Руслан Нигматуллин: поставленные в детстве задачи выполнил
Текст: «Чемпионат»

Руслан Нигматуллин: поставленные в детстве задачи выполнил

В конце прошлого года один из лучших голкиперов российского футбола Руслан Нигматуллин принял решение завершить карьеру. Бывший страж ворот «Спартака», «Локомотива » и ЦСКА решил заняться бизнесом и возглавил рекламное агентство.
27 апреля 2006, четверг. 14:02. Футбол
В конце прошлого года один из лучших голкиперов российского футбола Руслан Нигматуллин принял решение завершить карьеру. Бывший страж ворот «Спартака», «Локомотива » и ЦСКА решил заняться бизнесом и возглавил рекламное агентство, одним из направлений деятельности которого является веб-дизайн и выпуск мультимедийных журналов. Впрочем, лучший игрок России 2001 года от футбола окончательно не отошел и в качестве аналитика комментирует на телевидении матчи российского чемпионата.

— Руслан, с недавних пор вы являетесь руководителем рекламного агентства. Это не совсем обычно для бывших футболистов. Ваша новая работа — средство вложения денег, их зарабатывание или все-таки хобби?
— Чаще всего, завершив карьеру, известные футболисты стараются поступить на тренерские курсы. Мне же тренерство изначально было неинтересно. А вот Интернет и технологии, связанные с ним, меня интересовали всегда. Именно с этим и связан выбор моей новой работы. Основной вид моей деятельности — веб-дизайн и выпуск мультимедийного журнала. Вы листаете страницы на мониторе своего компьютера, но при этом можете через ссылки слушать музыку, смотреть фильмы или совершать покупки. Некоторые называют этот проект гламурным. На мой взгляд, это не совсем так. Гламур — это скорее иллюзии, мечты, сильно приукрашенная действительность, рецепты, как ей соответствовать. У нас же нет такой цели, мы не рисуем иллюзии, мы внимательно рассматриваем жизнь такой, какая она есть, тем более что в ней достаточно удивительного, прекрасного и того, что заставляет задуматься.

— Интернет-бизнес быстро развивается. Дает ли вам эта работа возможность заработать деньги?
— Денег никогда не бывает много, кроме того, я, естественно, думаю о будущем — стабильном и уверенном. Но, не будь в этом занятии творчества, я бы этим не занимался.

— Зарплаты игроков в последнее время заметно выросли. Нет разочарования, что не можете больше зарабатывать футболом?
— В футболе сейчас крутятся огромные деньги. К сожалению, кульминация моей карьеры не совпала с тем моментом, когда игрокам стали больше платить. Условия у меня, конечно, были неплохие, но их нельзя сравнить с теми, которые имеют сейчас даже футболисты первого дивизиона. Но я никогда и не считал своей главной целью быстро срубить денег, я всегда занимался тем, что мне нравилось.

— Известное имя помогает в бизнесе?
— Имя помогает, но пользуюсь я им в разумных пределах, то есть не наглею. Например, сейчас я в качестве аналитика комментирую матчи на НТВ+ — очень интересное для меня занятие. Когда мне это предложили, я даже не спросил, сколько буду получать. Надеюсь, мне удастся воплотить в жизнь еще пару проектов, связанных с футболом. Но не только. Бизнес — это сложная технология, и людям интересны не те заслуги, которые у меня были в прошлом, а то, что я со своей компанией могу предложить им сейчас. Допустим, мы недавно сделали два сайта для ГИБДД. Так заказчики даже и не знали, что это моя компания. Был определенный тендер среди солидных веб-дизайнерских команд, и мы выиграли его, участвуя в конкурсе на равных условиях.

— На вашем рабочем месте что-то напоминает вам о футболе?
— Нет. Ни одной картинки, ни одного плаката. Я так решил.

— Тем не менее вам есть чем гордиться?
— Я, конечно же, часто думаю о прожитых в футболе годах. Для любого футболиста сыграть за национальную сборную — большая мечта. Об этом я мечтал в детстве, и это осуществилось: свои 25 игр за главную команду России, в том числе и на чемпионате мира, я сыграл. Об этом мне всегда будет приятно вспоминать. Мне, кстати, до сих пор принадлежит рекорд по непробиваемости в играх чемпионатов России — 939 минут. Надеюсь, что это достижение еще долго не будет побито. Хотя рекорды для того и существуют, чтобы их обновлять.

В 13 лет я наметил для себя несколько целей. Первая — играть в «Спартаке». Вторая — стать лучшим голкипером России. И третья — играть в сборной. Так что все поставленные задачи я выполнил, чем и горд.

— Одни люди считают, что лучше ставить перед собой небольшие цели, добиваться их, а потом уже намечать новые. Другие предпочитают сразу обозначать максимально возможную цель, понимая, что могут ее и не достичь. Как поступаете вы?
— Я всегда стараюсь ставить перед собой максимальные цели и получаю удовлетворение от того, чем я занимаюсь, только тогда, когда их добиваюсь. Так было и в футболе, так, надеюсь, будет и в бизнесе. Стимул и движение вперед — это двигатели прогресса.

— Могли бы выделить в вашей карьере матч, который стал для вас самым успешным?
— У каждого игрока есть несколько матчей, о которых приятнее всего вспоминать. Я в первую очередь вспоминаю знаменитую переигровку с австрийским «Тиролем ». Учитывая события вокруг той игры — футбольные европейские чиновники прилично тогда поиздевались над Россией, — приятно, что моя лучшая игра пришлась именно на тот матч. У моих ворот было очень много моментов, но я поймал кураж, что для вратаря очень важно. Всего игр с «Тиролем», учитывая переигровку, было три. И я считаю, что очень хорошо выглядел и во второй встрече с австрийцами. По итогам того матча меня признали лучшим в составах обеих команд, а спортивные издания оценили ее в 7 и 7,5 балла.

Приятно вспоминать и матч сборных России и Югославии в Белграде в отборочном цикле ЧМ-2002, ведь та победа очень помогла нам решить задачу выхода в финальную часть чемпионата мира. В этом ряду поставил бы игру за «Локомотив » против «Спартака» в чемпионате страны 2000 года, когда на последних минутах Андрей Тихонов не сумел мне забить с пенальти. Это, кстати, был один из матчей моей рекордной «сухой» серии.

— Записи своих лучших матчей часто ли просматриваете?
— В свою видеотеку несколько лет не заглядывал. Хотя там много любопытных игр — за сборную, в еврокубках, в чемпионате России. Пора бы уже ею заняться, перезаписать на DVD.

— Свой бизнес — это еще и школа выживания. Помогает ли вам футбольный опыт в жизни и в бизнесе?
— Как в любой деятельности, в бизнесе есть конкуренция. Ее нужно выдержать, а еще лучше — делать свою работу лучше конкурентов. Это пришло ко мне как раз из спорта. В то же время пока рано говорить о том, что я состоялся как бизнесмен и у меня все обязательно получится. У нас молодая компания, но мы честолюбивы и целеустремленны. Когда-то я выходил на поле или завоевывал место в составе, теперь похожая задача стоит перед нашей фирмой в бизнесе.

— В футболе у вас были яркие конкуренты: Филимонов — в «Спартаке », Овчинников — в «Локомотиве» и Ферона — в «Вероне». Расскажите о конкуренции с ними.
— По-настоящему конкуренция в моей карьере была только с Сашей Филимоновым. В состав «Спартака» ставили то его, то меня, но у нас тогда были изначально равные шансы. А вот в двух других случаях подобного уже не было. И Овчинников, и Ферон долго и надежно играли в воротах до моего прихода, соответственно имели стопроцентное доверие тренеров. При таком раскладе выиграть у них борьбу за место в составе у меня не было ни единого шанса. Что же касается конкуренции на тренировках, то это не конкуренция…

— Вы как-то признавались, что, если бы не уехали в Италию, ваша карьера развивалась бы по-иному. Можно тогда было поступить иначе?
— Оглядываясь назад, могу сказать, что основной моей ошибкой был переход из «Локомотива» именно в «Верону». Возможно, если бы перешел в другой клуб или вообще не уходил бы, все сложилось бы по-другому. Но что говорить, если тот шаг был сделан… «Верона» же развалилась через полгода после того, как я стал ее игроком. Я даже не смог поучаствовать в этом «развале»… После этого все в карьере пошло кувырком.

— Много было разговоров и о причинах вашего ухода из «Локомотива»…
— Естественно, любому клубу неприятно отдавать своего ведущего игрока в другую команду бесплатно. Но в данном случае руководство «Локомотива» должно винить в этом себя: контракт у меня заканчивался, а продлить его мне никто не предлагал.

— Как так?!
— Вот так! Обычно, как, например, в случае с Войцехом Ковалевски из «Спартака », если клуб заинтересован в игроке, ему еще задолго до истечения контракта предлагается его пролонгировать на еще больший срок. При этом условия договора улучшаются в пользу футболиста. Это нормальная практика. Я же дождался завершения срока своего соглашения и, не получив предложений, принял решение уехать в Италию. Мне, как и любому нормальному мужчине, нужно зарабатывать деньги и кормить семью. Тем более в «Вероне» мне предложили контракт, в четыре раза лучший, чем был в «Локомотиве». Правда, сейчас многие игроки получают намного больше, чем я получал в 2001 году в «Локо». Сейчас средние игроки зарабатывают в десять раз больше. Только не подумайте, что я заглядываю в чужой карман, я просто хочу объяснить, что каких-то запредельных условий в нашем футболе в те годы не было.

— Но хоть какая-то польза от отъезда в Италию была?
— Какую-то пользу я, конечно же, извлек.  Прежде всего — выучил итальянский язык, который, кстати, мне всегда нравился.  Посмотрел на итальянский футбол изнутри, узнал, как устроены клубы, как работают тренеры и агенты. Одним словом, получил полезный урок.

— Наш футбол сильно отличается от итальянского?
— В последние годы российский футбол сделал большой шаг вперед, и можно сказать, что инфраструктура ведущих клубов очень близка к западным стандартам.

— А если сравнить «Верону» и «Салернитану» с середняками российской Премьер-лиги? По грандам сравнивать, конечно же, весьма сложно…
— Если взять за пример «Салернитану », то я отдам предпочтение среднему российскому клубу. А вот организация дел в «Вероне» во время выступления этой команды в серии А была намного приличнее.  Но если даже брать «Верону» образца 2001 года и хороший российский клуб сегодня, то особой разницы я уже не найду.

— Вы какое-то время пожили в Италии, знаете язык этой страны, обычаи и нравы. Не хотелось уехать туда жить?
— Я полгода поиграл в «Вероне», потом еще полгода в «Салернитане», и для меня этого времени было достаточно, чтобы понять: в Италии я жить не смогу. Я патриот, я очень сильно люблю свою страну, и Москву в частности. Я люблю русскую речь, русские телевидение и газеты, русский Интернет. Пусть даже и неоднозначно, но я люблю российский менталитет.

Одним словом, все русское. А в Италии мне было просто скучно: не с кем общаться. Даже говоря с итальянцами на одном языке, мне было трудно найти с ними общий язык. Получается, заграница не для меня…

— Вернувшись в «Локомотив», вы попытались войти в одну реку дважды. Сомнения не одолевали?
— Мне несвойственно сомневаться в своих решениях, но тогда сомнения были. В итоге они подтвердились. Были у меня и другие предложения, не из московских команд. «Локомотив» перевесил: клуб был мне знаком, и возвращался я в него с хорошим настроением. Тем более мне очень хотелось сыграть на новом, только построенном стадионе. Увы, на новом «Локомотиве » я сыграл не так много, как хотелось.

— А разве Семин, когда приглашал вас вернуться в «Локомотив», не давал каких-либо гарантий?
— Тогда у Овчинникова был вариант заключить контракт с лондонским «Арсеналом », но он вскоре сорвался. Юрий Павлович же мне говорил: «Сезон длинный, игр на всех хватит». Однако на деле получилось все иначе. Место в воротах, как известно, одно, а на тот момент Овчинников играл уверенно и постоянно.

— В тот момент вас стали беспокоить еще и сильные головные боли.
— Боли в голове возникли на психологической почве. Проще говоря, я очень тяжело переживал отсутствие игровой практики. Все это и выразилось в болях. Кстати, как только перешел в «Терек» и стал там постоянно играть, они тут же исчезли.

— То есть для вас важно всегда быть первым?
— Во всяком случае, я не люблю получать деньги просто так. Быть не у дел — для меня самое плохое. Собственно, из-за этого я и завершил свою футбольную карьеру. Играть в первом или во втором дивизионе не для меня.

— Перейдя в «Терек», вы сказали, что на выбор новой команды повлияло еще и то, что вы религиозный человек.
— Религия всегда была для меня стимулом. Я всегда верил в то, что, если я стремлюсь к чему-то, хочу чего-то, Аллах мне в трудную минуту поможет. Это еще и надежда на то, что, если я буду много работать и верить в Бога, Аллах всегда будет со мной.

— Переход в «Терек» стал ошибкой?
— Я бы не хотел вообще вспоминать «Терек».

— Но именно пребывание в этой команде привело вас к решению завершить карьеру.
— Скажем так: переход в «Терек» — главное разочарование в моей карьере.

— Не слишком ли рано ушли из футбола: 32 года — не такой уж солидный возраст, тем более для вратаря?
— Я же не отбивался от серьезных предложений, их просто не было. Можно даже сказать, что этот шаг стал вынужденным. Я говорю именно о серьезных предложениях. Мне вовсе не хотелось быть одним из многих и раз за разом снижать планку.

— Тяжело далось это решение?
— Конечно, все это случилось не в один день. Я видел: то, чем я теперь занимаюсь, больше не приносит мне удовлетворения. Все это в итоге и переросло в принятие окончательного решения. Да, конечно, я еще молод, мог бы приносить пользу, но так сложилась моя карьера...

— Наблюдая за играми российского чемпионата, не чувствуете, что вас это вновь может увлечь и вернуть на футбольное поле?
— Уже нет, сейчас я привыкаю к роли аналитика-комментатора. Я неплохо знаю футбол, долго играл на высоком уровне, и если мои знания могут пригодиться, почему бы их не использовать?!

— А с друзьями в футбол играете?
— Пока не получается, потому что работа занимает очень много времени. Может быть, когда налажу дела, смогу погонять мячик, тем более что в Москве наконец- то потеплело.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →