеры такой работы есть. Тот же ЦСКА расстался с Ярошиком,
раскрыв талант Карвалью.

— Но ваши кадровые возможности с возможностями чемпионов России
несопоставимы.

Красножан: — Это так. Однако мы тоже пытаемся помочь людям раскрыться,
сделать себе имя в России. Порой приходится ждать, терпеть, как это было с
Порошиным. У нас он играет третий год и в прошлом сезоне стал лучшим бомбардиром
клуба. Но в первом сезоне забил только пять мячей, хотя моменты имел в каждом
матче. Если бы он их реализовал, обошел бы Федькова, который в том сезоне забил
больше 30 голов. На Мичкова очень рассчитываю. Считаю, для нас это удача —
получить игрока с таким потенциалом. Надеюсь, и Евсиков сыграет за нашу команду
с пользой для дела и для себя лично.

— Порошин — украинец, родом из Кировограда. Пилипчук родился и живет в
Харькове. Украинцы по месту рождения и проживания семей — Мостовой и Скворцов.
Зимой из луцкой «Волыни» вы пригласили Джудовича, в первом дивизионе в составе
команды играли Томашевский, Остривный, Сиверчук. Все — украинцы. Откуда такой
интерес к соседям? Вас с Украиной связывают какие-то особые отношения?

Балов: — Закономерности здесь нет. Просто везло, наверное, на украинских
игроков, и все. Порой люди приезжали в большой группе на просмотр и потом
оставались в команде, иногда нам их рекомендовали знакомые или коллеги.
Красножан: — Мы только сейчас нашли человека, который будет отвечать в
нашем клубе за селекцию. Он должен и базу данных на игроков создать, и сеть
информаторов на местах наладить. То есть подойти к работе системно. Прежде в
нашей селекции преобладал случай.

— Зато с «Локомотивом» у вас отношения стабильные. В том, что игроки этого
клуба появляются в Нальчике, случайности, похоже, нет.

Балов: — Да, эту ситуацию вполне можно назвать примером рабочего
партнерства двух клубов.

— Концедалов, Илонго — с ними вам тоже повезло, как и с украинцами?
Красножан: — С Концедаловым была договоренность: он возвращается к нам,
если в «Локомотиве» Муслин не видит его в основном составе. В другой клуб Рома
идти сам не захотел. С Илонго есть элемент случайности. Нам был нужен хорошего
класса опорный полузащитник, и мы долго не могли найти на эту позицию нужных
людей. Африканец приехал в Сочи на заключительный сбор и сразу произвел хорошее
впечатление, хотя информации о нем у нас было очень мало.

ПРЕДЕЛ — ПОЛМИЛЛИОНА ЗА ФУТБОЛИСТА

— В «Спартаке» много арендованных игроков. Пятерых вы взяли у «Локомотива»,
одного нашли в «Рубине». Есть мнение, что такой путь неверен, но вы, однако,
избрали именно его.
Красножан:
— Нужно исходить не из того, правильно ли это теоретически или
нет, а из практических соображений. Для нас этот путь был единственным. Выбирать
не приходилось.

— Зимой у вас в команде появилась большая группа новичков. Пятеро — Гогуа,
Сердюков, Джудович, Корчагин, Ланько — стабильно выходят на поле в стартовом
составе. Почему вы отдали предпочтение именно им, а не другим многочисленным
футболистам, приезжавшим на просмотр?

Балов: — Сердюкова мы знаем еще с той поры, когда он играл в
Кабардино-Балкарии, в Прохладном. Там была команда второй лиги, где Сергей и
начинал карьеру. Потом его пригласили в Махачкалу, но теперь нам удалось решить
вопросы относительно перехода. Схожая ситуация с Корчагиным. Он из Моздока, это
совсем близко от Нальчика.
Красножан: — С Джудовичем мы просто угадали. Долго думали, брать серба
или нет, и в итоге решили рискнуть. С Ланько иная история. Мы за ним следили два
года. Сначала он неплохо играл в Элисте, а прошлый сезон завершал в
Новокузнецке. Вроде бы команды не из ведущих даже по меркам первого дивизиона,
но возможности этого парня мне были хорошо известны, и большого риска в том,
чтобы подписать с ним контракт, я не видел.

— Какая сумма будет предельной для «Спартака» при покупке новичка?
Белимготов: — Думаю, полмиллиона долларов.

— Бюджет клуба сегодня формирует один человек, Арсен Каноков. Ныне он глава
Кабардино-Балкарии, а до назначения на этот высокий пост был удачливым
бизнесменом, создавшим в Москве многопрофильную корпорацию «Синдика». Почему им
было принято решение сделать клуб фактически частным?
Белимготов:
— Прежде главное бремя расходов нес бюджет города Нальчика.
Зимой, тщательно изучив источники поступления налогов в республиканский и
городской бюджеты, Каноков принял решение: взять все расходы на профессиональный
футбол в республике на себя. Я по его поручению контролирую в клубе эти траты,
сменив профиль работы — прежде отвечал в «Синдике» за гостиничный бизнес.

— Это правда, что вскоре «Спартак» добавит к своему названию название этой
самой корпорации? Ведь так именовалось государство адыгов, живших на земле
Кабарды больше полутора веков назад.
Белимготов:
— Думаю, это слухи, не более.

— Тогда еще одна информация, требующая проверки. Говорят, выделенных клубу
денег едва хватит до лета.

Белимготов: — Денег «Спартаку» хватит как минимум на два года. «Синдика»
помогает команде второй сезон, и пока все перемены в жизни команды были со
знаком плюс. Верю, что эта тенденция сохранится.

ПЛАТИТЬ ИГРОКАМ — ВОПРОС ПРЕСТИЖА

— Промелькнувшая в СМИ сумма клубного бюджета — 4 миллиона долларов —
окончательные или предварительные размеры ваших трат на этот год?

Белимготов: — Предварительные. Они наверняка будут скорректированы в
сторону увеличения. Возможно, летом в жизни клуба что-то изменится. Может быть,
на нас обратят внимание серьезные общенациональные или транснациональные
компании. Все бывает.

— У нас есть информация о том, что еще весной, до старта чемпионата, вы могли
заключить спонсорское соглашение с крупной зарубежной компанией.
Белимготов:
— Давайте немного подождем с этим разговором.
Балов: — Если мы будем играть так, как сегодня, появится почва для
перемен к лучшему.

— Очки «Спартак» в первых турах набирает исправно. У клуба не возникнут
проблемы с выплатой игрокам премиальных?

Белимготов: — Для нашего президента поощрить футболистов, как
договаривались, — вопрос чести и престижа. Они заставили всю Россию говорить о
нашей маленькой республике, небогатой нефтью или другими полезными ископаемыми.

— Каноков перед стартом нацеливал команду на какой-то определенный результат?
Красножан: — Нет, об этом речь не шла. Он просто попросил играть
достойно, проявляя характер.

— О характере вашего «Спартака» сегодня говорят все, дружно отмечая именно
эту черту команды. Но мало кто говорит об игре, хотя она у команды определенно
есть. Зимой вы поставили ее заново или просто сохранили то, что имели?
Красножан:
— Скорее, старались сохранить все лучшее, что было в команде,
добавляя к костяку новичков. При этом они не должны были изменить микроклимат в
сплоченном, дружном коллективе. Вот эту черту «Спартака» нам терять было никак
нельзя.

МЕСТНЫЕ МОГУТ ПРИВЕСТИ ЦЕЛУЮ УЛИЦУ

— В команде есть совет игроков при главном тренере или что-то подобное?
Красножан: — Совета у нас нет, но группа игроков, которые определяют
микроклимат в коллективе, безусловно, существует.

— Костяк «Спартака» всегда составляли воспитанники кабардино-балкарского
футбола. Насколько важно для успеха иметь в коллективе местных игроков?
Красножан:
— Чем выше уровень команды, тем менее значим этот фактор. Все
лучшие клубы мира — сборные футболистов из разных стран. Но в прошлом году этот
лозунг — «играют наши парни» — помог нам собрать людей на первые матчи сезона.
Начинали мы тяжело, и поддержка болельщиков была очень важна. Когда в команде
играют уроженцы города, который она представляет, люди порой идут поддержать
своего родственника, знакомого, соседа. Иногда подъезд к тебе персонально на
игру придет, а иногда — вся улица.

— В этом году с посещаемостью в Нальчике проблем нет. Напротив, людей некуда
сажать: стадион оказался тесен для желающих увидеть премьер-лигу. Клуб намерен
как-то менять эту ситуацию?
Белимготов:
— Есть проект расширения нашей арены до 20 тысяч, а всю
территорию Республиканского стадиона мы планируем превратить в небольшой город
футбола. Благо там есть для этого и земля, и поля.

— Застрахован ли сегодня «Спартак» от потрясений? Вы можете утверждать, что
никогда не повторите путь иных провинциальных клубов, гремевших на всю страну, —
«Алании», например? Или «Ротора», «Уралана», «Сокола»?
Балов:
— Такого рода гарантий сегодня никто дать не может. Пока нет
механизмов, способных защитить клубы в регионах от кризисных ситуаций. Очень
многое, если не все, зависит от личности, которая принимает решения в том или
ином регионе. Когда у «Алании» президентом был Ахсарбек Галазов, она вошла в
историю, выиграв золото. У нас появился Каноков, и мы шагнули в премьер-лигу.
Прошлой осенью именно новый глава республики дал личные гарантии, что все в
итоге будет нормально — и со стадионом, и с бюджетом, и с зарплатой игроков.
Иначе мы вряд ли поднялись бы наверх.

— Год назад, в марте 2005-го, ваша команда вообще могла оказаться банкротом и
не заявиться на первенство первого дивизиона. Это правда, что ситуацию во многом
спасли игроки, отозвавшие свои претензии из палаты по разрешению споров?
Балов:
— Да. Местные ребята забрали жалобы, попросив нас, руководителей
клуба, рассчитать приезжих, чтобы снять часть проблемы. Они понимали, что иначе
клуб просто обанкротится и без денег останутся абсолютно все. Тогда нас здорово
выручила «Синдика», да и власти региона помогли, отыскав так нужные клубу
деньги.
Красножан: — Кстати, о так называемых приезжих. Эти ребята, получив тогда
деньги в кассе, тут же принесли их в команду, отдав часть партнерам. Дословно
мне было сказано: почему половина состава сидит без денег, а другие в полном
порядке?! Это к вопросу о сплоченности и духе коллектива. И потом, как можно
назвать приезжими Мостового или Скворцова?! Они у нас больше пяти сезонов
отыграли, и не случайно Мостовой на игры надевает капитанскую повязку.

«КУБАНЬ» ПОТЕРПЕЛА ФИАСКО НЕ ИЗ-ЗА НАЛЬЧИКА

— Когда «Спартак» поверил, что ему по силам выйти в премьер-лигу? До игры в
Набережных Челнах, по сути решающей, или все-таки после?
Красножан:
— Если бы команда не верила в себя, мы не сумели бы обыграть
«КАМАЗ» у него на поле.

— Права ли была «Кубань», не прилетев к вам на игру после печально известных
событий 13 октября?

Красножан: — Нельзя давать этому какую-то оценку, не имея полной
информации о том, что на деле происходило в краснодарской команде перед вылетом
в Нальчик. Мы знаем лишь, что на 12.00 в день игры у краснодарцев был заказан
чартерный рейс, и самолет стоял, что называется, «под парами». Еще мы знаем, что
в 8.00, за несколько часов до вылета, наш президент созвонился с губернатором
Краснодарского края. И дал ему гарантии безопасности. В любом случае «Кубань» не
вышла в премьер-лигу не потому, что не приехала в Нальчик и получила за это
техническое поражение, а потому, что не сумела обыграть дома Курск и Орел.
Именно эти очковые потери стали роковыми для краснодарцев.
Балов: — Эта тема слишком сложна. «Анжи» к нам тогда приехал и сыграл.
Все прошло нормально. Более того, дагестанцы были готовы прилететь в Нальчик в
день, когда была запланирована игра, а в городе шла спецоперация. Но тут
ситуация особая. Люди в Махачкале наверняка не забыли, как мы в 99-м прилетели к
ним в разгар похожих событий у них в республике. Там экстремисты тоже пытались
взорвать ситуацию, и властям пришлось пойти на силовой вариант. Тоже были и
БТРы, и люди в камуфляже на летном поле, но мы приехали и сыграли в футбол.
Осуждать «Кубань» за неявку к нам глупо. Это в конце концов ее решение, которое
клуб принял сам, без какого-то давления властей.

— В первом дивизионе возможностей для тренерского творчества меньше, чем в
премьер-лиге?

Красножан: — В первом дивизионе работа немного иная — спаренные матчи
диктуют свой режим, — но тренировать команду нужно в любой лиге. Хотя недельный
цикл, несомненно, позволяет делать это лучше. Вообще играть в премьер-лиге очень
интересно.

— Наверху футбол чище?
Красножан: — Пока все, что мы видим, с чем сталкиваемся в новом для себя
турнире, — чистый футбол.

БЫВШИЙ УЧИТЕЛЬ И ТРЕНЕР ВРАТАРЕЙ

— Сколько времени вы уделяете теории, разбору?
Красножан: — Да каждый день этим занимаемся! Уже есть прогресс, и
ощутимый. Если раньше ребят порой в сон клонило, то сегодня все внимательно
слушают то, что я до них пытаюсь донести.

— Немудрено — ведь вы после окончания карьеры игрока работали учителем
физкультуры в обычной школе, не так ли?

Красножан: — Пять лет — с 85-го по 90-й. И вспоминаю то время с большой
теплотой. Когда закончил играть в нальчикском «Спартаке» — тренером тогда был
Владимир Эштреков, — нужно было срочно решать квартирный вопрос. Женился рано, в
20 лет, так что проблема была сверхактуальной. В школе вступить в жилищный
кооператив было легче. Туда и устроился. Правда, с квартирой в результате и там
не сложилось. Но коллектив был замечательный.

— В «Спартак» вас поначалу взяли тренером вратарей, хотя по футбольной
специальности вы защитник. Такое разве возможно?

— Возможно, если жизнь заставит. В конце концов Сергей Павлов в сборной
Романцева тоже курировал вратарей. Я закончил ВШТ, а команда из Баксана, где
работал, закрылась. Принял предложение «Спартака». Вакантной была должность
тренера вратарей, вот и согласился. Обложился конспектами, стал вникать… Да и
вратари в команде уже были опытными, разжевывать им ничего не приходилось.

— А чья была идея сделать вас главным тренером «Спартака»?
Балов: — Моя. Красножан до этого пять лет работал в дубле, мы дружили.
Предложил его кандидатуру Идея воплощалась в жизнь достаточно тяжело, но сейчас,
думаю, вряд ли кто-нибудь жалеет о том, что в «Спартаке» работает такой тренер.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 апреля 2017, понедельник
23 апреля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Как вы оцениваете судейство в матче "Зенит" - "Урал"?
Архив →