Антон Михашенок
Дать денег, чтобы найти ещё денег. Почему «Томь» не надо спасать
Томская «Томь» вновь пытается покончить жизнь самоубийством, но на этот раз с максимальным размахом.
Футбол / РПЛ 0

Самый забавный заголовок прошлого спортивного года случился не в футболе и даже не на Олимпиаде, а в женском баскетболе. В мае на ивановском портале «Частник.ru» появилась такая новость: «Энергии» дали денег, чтобы она нашла ещё денег". При всей абсурдности заголовка он был правдивым: депутаты местного парламента выделили баскетбольному клубу женской Премьер-лиги дополнительно 4 млн, чтобы «Энергия» выжила и попробовала зарабатывать сама.

Летом «Энергия», естественно, благополучно скончалась.

Однако в оставшемся после смерти клуба элитного дивизиона одного из лучших чемпионатов Европы (в женском баскетболе по уровню с Россией могут сравниться разве что Франция, Испания и Турция) заголовке отражена вся суть профессионального спорта на госфинансировании. «Томь», которая вылетает из-за финансовых проблем, потом будет стремиться в Премьер-Лигу, чтобы снова загнуться под денежным прессом. Руководство клуба уже открыто признаёт, что задачи выжить в этом сезоне нет, но вместо того, чтобы попытаться построить команду на будущее, она хочет взять 35-летнего Альберта Риеру. Проблема, о которой я рассуждал буквально вчера на примере Эммануэля Фримпонга: российские клубы стараются ориентироваться на тех, кто известнее, а не сильнее.

«Глобтроттер» наоборот. Почему не стоит скучать по Фримпонгу
Чемпионат России теряет легионера, у которого не было ничего, кроме имени. Никакого сожаления по этому поводу нет.

Один из участвовавших в комплектовании провинциального клуба Премьер-Лиги скаутов рассказывал о принципе, по которому строится работа. Чтобы выбить у области, края или города финансирование, нужно найти футболистов, о которых можно сказать, что он условно провёл два матча в Лиге чемпионов или три матча за сборную страны — и дальше будет неважно, что эти «матчи в Лиге чемпионов» были за албанский клуб в первом раунде квалификации, а «матчи за сборную» на самом деле — три выхода на замену в товарищеских играх юношеской сборной до 17 лет. Политики, как правило, не слишком ориентируются в футболе, и на них магическим образом влияют не статистика и текущие умения на поле, а имена и статусы. Такой принцип селекции обречён изначально, никто и не собирается разбираться в том, что Риера последний полный матч провёл 14 месяцев назад в чемпионате Словении.

Бессмысленные и бесконечные прогулки по граблям ничему не учат клубы, которые содержатся на госденьги. Более того, они ориентируются на развращающие примеры: они знают, что лучшее, что могут сделать, — это написать письмо президенту России. Если смелости для этого не хватит, то можно запустить в Интернете кампанию под слёзным хештегом вроде #СпаситеТомь («Ротор», «Сибирь», «Луч» и так далее). Совесть очищена, можно сказать, что для спасения сделать всё, нырнуть в низшие лиги, вернуться не готовыми и дальше весело топтаться по граблям. Такая ситуация не только в футболе, но и в целом в стране — футбол лишь отличное зеркало.

Хирурги, люди с самым специфическим чувством юмора в мире, грустно шутят, что их работа часто заключается в том, чтобы постараться искусственно поддержать жизнь у тех, кому надо дать умереть. Пожалеть «Томь», конечно, можно, но пытаться спасти её не надо, потому что если человек стремится сделать себя мёртвым, его раз за разом вытаскивают с того света, а он снова упорно стремится умереть, причём умереть максимально статусно, с бывшими игроками сборной Испании в составе, то в момент, когда откачать его уже не удаётся, он становится примером того, как делать не надо. Чем чаще такие примеры, примеры смертей без ненужных и искусственных возрождений, будут появляться в нашем футболе, тем больше у него шансов осознать, что с таким образом жизни здоровым не стать.

Ни со стороны самих клубов, ни со стороны регулирующих органов не сделано ничего, чтобы такие ситуации ушли в прошлое. Клубы продолжают набирать опытных и не самых дешёвых футболистов вместо того, чтобы ставить молодёжь, продвигать её, набивать цену и зарабатывать на их трансферах. Финансируемые государством клубы не делают ничего или почти ничего для создания денежной маркетинговой подушки. В августе я был в «Шиннике», который несколько лет подряд безуспешно пытается вскрыть себе вены, и когда генеральный директор клуба услышал от меня вопрос о том, ведётся ли хоть какая-нибудь работа по созданию резерва ликвидности, то на несколько секунд потерял дар речи. Допускаю, что от меня он вообще впервые услышал это понятие, которое является ключевым при допуске клубов к соревнованиям не только в топ-лигах, но и в чемпионатах вроде Австрии, Швейцарии или Норвегии. Допускаю также, что в РФС тоже ни разу не слышали об этом термине

Зачем? Гораздо проще дать денег, чтобы найти ещё денег.

Томь •••
Комментарии (0)
Партнерский контент