Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Александр Павленко: я знаю, что должен работать

Он дебютировал в составе красно-белых в шестнадцатилетнем возрасте, однако затем полузащитнику "Спартака" не удалось оправдать возглашавшихся на него больших надежд.
25 апреля 2006, вторник. 16:17 Футбол

Он дебютировал в составе красно-белых в шестнадцатилетнем возрасте, однако затем
полузащитнику «Спартака» не удалось оправдать возглашавшихся на него больших
надежд.

— Помните, как вы впервые вышли на поле в составе «Спартака»?
— Конечно! Это было в 2001 году в Воронеже во время матча с местным «Факелом». Я
был в запасе, и во втором тайме ко мне подбежал наш тренер по реабилитации
Володя Паников и сказал, что у меня три минуты, чтобы размяться. Мне тогда было
16 лет и 6 месяцев.

— Помните, что сказал вам Романцев, когда выпускал на поле?
— Вот это почему-то напрочь стерлось из памяти. Что-то говорил, но что
именно… Я так волновался, когда бежал к скамейке, и даже когда вышел на поле
вместо Володи Бесчастных! Хотя отыграл неплохо, и даже мог гол забить. С пяти
метров попал во вратаря. Момент был реальнейший, вполне мог рекорд установить:
молодой футболист, первый матч, сразу гол! Сейчас, когда вспоминаю этот момент,
иногда думаю: жаль, что не получилось. Было бы сильно!

— Мир изменился после дебюта за «Спартак»?
— После игры ко мне подошел Грозный, сказал: все, ты в основе, тренируешься
вместе с командой, живешь на базе. Когда мы приехали в Тарасовку, как раз шел
обзор тура и показывали наш матч. Мы выиграли тогда 5:0, и комментатор даже не
упомянул обо мне, но так кассета так и хранится у меня дома.
— Вообще год после дебюта можно назвать вполне удачным для вас?
— Думаю, что очень удачным. Заиграть в шестнадцать лет в «Спартаке» при
Романцеве и таких партнерах! Я сначала выходил на замену, а в последнем туре в
игре с «Торпедо», когда мы стали чемпионами, впервые отыграл весь матч целиком.
Сначала стал соавтором гола Робсона, а потом сделал пенальти. Бил по воротам, из
которых игрок вынес мяч рукой.

— Кроме того, вам в шестнадцать лет довелось дебютировать и в Лиге чемпионов.
— В Лиге чемпионов мы в тот раз, правда, выступили не совсем удачно. Но я был в
запасе и даже вышел на поле на пять минут в последнем матче группового этапа с «Фейеноордом».
Играть в Лиге чемпионов! Для меня тогда это было колоссальное событие.

— Можно сказать, вам повезло, что Романцев разглядел в вас талант?
— Это была очень большая удача! Я многому научился у тех ребят. Без сомнения,
это были пока одни из самых лучших дней в карьере.

— На вашей игре начавшийся в следующем году спад «Спартака» отразился?
— По-настоящему он проявился только в 2003 году. А в 2002 мы заняли третье
место, хотя уже не побеждали всех подряд, как прежде. Я был игроком основного
состава и чувствовал себя довольно уверенно, несмотря на свои 17 лет. К
сожалению, потом и команда, и я пошли вниз. 2004 и 2005 годы я отыграл просто
плохо.

— Вы действительно так считаете?
— Ну а как мне еще считать, если я за эти годы потерял место в основе, выходил
преимущественно на замену и почти ничего не забивал? Надеюсь, что в нынешнем
сезоне удастся исправить положение.

— В начале нынешнего десятилетия в «Спартаке» была целая плеяда молодых
игроков, которых прочили в будущие суперзвезды. В итоге остались в команде
только вы один. Почему так получилось?
— Мне сложно говорить за других. Кто-то перестал выкладываться на
тренировках на необходимом уровне, кого-то увели в сторону появившиеся деньги.
Могу сказать про себя. Я всегда работал изо всех сил, наверное, потому и
остался. У Олега Ивановича невозможно было удержаться в команде, не вкалывая на
тренировках на сто процентов. Но мне тогда любой футбол был в удовольствие.
Более того, я два года жил на базе и даже не помышлял оттуда съезжать. Мне в
Тарасовке очень нравилось. Лишь в 2003 году обзавелся своей квартирой в городе.

— Романцев вам запомнился каким тренером?
— Кто-то говорит, что он был диктатором, что мало разговаривал с футболистами,
но я о нем могу вспомнить только хорошее. Олег Иванович всегда подсказывал мне и
на тренировках, и в играх. Говорил, как следует поступить в том или ином
эпизоде, как ногу поставить, куда смотреть… Этот человек вывел меня в большой
футбол, я ему искренне благодарен.

— Как считаете, вы сейчас играете в футбол лучше, чем в свои первые годы в
«Спартаке»?

— Не знаю (пауза). Очень тяжелый вопрос. Наверное, следует сказать, что лучше.
Все же стал опытнее, чему-то научился за прошедшие годы. Но результаты это, к
сожалению, не подтверждают.

— Как изменилось с возрастом ваше отношение к футболу?
— В шестнадцать лет я думал, что дальше будет легче. Еще вырасту, окрепну и
играть станет проще. Но на самом деле оказалось, чем дальше, тем сложнее. И
чтобы не сломаться, не скатиться вниз, — выход только один: пахать, пахать и
пахать.

— Как бороться с неудачами?
— Когда что-то не складывается, естественно, начинаешь переживать. Думаешь
об этом, не понимаешь — почему все идет именно так. Но на все неудачи нужно
отвечать работой. И чем тебе сложнее, тем больше надо вкалывать.

— Какой период в карьере был для вас самым тяжелым?
— Когда я не мог играть из-за травм. В прошлом году несколько раз выбывал на
месяц, и понял, что это хуже всего в спорте. Нужно уметь ценить здоровье. Даже
когда ты не играешь, но здоров, это уже очень хорошо. К двадцати одному году я
сделал такие выводы.

— Что помешало выйти на тот уровень, какой вам предсказывали после вашего
дебюта?

— Наверное, здесь много факторов. И я сам в чем-то виноват, и постоянная смена
тренеров в клубе не лучшим образом сказывается. Думаю, если бы команда так
сильно не менялась каждый год, если бы стабильно выступала одним составом, и
результаты были бы выше, и игроки бы прогрессировали. Уверен, что я, например,
мог и должен был играть лучше.

— Потеря места в основе — сильный удар по уверенности футболиста?
— Конечно, очень хочется играть с первых минут. Сидя на скамейке запасных, не
чувствуешь твердой почвы под ногами. То играешь, то не играешь. И при Скале, и
при Чернышове у меня не было определенности. В нынешнем сезоне несколько раз
выходил на поле, физически чувствую себя нормально. Каких-то волнения,
неуверенности нет. Еще бы доказать и себе, и окружающим, что могу играть хорошо.

— Каким образом?
— Голом! А как еще может доказать атакующий игрок?

— Как сами оцениваете свои перспективы?
— Мне в последние годы вполне по силам было стать лидером команды, мог
показывать футбол другого уровня. К сожалению, не получилось. Но не сомневаюсь,
что все еще будет. Нужно только работать. Я знаю, что нужно делать и как нужно
делать, и результат придет.

— То есть вы уверены, что снова сможете оказаться на первых ролях в
«Спартаке»?

— Я знаю, что все будет хорошо, нужно только трудиться для этого. В футболе
загадывать наперед трудно, но верить в себя необходимо. Рано или поздно в
команде начнется, например, смена поколений. И на тех, кто сейчас считается
молодыми игроками, ляжет другая нагрузка, другая ответственность.
— Почувствовав на себе, как труден путь от вундеркинда до взрослой звезды,
следите за теми, кого сейчас записывают в молодые таланты?
— А что-то никого и не заметно пока. Могу назвать только Мамаева из
«Торпедо». Парень стабильно играет, растет, забил гол-красавец. Торпедовец
Луценко — совсем молодой нападающий. Остальные, кто сейчас на виду,
преимущественно мои ровесники: Власов, Денисов, Билялетдинов. Совсем молодым
ребятам сегодня трудно пробиться в основу.

Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
Партнерский контент