По прозвищу Царь
Фото: uefa.com
Текст: Денис Целых

По прозвищу Царь

Издательство "Городец" выпустило в продажу книгу Александра Мостового "По прозвищу Царь". "Чемпионат.ру" продолжает публикацию отрывков из книги, написанной в соавторстве с Денисом Целых.
22 мая 2009, пятница. 18:32. Футбол

Издательство «Городец» в апреле этого года выпустило в продажу книгу Александра Мостового «Царь». «Чемпионат.ру» продолжает публикацию отрывков книги, написанной в соавторстве с Денисом Целых.

В сезоне-87 я дебютировал за «Спартак» и в еврокубках. Первым нашим соперником в Кубке УЕФА было дрезденское «Динамо». Мы обыграли его более чем уверенно – 3:0, а я забил два гола.

Первый матч сложился для нас легко, и в Бремен мы ехали со спокойной душой. Эта поездка больше волновала не в спортивном плане, а в бытовом.

Следом предстояли матчи с западногерманским клубом – «Вердером». Черная отметина в истории «Спартака». Выиграв дома со счетом 4:1, в гостях мы были разгромлены еще крупнее – 2:6, и вылетели из турнира.

Первый матч сложился для нас легко, и в Бремен мы ехали со спокойной душой. Эта поездка больше волновала не в спортивном плане, а в бытовом. Раньше любой выезд за рубеж рассматривался, как бонус, как возможность что-то купить, походить по магазинам. За кордоном, в отличие от нашей страны, любых товаров было навалом – будь-то куртки, джинсы, ботинки или что-то еще. Любая игра за рубежом рассматривалась под такой призмой. Поэтому всех очень волновала жеребьевка еврокубков. При этом мы все время подшучивали над ребятами из ЦСКА, которые если и ездили за рубеж, то, в основном, в соцстраны – ГДР, Чехословакию. «Парни, вас возят, как типичных советских туристов», – смеялись мы.

Нам же подчас доставались шикарные страны. Западная Германия – из их числа. Эта жеребьевка порадовала всех. Мы получали суточные и могли тратить их в местных магазинах. Не надо долго думать, куда лежал наш путь в свободные минуты за границей. Деньги есть, значит надо мчаться за покупками. Тем более, мы молодые ребята. Нам интересно слово «мода». 70 лет в Союзе подобного понятия для наших граждан, по сути, не существовало (товаров-то на прилавках было немного), а для нас оно начало постепенно открываться. Так что наша программа была отработана: до обеда – магазины, после обеда – опять магазины. О футболе в такой ситуации никто и не думал.

Расстарались и немцы. Когда мы прилетели в Бремен, они сразу накинулись на нас со своими презентами. Надарили модных плащей, еще каких-то шмоток. Словом, окончательно усыпили бдительность. Мы были уверены, что уж 0:3-то точно не проиграем. В те годы и два мяча, пропущенные нами в одном матче, были редкостью.

Мы уже думали о следующем раунде: кто нам попадется в соперники, из какой страны? Вот бы здорово, опять команда из Западной Европы. Из Испании или Италии. Помню, как мы приехали на стадион, разминку и наши смешки. Мол, сейчас два таймика спокойно отгоняем – и все будет прекрасно.

Выходим на игру – настроение уже меняется. Стадион – заполнен, все кричат, шумят, поют. До этого мы играли в Дрездене, а это Восточная Германия, и обстановка на стадионе там была гораздо спокойнее. Здесь же фанаты вдобавок ко всему пустили едкий дым.
Как только прозвучал свисток, немцы, словно заведенные, понеслись вперед. Мы даже мяча не видели. Уже к 20-й минуте счет был 3:0 в их пользу. Никто из нас этого ожидать не мог. А могли вполне и 0:5 «гореть», столько моментов немцы создавали. Они носились по полю, как заведенные. Было даже ощущение, что ребята «под допингом». Глаза у них были словно стеклянные. Пытаешься остановить соперника, и толкаешь его, и руками придерживаешь, а он все равно бежит вперед и тебя будто не замечает.

Перерыв. В нашей раздевалке – гробовое молчание. Но Бесков мигом вывел нас из летаргического сна. И в начале второго тайма мы один гол отквитали.

Потом уже пошли разговоры, что эту игру мы якобы продали. Назывались даже какие-то фамилии: вратаря, защитников. Моего имени в их числе не было. Никто не мог понять, как мы могли проиграть столь крупно. А нас попросту смяли.

Я получил мяч, и отдал пас в свободную зону Черенкову, между двух защитников. А он что есть силы пробил в девятку – 1:3. Но сохранить этот счет нам не удалось. Вскоре немцы снова забили, и перевели игру в дополнительное время.
Но там ситуация стала для нас еще кошмарней. Мы быстро пропустили пятый гол, затем шестой, а в ответ забили только один. 2:6 – и мы в пролете. Такого сценария никто и представить не мог. Убийственный сценарий. В раздевалке – траур. Потом все сразу в автобус, в самолет – и в Москву. Даже Шереметьево по прилете казалось каким-то мрачным.

Потом уже пошли разговоры, что эту игру мы якобы продали. Назывались даже какие-то фамилии: вратаря, защитников. Моего имени в их числе не было. Никто не мог понять, как мы могли проиграть столь крупно. А нас попросту смяли. Были слухи, что немцы на самом деле что-то принимают, или им колют какие-то препараты. Очень уж зверски они носились по полю. Мы были в полной растерянности. Кто-то пробовал искать отговорки. Мол, если мы могли крупно обыграть «Вердер», то почему он нас – не мог? Но эти слова мало кого утешали.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 мая 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший центральный защитник сезона в РФПЛ - это...
Архив →