Запах травы на мяче
Текст:

Запах травы на мяче

В прошлом году «горожанин » Юрий Жевнов стал основным вратарем белорусской сборной, а в чемпионате России во всех тридцати турах защищал ворота «Москвы», на целый сезон «посадив» в запас Сергея Козко и Александра Филимонова.
20 апреля 2006, четверг. 00:41. Футбол
В прошлом году «горожанин » Юрий Жевнов стал основным вратарем белорусской сборной, а в чемпионате России во всех тридцати турах защищал ворота «Москвы», на целый сезон «посадив» в запас Сергея Козко и Александра Филимонова. Юрий был включен нами в символическую сборную первого, шестого и двадцать первого туров ЧР-2005 и вошел в символическую сборную дебютантов. Нынешний сезон начался для Юрия Жевнова непросто — во время тренировочной игры в Южной Африке он получил серьезную травму, однако уже в первом матче чемпионата России вновь вернулся в ворота «Москвы».

КАРЬЕРА

— Мяч, которым постоянно играют, сохраняет запах травы. В раннем детстве, если у нас дома был мяч, я даже спал с ним.

Основной голкипер «Москвы » Юрий Жевнов родился 17 апреля 1981 года в городе Добруше — райцентре Гомельской области Белоруссии. С семи до тринадцати лет он одновременно играл за команды четырех возрастов — с 1977 года по 1981-й, и случалось, что в турнирах детских команд пропускал и по пятнадцать мячей за игру.

— Я был настолько маленький, что не мог допрыгнуть до перекладины, а игроки соперника нарочно били мне верхом. Но, играя на турнирах «Добрушский фарфор» уже за команды 1978 — 1979 годов, я дважды признавался лучшим вратарем.

В 13 лет Юрий уехал в Минск в Республиканское училище олимпийского резерва (РУОР), куда отбирали лучших ребят республики. А в 16 подписал контракт с командой мастеров — борисовским БАТЭ.

— Дебютный матч за БАТЭ в 2000 году стал для меня кошмаром. Мы проиграли находившейся в низу таблицы «Лиде» — 1:2, а первый мяч я пропустил после сумасшедшего удара метров с сорока. После этого меня два месяца близко к основе не подпускали. Первым номером в БАТЭ Жевнов стал в 2002 году.

— В прошлом году БАТЭ занял пятое место, а до этого семь лет подряд завоевывал медали. У нас не было чехарды с тренерами, наставник Юрий Пунтус, который сейчас возглавил национальную сборную Беларуси, доверял нам, а мы — ему. Состав у нас был стабильный, без легионеров — только местные ребята. Именно из БАТЭ Глеб уехал в «Штутгарт», а Кутузов — в «Милан».

В «Штутгарте» мог оказаться и Жевнов. В составе юношеской сборной (до 18 лет) он удачно сыграл с дублем «Штутгарта», чем дал немецким селекционерам повод задуматься о возможном контракте. Однако полгода спустя юношеская команда Беларуси неудачно выступила в отборочном цикле ЧЕ (уступила бельгийцам и югославам, но обыграла Россию — 4:2), и интерес к Жевнову в Германии угас.

— Из всех медалей, которые я выиграл с БАТЭ, самой сложной было «золото» 2002 года. Мы отставали от «Немана» из Гродно на семь очков, но смогли его сначала догнать, а потом победить в «золотом» матче. Запомнилось и «серебро» 2003 года, взятое благодаря победе над минским «Динамо» — 4:0. Конец сезона для меня в том году вообще выдался сумасшедшим. В стыковых играх с поляками наша «молодежка» сначала дома сыграла 1:1, а затем выиграла у них — 4:0 на выезде и впервые вышла в финал чемпионата Европы.

В составе БАТЭ Юрий Жевнов участвовал в нескольких евротурнирах. В Лиге чемпионов его клуб уступил ирландскому «Богемиансу », в Кубке УЕФА — тбилисскому «Динамо».

Еще шесть матчей БАТЭ сыграл в Кубке Интертото, дойдя в 2002 году до третьего раунда, откуда был выбит «Болоньей».

— В Кубке УЕФА мне удалось прямо от своих ворот забить гол тбилисскому «Динамо».

А до этого такой же гол я забил в тренировочном матче в Турции, когда мы в очень ветреную погоду играли против какой- то украинской команды.

В 2003 и 2004 годах Юрий Жевнов признавался лучшим вратарем Беларуси.

В конце 2003 года он дебютировал в национальной сборной — в товарищеской игре с Узбекистаном (при тренере Эдуарде Малофееве), пропустив два мяча: первый — с пенальти, а второй — от нынешнего торпедовца Гейнриха. А весной прошлого года состоялся его дебют уже в официальном матче сборной (в Словении).

В декабре 2004-го тренер БАТЭ Юрий Пунтус, знакомый с Валерием Петраковым, порекомендовал тогдашнему тренеру «Москвы» посмотреть вратаря Жевнова.

Одновременно им заинтересовалась и «Томь».

— Я ехал в поезде ночью из Минска в Москву и не знал, чье предложение принять. На перроне меня встречали представители Томска и Москвы.

Так что, если бы не удалось сразу подписать контракт с «Москвой», я бы поехал на сборы с «Томью». А если бы не удалось заиграть в «Москве», посидел бы полгода в дубле, а затем попросился в аренду, пусть даже в первую лигу. Главным для меня было уехать из Беларуси.

Накануне первого тура чемпионата России 2005 года Юрий Жевнов сыграл за дубль «Москвы» против дубля «Спартака». А на следующий день Валерий Петраков выпустил его уже в игре основных составов. «Москва» победила — 2:0, а Жевнов взял пенальти от Аленичева.

— Ничего сверхъестественного я не делал, мне дали шанс, и я им воспользовался. «Спартак» — такая команда, которая могла нас и 5:0 обыграть. Но, к счастью, этого не произошло.

ИСТОРИЯ «МОСКВЫ» ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

— Какой матч в России в прошлом сезоне вам больше всего запомнился?
— Трудно выделить какие-то игры, кроме дебютной. Психологически очень важным был для меня выездной матч против «Шинника». В предшествовавшей ему игре с «Торпедо» Игорь Семшов забил мне гол на 92-й минуте. И я почувствовал: если плохо отстою, потеряю место в основе. Игра была тяжелой, равной, шел дождь, но мы выиграли — 1:0, я не пропустил и удачно сыграл в нескольких эпизодах.

— В прошлом сезоне вы пропустили в первом круге всего семь мячей, а во втором почти в три раза больше — 19…
— Начало чемпионата было для нас удачным: после нескольких туров «Москва» находилась в верху таблицы. При Петракове главной задачей было не пропустить. С приходом Слуцкого у нас изменилась тактика: мы начали больше созидать, и это, естественно, сказалось на игре в обороне. В прошлом году нам не хватало стабильности.

— Зато «Москва» очень удачно играла с лидерами.
— С ними играть легче. И мы настраиваемся по-другому, и болельщиков на матчи приходит больше. Лидирующие команды играют в более открытый футбол, им непременно нужна победа, а когда они раскрываются, у нас появляется шанс для контратак. С теми же, кто играет от обороны, на ничью, мы сами больше атакуем и больше пропускаем. Леонид Слуцкий говорит, что «классной командой считается не та, что обыгрывает лидеров, а та, что берет свои запланированные очки».

Вот «Спартак» уступал тем, кто в таблице выше него, а тех, кто шел за ним, дожимал.

— Вы работали с разными тренерами. Насколько различалось их отношение к футболистам?
— Каждый тренер по-своему настраивает на игру. При Пунтусе и Петракове это был настрой на эмоциях. Малофеев почти всю установку проводил в стихах. В такие минуты было тяжело оставаться серьезными: обычно вся команда смотрела вниз, чтобы не смеяться. Но нам это нередко помогало.

Слуцкий воздействует на психологию: старается немножко раскрепостить команду.

— После своего назначения Леонид Слуцкий провел беседу с каждым игроком. О чем он говорил с вами?
— Леонид Викторович спросил, как у меня обстоят дела в семье, есть ли проблемы в быту, все ли меня устраивает. А в конце разговора сказал: «Давай, готовься, я в тебя верю!» Он никому не стал говорить высокопарных слов, а попытался разобраться, у кого из нас какие проблемы.

— А какой он человек?
— Он не такой вспыльчивый, как другие тренеры. Тонко чувствует игроков, поэтому на каждого футболиста воздействует по-разному. Я считаю его грамотным специалистом. Он хорошо «подкован» тактически, постоянно в работе, в учебе, все время старается найти что-то новое.

— С таким тренером, наверное, и поспорить можно?
— На разборе матча, особенно если мы проиграли, Леонид Викторович сам предлагает:

«Давайте, ребята, вместе разберемся в ошибках. Сначала я скажу, потом послушаем вашу точку зрения». И мы спокойно, на равных общаемся с ним. Более молодые футболисты говорят немного, а те, кто постарше, обсуждают, кто в чем виноват, кто где недоработал.

— В тренерский штаб «Москвы» в этом году вошел белорусский тренер вратарей Петухов, с которым вам уже довелось поработать…
— Он семь лет работал со мной в БАТЭ — с того момента, как я оказался в этой команде, и сыграл большую роль в моей жизни. С любым житейским вопросом я шел к нему. В том, что я вырос до уровня футбольного клуба «Москва» и белорусской национальной сборной, во многом именно его заслуга.

— В этом сезоне в «Москве» появился и еще один белорусский голкипер…
— В прошлом году у меня спросили, есть ли в Беларуси перспективные вратари 1985 — 1986 годов рождения. Я ответил, что мне нравится Антон Амельченко, у него очень хорошие данные для голкипера.

Сейчас он основной вратарь белорусской молодежной сборной.

И за «Москву» он будет играть, просто ему нужно время на адаптацию: я, когда приехал в Россию, был постарше.

— Прошлым летом на одной из пресс-конференций прежний тренер «Москвы» Валерий Петраков сказал, что от многочисленных интервью у Жевнова закружилась голова и он снизил требования к себе…
— Я думаю, это были эмоции. БАТЭ всегда лидировал, и в Беларуси я давал интервью не реже. Я остался таким же, каким был до приезда в Россию, так же веду себя. Похвалы журналистов на моем отношении к тренировкам не сказались — работать я меньше не стал.

Знаю, что чем выше взобрался, тем больнее будет падать и сложнее подниматься снова.

— Вас узнают на улицах?
— Узнают в районе «Автозаводской» — там больше всего любителей нашей команды.

У меня нет автомобиля, поэтому я езжу в метро, но повышенного к себе внимания не чувствую. Хотя мне приятно, когда болельщики поддерживают меня на стадионе, особенно если после плохой игры люди мне искренне говорят: «Ты не расстраивайся! Побыстрее забудь этот матч и готовься к следующему».

— В России когда-нибудь ощущали себя легионером?
— Никогда. Я считаю, что между русским и белорусским народами почти нет разницы. У нас в Беларуси процентов девяносто людей, если не больше, разговаривают на русском языке, и для меня он является родным.

— Когда перешли в новую команду, познакомились с ее прошлым?
— За чтением истории «Москвы » я на базе не сидел. Знаю, что команда раскололась: в «Лужниках» осталось «Торпедо», на «Автозаводской» — «Москва ». Это новая эра и новый бренд. Поэтому я и не углублялся в историю «Торпедо», не стремился стать «истинным торпедовцем». У меня новая, молодая команда, история которой только начинается.

— В межсезонье вы получили серьезную травму…
— Я успел сыграть всего три встречи — с «Динамо» Киев, «Шахтером» и «Кайзер Чифс», а потом «сломался», и предсезонка для меня закончилась.

Сначала думал, что через неделю- две буду тренироваться в общей группе, но углубленный осмотр показал, что мне еще месяц нужно отдыхать. Ничего страшного в том, чтобы снова доказать свою состоятельность на тренировках, я не видел.

— Однако Сергею Козко не удалось воспользоваться вашим отсутствием и завоевать место в основе.
— В обеих играх Кубка России он выглядел хорошо, и его вины в пропущенных голах я не вижу. Не знаю, как бы я сыграл на его месте — лучше или хуже. Когда же он заменил меня в матче в Ростове, третий гол соперника — мяч тогда попал в кочку — получился довольно курьезным, а четвертый залетел после углового. Можно сказать, Сергею не подфартило…

— Вы стали открытием прошлогоднего российского чемпионата, а чья игра стала открытием для вас?
— Мне очень понравилось, как провел сезон наш левый защитник Олег Кузьмин. Своим трудолюбием и игрой Олег доказал тренерам, что он футболист основы. Дима Кириченко выглядел очень хорошо и стал лучшим бомбардиром чемпионата. Да и все остальные ребята тоже сыграли на уровне.

СЕМЬЯ

— Мы жили возле стадиона, и я с трех лет с открытым ртом наблюдал за отцом, игравшим вратарем на первенство города.

Когда мама водила меня из детского сада домой, я вырывался от нее и бежал на футбольную площадку, если видел там брата и его друзей, гонявших мяч. Однажды отец разрешил мне посидеть за его воротами во время игры, и мяч попал мне в голову. После этого мама долго не разрешала отцу брать меня на футбол.

В семь лет Юра все-таки записался в футбольную секцию, и вскоре они со старшим братом Женей оказались у тренера Александра Владимировича Назарчука.

Правда, в шестнадцать лет брат предпочел футболу культуризм. Сейчас он работает в охранном предприятии и играет в добрушской мини-футбольной команде.

— Против отца мы с братом играли на первенство района.

Папа выступал за свое предприятие, а мы — за нашу спортшколу. Особенно мне запомнился матч, в котором мы выиграли, но я не забил отцу пенальти. А сейчас отец и брат уже приезжают в Минск на матчи нашей национальной сборной, за которую я играю. На играх в Москве часто бывает моя любимая девушка Аня, с которой мы вместе уже три года.

Она бывшая гимнастка, но разбирается и в футболе, с ней всегда можно обсудить игру. Ее поддержка мне очень важна.

P.S.
В Добрушской футбольной школе и сейчас подготавливает детишек мой первый тренер. Школа финансируется плохо: те, кто там работает, получают гроши. В декабре я участвую там в ежегодных турнирах, а в течение сезона обычно созваниваюсь с тренерами и по возможности стараюсь им помочь.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов:
30 сентября 2016, пятница
Какой клуб произвёл на вас наилучшее впечатление в последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы?
Архив →