Александр Заваров: до сих помню игру с "Порту"
Текст: «Чемпионат»

Александр Заваров: до сих помню игру с "Порту"

Не так много было игроков в украинском футболе, стиль которых узнаваем болельщиками спустя десятилетия. Сабо, Мунтян, Бышовец, Блохин, Буряк... Киевские болельщики в середине 80-х ходили "на Заварова".
24 апреля 2006, понедельник. 16:34. Футбол

Не так много было игроков в украинском футболе, стиль которых узнаваем
болельщиками спустя десятилетия. Сабо, Мунтян, Бышовец, Блохин, Буряк…
Киевские болельщики в середине 80-х ходили «на Заварова». Команда, мозгом и
сердцем которой был воспитанник луганского футбола Александр Заваров, подарила
своим почитателям один из двух выигранных «Динамо» европейских клубных трофеев —
Кубок кубков 1986 года. С тех пор прошло почти тридцать лет. Сегодня Александр
Заваров — тренер киевского «Арсенала».

— Только сейчас, когда сам стал тренером команды высшей лиги, я понимаю,
насколько грамотно и точно Валерий Лобановский подобрал «инструменты» для своего
футбольного ансамбля. Каждый предельно четко знал свое место, диапазон действий
и при этом ни на секунду не останавливался в прогрессе. Я пришел в «Динамо» в
1983 году и был свидетелем становления едва ли не самой сильной команды страны,
а может и Европы, того десятилетия. Удачно прошла смена поколений, и молодежь
должна была вот-вот заиграть.

— К осени 1985-го, когда «Динамо» стартовало в Кубке кубков, в «обойме»
остались самые лучшие. Легко было попасть в их число?

— Сложно, конечно. Мало было попасть в основной состав, выдержав все нагрузки и
их последствия. Надо принять это как должное на много лет вперед. Те, кто смог
это сделать, остались в истории «Динамо», остальные сошли с дистанции. Лично мне
для полной, как нынче модно говорить, адаптации в Киеве потребовалось полтора
года. Лобановский говорил, что видение поля, умение отдать острый пас, высокая
техника — все это хорошо. Однако постоянно напоминал, что я на поле не один,
нужно играть в коллективный футбол. Наряду со всеми ребятами мне пришлось
выполнять ранее непривычную работу: отбирать мяч, много бегать, вступать в
силовую борьбу, участвовать в командных тактических действиях. Благо,
футболистов, с которых можно было брать пример, в «Динамо» тогда было
достаточно. Многому научился тогда у Блохина, Буряка, Конькова… Эта школа мне
помогает до сегодняшнего дня.
 
— До киевского «Динамо» играли за луганскую «Зарю» и ростовский СКА. Когда вы
узнали, что вами интересуется Лобановский?

— Впервые приглашение со стороны «Динамо» поступило еще в 1977 году. Но мне
тогда не очень хотелось сидеть на скамейке запасных или изредка выходить на
замену, подменяя гремевших тогда Блохина, Онищенко, Буряка, Колотова. Возможно,
правильно поступил, ответив отказом, ведь в луганской и ростовской командах у
меня была постоянная игровая практика на высшем уровне, в составе СКА я даже
выиграл Кубок СССР — мой первый серьезный трофей. Со временем понял: чтобы
достичь чего-то стоящего в футболе, получить вызов в сборную, нужно срочно
переходить в другую команду. В те годы такой командой было киевское «Динамо»,
где меня по-прежнему хотели видеть. Говорят, в «Динамо» дважды не приглашают, но
для меня, видно, было сделано исключение. В одной из наших бесед я ответил
Лобановскому согласием.

— Болельщики — очевидцы того периода — считают финальный матч Кубка кубков с
«Атлетико», состоявшийся 2 мая 1986 года, лучшим в вашей карьере. Игра тогда
действительно удалась?
— Тогда вся команда сыграла на «отлично». Мы превзошли соперников, испанцев,
во всех компонентах игры, я даже затрудняюсь сказать, за счет чего соперники
могли в тот вечер победить. Если же говорить обо мне, то игра шла. Я вышел на
привычной позиции «под нападающими», чувствовал небывалый азарт и вдохновение.
Хотя, если анализировать всю карьеру, мне больше запомнился матч в Париже, где я
сыграл за сборную СССР против сборной Франции. Мы победили 2:0. Были прекрасные
матчи в чемпионате СССР, многие из которых по уровню и накалу не уступали
еврокубковым. Зачастую большее удовольствие приносила точная передача партнеру,
после которой мяч оказывался в воротах. Порой радовался результативному пасу
больше, нежели забитому мячу. Навсегда в памяти останутся две передачи Беланову
в драматичном для нас четвертьфинальном матче Кубка мира в Мексике. Немало с
моих передач забивал Блохин и другие нападающие.

— После нескольких прекрасных сезонов результаты команды образца 1985-86
годов стали ухудшаться. Как вы считаете, та команда и ее игроки полностью
реализовали себя?
— Не более чем на две трети. До сих пор перед глазами весенние матчи
полуфинала Кубка чемпионов 1987 года с португальским «Порту», которому мы дважды
уступили. По всем раскладам мы должны были проходить португальцев и играть в
финале Кубка чемпионов, но… В победном для нас цикле Кубка кубков самыми
тяжелыми считаю первый матч с «Утрехтом» и мартовские противостояния с
«Рапидом». Зимой мы готовились двумя разными группами: игроки сборной уехали на
сборы в Мексику, а остальные остались работать с Лобановским. И ничего, потом
все собрались вместе, поговорили, провели несколько тренировок, по сути начав
сезон сначала. Самые сложные первые матчи мы сыграли достойно, а вот в следующем
году успех развить не сумели. Несмотря на это, ту команду считаю лучшей, за
которую мне когда-либо приходилось играть.

— Интересно получается: «Золотой мяч» лучшего игрока Европы в 1986 году
получил Игорь Беланов, а в Советском Союзе сильнейшим оказались вы…
— В этом нет ничего удивительного. Мы оба, пожалуй, провели лучший сезон в
карьере. Просто Игорь ярко сыграл в международных матчах за «Динамо» и сборную,
обратил на себя внимание зарубежных журналистов. Я же, наоборот, более стабильно
выступал в чемпионате и Кубке СССР. Это как на выборах — все зависит от того,
кто и как считает (смеется). Мы всей командой искренне радовались успеху
Беланова, а потом ребята так же дружно поздравляли меня.

— Кто был лидером в команде на поле и за его пределами?
— Одного человека я затрудняюсь назвать. Хотя огромным уважением в коллективе
пользовался Олег Блохин. Может, кто-то считал его игроком прошлого поколения, но
на тренировках он никогда не делал себе поблажек, работал наравне с молодыми.
Его огромный авторитет и опыт помогали команде в сложных ситуациях. Несмотря на
свою звездность, в быту Блохин держался скромно, не требуя себе никаких
привилегий. Наглядный пример его профессионализма помог многим. Вообще все в
команде было на высочайшем уровне, и за этим очень строго следил Лобановский.

— Через два года после успеха в Кубке кубков динамовцы начали расходиться по
зарубежным клубам. Вы были одним из первых…

— Скауты итальянского «Ювентуса» давно наблюдали за моей игрой и в «Динамо», и
на чемпионате Европы 1988 года, в котором сборная СССР заняла второе место.
Последовало предложение — и переход состоялся. После двух лет в Серии А
перебрался во Францию, где сначала играл, а затем тренировал до 2003 года. Там
можно было жить до конца дней, но очень потянуло на родину, в Украину. Не долго
думая, откликнулся на предложение харьковского «Металлиста» возглавить команду,
сейчас же работаю со столичным «Арсеналом». Но больше всего поразило, что в
Киеве меня по-прежнему помнят и уважают. Я на всю жизнь запомню свой последний
матч за «Динамо». На игру с «Кайратом» в проливной дождь собрался практически
полный стадион. Мы тогда победили 3:0, а после прощания с болельщиками на глазах
слезы выступили. Сейчас другое время, но та атмосфера на трибуны нашего стадиона
обязательно вернется. Я в это верю!

Источник: Динамо Киев от Шурика Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 мая 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший нападающий сезона в РФПЛ - это...
Архив →