Все новости
Люк Уилкшир
«Чемпионат»
Фото: из архива Люка и Кристины Уилкшир
«Новый год — два мандарина и водка». Как Люк Уилкшир стал русским
«Чемпионат» в гостях у Люка Уилкшира и его русской жены Кристины: история обрусения первого австралийца РФПЛ.
Футбол / РФПЛ

«На своём поле» — новая рубрика «Чемпионата», в рамках которой мы будем приезжать в гости к известным футболистам, чтобы поближе познакомиться с их семьями, посмотреть, где и чем они живут, ну и поговорить, конечно, — о личном, семейном, футбольном. Наша первая поездка — в гости к единственному русско-австралийскому семейству в мире футбола.

Мы сидим на диване в гостиной небольшого дома под Новогорском. В ногах сопит доброжелательный мопс Нана, тут же крутится французский бульдог Боско, а командует этим звериным парадом кот Эдди. Страсть к домашним животным у Люка и Кристины Уилкширов общая. Рядом находится семейное гнездо родителей Кристины. Общий «зверинец» насчитывает семь собак самых разных пород. Но главные тут не они, а 4-месячный Люк-младший и двухлетняя Миа. Немного стесняясь, она показывает нам собственноручно раскрашенную маленькую тыкву.

Полина Куимова и Михаил Тяпков в гостях у Люка и Кристины Уилкшир
Полина Куимова и Михаил Тяпков в гостях у Люка и Кристины Уилкшир
Фото: Павел Ткачук, "Чемпионат"

«Наше первое свидание было на мойке»

Люк и Кристина вместе уже почти пять лет.

– Мы познакомились с Люком здесь, в Новогорске, — начинает Кристина. — Постоянно где-то пересекались — то в ресторане встретимся, то на заправке. Однажды разговорились, а потом года полтора-два были лучшими друзьями.

– Мы до сих пор! – добавляет Люк.

– Да! – улыбаясь, отвечает Кристина. — Хотя прежде я в дружбу мужчины и женщины не верила. Потом в один момент поняли, что друг без друга не можем. Наше первое свидание было на мойке — поехали в снег мыть машины. Додумались же! И я зачем-то позвала его домой, к родителям. Он даже не испугался, наоборот, был счастлив. С того дня вся моя семья в него влюблена. Бабушка постоянно мне говорит, что это судьба, хотя я до последнего думала, что мы будем только друзьями. Честно, у нас всё как в сказке!

Атмосфера в доме у них действительно особенная. Достаточно только посмотреть, как Люк играет с дочкой, и становится понятно: для Уилкшира нет ничего важнее семьи. В их с Кристиной совместном «инстаграме» – никаких тусовок, гламура и пафоса. Только дети, собаки, игры. И любовь, конечно.

– У нас была тайная свадьба в Австралии, — делится Кристина. – Мы хотели расписываться в Москве, но здесь всё довольно сложно с документами. Я бы этот пакет собирала очень долго, поэтому Люк позвонил в Австралию, и оказалось, что там вся эта процедура намного проще.

Свадьба на две страны — в Австралии и в России
Свадьба на две страны — в Австралии и в России
Фото: из архива Люка и Кристины Уилкширов

Он взял выходные, и мы улетели, никому ничего не сказав. Даже его родителям, хотя были в сотне километров от них, — просто иначе они бы не приехали в Москву на официальное торжество. А так получился классный праздник. В Сиднее мы выбрали парк на фоне Опера Хауз, там и расписались. С нами был только агент Люка в качестве свидетеля.

Люк и Кристина с родителями на московском праздновании свадьбы
Люк и Кристина с родителями на московском праздновании свадьбы
Фото: из архива Люка и Кристины Уилкширов

«Русский Новый год: бутылка водки и два мандарина»

Если поначалу Уилкшир был в России гостем, то сейчас – свой.

– Люк русеет, — добавляет Кристина. — Это сложно объяснить, но чувствуется, что меняются даже предпочтения в еде. Люк никогда не любил чёрный хлеб, а сейчас ест его по утрам с маслом.
– А ещё мне нравится борщ, жареная картошка и оливье, — смеётся австралиец.
– Ага, хотя сначала он даже не понимал, как можно есть соленые огурцы с майонезом!

Ещё Уилкшир обожает русскую зиму. И отпуск в этом году семья проводит не в южных широтах, а дома. Конечно, сыграло роль рождение малыша, но, кажется, никто не расстроен. Когда Люк играет с Мией в снежки или устраивает снежный аттракцион, катая по сугробам газонокосилку, ещё неизвестно, кто веселится больше – малышка или её отец, до переезда Москву видевший метель только на картинках.

Миа во дворе дома Уилкширов
Миа во дворе дома Уилкширов
Фото: из архива Люка и Кристины Уилкширов

— Помню свою первую московскую зиму – приехал из отпуска в январе 2009-го и увидел, что весь город в снегу. Это было невероятно, как в сказке. Сейчас будет мой второй Новый год в России. В первый раз мы праздновали с отцом жены. Была смешная история: мы пошли на прогулку до нашего строящегося дома с бутылкой водки и двумя мандаринами. Русский Новый год, ха-ха.

— Крёстный Мии, большой мужчина, военный, помог им вдвоём добраться домой потом, — продолжает семейную байку Кристина. — Отец сказал тогда: «Я должен был показать Люку, что такое русский Новый год!» Я тогда была беременна, не пила, мама в принципе не пьёт, а они ушли на стройку нашего дома. Потеряли тогда всё, что можно: ключи, телефоны… Потом нашли в сугробах. Зато у них теперь есть замечательная история, которая начинается всегда так: «Я со своим лучшим австралийским другом встречаю Новый год…»

Люк, Кристина и Миа
Люк, Кристина и Миа
Фото: Павел Ткачук, "Чемпионат"

«Принял крещение под именем Лука»

Помимо Нового года Люк проникся и другими русскими праздниками. В семье Уилкширов отмечают день отца, 23 февраля, 8 марта, Новый год с Рождеством и даже День победы.

— Помню, как в Нидерландах я нашла магазин русских продуктов и на 9 мая закатила праздничный ужин – Люк был в восторге. Сложнее всего было объяснить ему, что такое, например, 23 февраля. Я сказала просто, что это мужской день. А 8 марта – женский. Теперь поздравляем друг друга.

Рождество – отдельная история. Дело в том, что Люк Уилкшир… православный христианин.

— Он сам так захотел, — рассказывает Кристина. – Мы крестили Мию, и в тот же день крестился Люк, прошедший весь обряд – купель, рубаха, крестик. Он принял крещение под именем Лука, дочка – Мария.

Православное крещение Люка (Луки) Уилкшира
Православное крещение Люка (Луки) Уилкшира
Фото: из архива Люка и Кристины Уилкширов

— Это было решение по зову сердца, — объясняет Люк. – Моя жена – православная, её родные – тоже. Наша дочка родилась в России и должна была принять крещение. Я считаю, что семья должна исповедовать одну веру. Поэтому и решил креститься.

В прошлом году Уилкшир первый раз ходил в церковь, отстоял всю рождественскую службу.

— Особенные ощущения. Православная служба – это очень красиво и очень эмоционально. Тяжело было столько стоять, но атмосфера… Какой-то неповторимой радости, счастья, гармонии.

Крестины Луки-младшего. Всё счастливое семейство
Крестины Луки-младшего. Всё счастливое семейство
Фото: из архива Люка и Кристины Уилкширов

«В Англии чистил бутсы за чаевые»

Начинался путь из далёкой Австралии в далёкую России в 1998 году, когда 17-летний Уилкшир перебрался в Англию.

— У меня замысловатая футбольная судьба. Вообще, когда я был маленьким, смотрел регби, потому что мой папа был регбийной судьёй. Даже хотел пойти заниматься, но мама запретила: сказала, что это очень жёсткий вид спорта. Очень боялась, что я получу травму. Так я решил стать футболистом.

Я уехал из дома, когда мне было 17. В 15 лет я стал одним из двух игроков, которым выдавали стипендию в $ 4000 и отправляли в футбольную академию в Англию на несколько недель. В «Милдсборо» у меня многое получалось, поэтому тренер хотел, чтобы я остался. Но, к сожалению, я не мог в силу своего возраста, поэтому вернулся в Австралию. Мы поддерживали связь, а потом мне исполнилось 17, и я поехал в Англию, где мне предложили контракт с молодёжной командой «Милдсборо».

Молодой Люк Уилкшир в составе «Мидлсбро»
Молодой Люк Уилкшир в составе «Мидлсбро»
Фото: Reuters

Пока ты молодой игрок, должен чистить бутсы игроков основного состава. Это такое правило. Каждому даётся свой футболист, чьи бутсы ты чистишь и полируешь. Если ты выполняешь свою работу хорошо, то можно получить какой-нибудь подарок, особенно под Рождество. Не помню, дарили ли мне что-то, но чаевые точно давали. Сейчас, конечно, ситуация другая. Молодые игроки получают намного больше, чем раньше.

Первая зарплата Уилкшира — 350 фунтов в неделю.

— Мне этого хватало, я жил в английской семье, по специальной программе обмена, вместе с вратарём Джонсом. У нас была своя комната. Помню, как накопил на свою первую маленькую машину. Для меня это было большим событием.

«Хиддинк мог заказать бутылку вина за 10 000 долларов»

А потом в жизни Люка появился Гус Хиддинк, и понеслось…

— Помню первую тренировку в сборной Австралии под его руководством. Он сразу попросил нас называть его Босс. И он был босс во всём. С его появлением сборная Австралии словно зажила новой жизнью. И я тоже. Он помог мне попасть на чемпионат мира 2006 года – потрясающее событие в моей карьере. Он же посоветовал меня «Твенте», откуда я потом перебрался в «Динамо».

Он лучший тренер в моей карьере. Его знания футбола, тактические знания, страсть к футболу… Никто не готовил к матчам лучше, чем он. У него всегда всё под контролем, он предельно спокоен и может позволить себе шутить, прикалываться – эта его уверенность передаётся всем.

Фото: Reuters

Хиддинк вне футбольного поля вызывает у Люка не меньше положительных эмоций. Они продолжают время от времени общаться.

— Вне футбольного поля он очень простой в общении и любит разные маленькие удовольствия. Они уже практически легендарные — кофе, сигары и хорошее красное вино. Помню, мне рассказывали, как он заказал в одном из российских ресторанов бутылку вина за 10 000 долларов. После хорошей работы он мог себе это позволить.

Последний раз мы общались примерно год-полтора назад. Я спросил, как у него дела, мы поговорили о моём будущем, о возращении в Россию. Он одобрил моё решение вернуться.

→ «И тут Гус как выдаст»! 10 удивительных историй о Хиддинке

«В Грозном впервые прокатился на «Ладе»

Вне российского футбола Уилкшир провёл всего один сезон – в «Фейеноорде». В 2014-м у него истёк контракт с «Динамо», которое в ту пору не слишком дорожило своими старожилами – вместе с другим ветераном клуба Фернандесом Уилкшир ходил прощаться с трибунами буквально со слезами на глазах.

Прощание со слезами на глазах: Уилкшир и Фернандес уходят из «Динамо» — 2014
Прощание со слезами на глазах: Уилкшир и Фернандес уходят из «Динамо» — 2014
Фото: Евгения Ильинская (Fcdin.com)

Возвращение в Нидерланды особого удовольствия Люку не принесло.

После завершения сезона в «Фейеноорде» австралиец стал свободным агентом и поехал в Грозный. Инициатором этого переезда была жена.

– Объясню, почему выбрали «Терек», — говорит Кристина. — В Голландии он всё время, когда возвращался домой после игр, говорил: «Это не моя лига. Мне нужна РФПЛ».

– Так и было, – подтверждает Люк. – В «Фейеноорде» мне было тяжелее, чем в «Твенте»: во второй раз понял, что эта лига больше для молодых игроков. Там они могут развиваться, улучшать свои навыки. Кроме того, голландцы зациклены на правилах: они чётко разделяют, что ты можешь делать, а что нет. Это хорошо, когда тебе 18-20 лет, когда тебе за 30 – уже трудно выполнять роль ученика. И мне было немного непривычно после России, где довольно тёплая атмосфера и нет таких строгостей. Да и тренер «Фейеноорда» быстро списал меня со счетов, и в итоге я стал свободным агентом.

– И у нас появился шанс перейти в «Терек», — продолжает Кристина. – Он всё время говорил: «Я не закончил в России, мне нужно сделать там что-то ещё. Мне надо вернуться». И вернулся. Как только поступило предложение, мы сразу же всей семьёй переехали. В Грозный ехать было нестрашно, наоборот, даже интересно. Это очень необычный город, который сильно отличается от всего того, что мы видели. Ничего плохого сказать не могу. Пожалуй, единственный минус – летом там очень жарко и много саранчи. Я боялась туда лететь только из-за этих насекомых!

Фото: Павел Ткачук, "Чемпионат"

— Мне в жару было непривычно, что вне поля не приветствуются шорты, — добавляет Уилкшир. — Но ничего страшного – это дань традициям. Когда мы только приехали, ребята из команды нас очень хорошо приняли. Я до сих пор с некоторыми общаюсь. У меня не было никаких проблем в «Тереке». После «Фейеноорда» я словно дышал свежим воздухом. Рахимов – требовательный тренер, но без ненужных запретов и правил.

– Да там вообще все люди простые и добрые, — говорит Кристина. — В первое время очень сильно нам помогали. К нам приходила девочка убираться и потом писала, что таких, как мы, не встречала. Все отзывчивые, если попросишь – тебе не откажут. Но одна я всё равно старалась не выходить, — улыбаясь, говорит Кристина. – Казалось, что я очень сильно отличаюсь: в первое время даже думала гардероб менять. Но потом легко освоилась. На самом деле одежда, которую носят чеченки, очень удачно подчёркивает красоту.

— А ещё в Грозном я впервые прокатился на российской машине, — смеётся Люк. – Это была «Лада», такси. Конечно, комфорта там нет, приходится открывать окна, чтобы не вспотеть, но это ведь бюджетная машина. Так что всё прошло нормально, я не привередливый! За поездку я тогда заплатил около 100 рублей.

«Первые недели я думала, что он женат на «Динамо», а не на мне»

В «Тереке» Уилкшир играл не так много и в принципе был готов сменить обстановку. Летом у него было предложение от одного из австралийских клубов, но с маленьким Люком-младшим о переезде на другую сторону света говорить не приходилось, а без семьи Уилкшир не чувствовал бы себя уютно даже на родине. И тут возникла идея: а почему бы не вернуться в «Динамо» и не помочь ему в решении исторической задачи: возвращения в Премьер-Лигу?

– Он почему-то всегда знал, что вернётся. Я до последнего думала: нет, не вернёшься, но он как знал, — говорит Кристина.

– Я мечтал снова оказаться в «Динамо». Да я никогда и не хотел уходить, если честно. В 2014-м у меня истекал контракт, я говорил со спортивным директором Аджоевым, но слышал в ответ: проблем нет, продолжай готовиться. И так до конца сезона. Я не знал, что будет дальше, был в подвешенном состоянии. Потом, помню, мы сидели в ресторане, я смотрел что-то в Интернете и нашёл интервью, в котором говорилось, что на меня больше не рассчитывают. Но звонка из клуба никакого не было. Это было тяжело.

Папина дочка
Папина дочка
Фото: Павел Ткачук, "Чемпионат"

То, что я вернулся, уже другая история. Хотелось помочь клубу в такой момент. Вылет в ФНЛ — этого не должно было случиться с клубом с такой историей. Я договорился с «Тереком», мне не стали чинить препятствий в поиске нового клуба, за что я благодарен всем в Грозном. Когда я стал свободным агентом, то сразу предложил свои услуги «Динамо». Да-да, я сам вышел на клуб – очень хотел вернуться. Когда я услышал положительный ответ, почувствовал, как сбывается моя мечта. Сейчас я наслаждаюсь каждым днём в «Динамо». Мне кажется, я самый счастливый человек! Я вернулся домой. Было много шуток по этому поводу, конечно, говорили, что болельщики так не рвутся на стадион, как я, но сейчас все уже успокоились. Разве что самый популярный подкол в мой адрес — «Люк, я твой отец» — по-прежнему использует наш врач-реабилитолог Дима Смирнов.

В «Динамо» я чувствую столько любви и уважения со стороны клуба, игроков, болельщиков – ото всех. Когда я вернулся, охранник на базе улыбался, пожимал мне руку. Это было чувство, когда ты уезжаешь далеко, а потом появляешься на пороге родного дома, и все тебе рады. Тогда понял, что «Динамо» в моей душе, в моём сердце. У меня бело-голубая кровь!

Кстати, не только кровь – у Люка среди его многочисленных татуировок (буквально на днях счастливый отец добавил к ним ещё и имя и дату рождения сына) есть и динамовская.

Динамовская татуировка Уилкшира
Динамовская татуировка Уилкшира
Фото: Павел Ткачук, "Чемпионат"

– Первые недели я думала, что он женат на «Динамо», а не на мне, — улыбается Кристина. – Уезжал на тренировки таким счастливым, каким я никогда его не видела. Это было что-то невероятное. У человека сбылась мечта, и стало ясно, что он был не там, где должен был быть.

Вернувшись в стан бело-голубых, Уилкшир счастлив как человек, но вряд ли полностью доволен как футболист – играет он, как и в «Тереке», не так часто.

— Я надеюсь, что «Динамо» будет последним клубом в моей карьере. Это именно то место, где я бы хотел закончить. Но это футбол — никогда не знаешь, где окажешься. Посмотрим. Пока я не готов прощаться с футболом.

Недавно в гости к Люку и к «Динамо» приезжал Кевин Кураньи.

– Кевин — мой хороший друг, и он так же, как и я, любит Москву, «Динамо» и рад сюда возвращаться снова и снова. Мы разговаривали с ним о том, что можем объединиться и работать тренерами вместе. Мы хорошая команда. Он будет главным тренером, а мы с Лео Фернандесом – помогать ему. Кстати, у Лео сейчас дела в его первом и нынешнем клубе «Невеллсе» идут не очень, так что он тоже был бы счастлив вернуться в «Динамо». В своё время именно он помог мне здесь, на новом месте. Да и по-русски он говорит лучше всех нас!

Кураньи: вернуться в «Динамо»? Почему бы и нет
Кевин Кураньи вернулся в Москву и дал эксклюзивное интервью «Чемпионату». Рассказал и о том, с кем обсуждал возвращение в «Динамо».

«Когда Люк увидел мультик «Мойдодыр», у него глаза округлились»

Кстати, основной язык в семье Уилкширов – английский. Поначалу Люку и родителям Кристины было тяжело понимать друг друга, но сейчас этот барьер снят – смесь языков и хорошее знание человека творят чудеса.

— Я периодически миксую два языка, потому что всё-таки сложно привыкнуть. У нас ведь дочь разговаривает на английском. Мне изначально очень хотелось, чтобы Миа говорила только на английском, а русский просто понимала. Но сейчас она от бабушки набралась русских слов – та читает ей сказки, включает наши мультики. Люк совсем не против, только один раз, увидев старый советский «Мойдодыр» по телевизору, попросил выключить. У него аж глаза округлились от происходящего на экране. Очень трудно человеку другой культуры, не читавшего в детстве Чуковского, понять, что это за ужас творится с посудой.

Сейчас неподалёку от родительского дома и своего нынешнего места обитания, в том же посёлке под Новогорском, Уилкширы строят свою собственную усадьбу. Там даже есть гостевые комнаты для детей Люка от первого брака Тоби и Пейдж, которые живут в Англии, но приезжают к отцу несколько раз в год и прекрасно ладят с его новой семьёй. А вот футбольного «музея» не планируется. Зато футболки Уилкшира использовал для оформления своей игровой комнаты брат Кристины Егор – как и всё семейство, он преданный фанат Люка. Рядом со строящиимся домом – живописнейший овраг, любимый бар Люка и красивейший подвесной Мост любви. Тем удивительнее, что супруги не планируют надолго оставаться в этом семейном гнёздышке.

— Мы очень счастливы в Москве, но нам нужно больше солнца, — поясняет Люк. — Мне нравится Майами. Многие говорят, мол, почему бы не вернуться в Австралию, ведь там и солнце, и море, но это очень далеко от всего – от друзей, семьи Кристины, Европы. Посмотрим, в ближайшие несколько лет мы точно будем в Москве, а потом уже будем думать, где климат получше.

К солнцу, морю и пляжу тяготеет всё семейство Уилкширов
К солнцу, морю и пляжу тяготеет всё семейство Уилкширов
Фото: из архива Люка и Кристины Уилкширов

— Почему именно Майами?
— Солнце, пляжи, хорошо для детей. А ещё — бейсбол… Мы уже как-то были в Майами, так вот три часа я провёл на стадионе местного клуба «Марлинс». Это всё было как в кино. Я вообще люблю американский спорт – это отличная форма досуга. Матчи идут очень часто, каждый день. На бейсболе у тебя достаточно времени, чтобы перекусить, сходить в клубный магазин, поболтать. И при этом продолжать следить за игрой. На мой взгляд, идеально. Кому-то игра кажется скучной и недостаточно динамичной, но если знаешь правила, разбираешься – уже не будешь скучать.

Кристине уехать из Москвы будет тяжелее – всё-таки родной город. С другой стороны, опыта теперь не занимать: с маленькой Мией пришлось осваиваться в Нидерландах, Люк-младший родился во время «командировки» отца в Грозный.

Фото: Павел Ткачук, "Чемпионат"

— Всё развивалось настолько стремительно, что я даже не заметила, как родила двоих детей, — смеётся Кристина. — Нидерланды была первым опытом переезда. Я очень скучала по Москве. Это никак ни на чем не отражалось, но в душе сидело ощущение, что у нас, например, магазины 24 часа работают, аптеки. Здесь я все время могу найти всё, что угодно, в любое время суток, а там с этим было тяжелее. Молочку в Голландию нам отправлял администратор «Динамо» Геннадий Самодуров, потому что там не было большого выбора. Да и мама постоянно прилетала помогать. Но после того опыта мне было уже легче. Сейчас я готова к новым местам и новым переездам.

— Главное, что мы все вместе, одна семья, — вставляет Люк. – С остальным мы справимся. Мне будет хорошо в той точке земного шара, где будут Кристина и дети. А в Россию в любом случае мы будем приезжать, она останется родной страной для всей нашей семьи.

Интервью: Михаил Тяпков, Полина Куимова.
Фотосессия: Павел Ткачук.

Уилкширы — Люк, Кристина, Миа и Люк-младший
Уилкширы — Люк, Кристина, Миа и Люк-младший
Фото: Павел Ткачук, "Чемпионат"
Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент