Чонтофальски: "Зенит" поменяю только на "Манчестер Юнайтед"
Текст:

Чонтофальски: "Зенит" поменяю только на "Манчестер Юнайтед"

Камил Чонтофальски проводит в «Зените» четвертый сезон, и за это время успел стать одним из лидеров питерской команды. Особенно удачным получился для него прошлый сезон, в котором он прочно занял место в воротах «Зенита» и помог питерцам успешно выступить в Кубке УЕФА.
27 апреля 2006, четверг. 22:22. Футбол
Пропустив несколько игр из-за травмы, полученной в домашнем матче с «Русенборгом», словацкий вратарь вернулся в ворота «Зенита». И судя по двум отлично проведенным матчам с «Торпедо» и «Лучом» не собирается уступать свое место Вячеславу Малафееву. После игры с дальневосточниками корреспондент «90 минут» побеседовал с голкипером «Зенита» и сборной Словакии.

В детстве играл в Дукадама

— Камил, примите поздравления с отличной игрой от журнала «90 минут». Как вы сейчас себя чувствуете?

— Настроение и форма отличные. Судя по тому, что мне удалось удачно провести два матча с «Торпедо» и «Лучом», вынужденный отдых пошел мне на пользу (улыбается). Во время своего вынужденного бездействия лечился, смотрел матчи с участием «Зенита». Кроме того, больше времени проводил с семьей. С женой и дочками расставался только на время восстановительных процедур. Когда семья рядом, у меня всегда прекрасное настроение.

— Традиционный вопрос — как вы пришли в футбол?
— В детстве, как и любой мальчишка, летом любил играть в футбол, а зимой — в хоккей. В Чехословакии эти два вида спорта очень популярны. Но в дальнейшем перевесил футбол — хоккей более дорогой вид спорта и родителям был не по карману. Уже с восьми лет я начался заниматься в детской команде. Причем тренер сразу поставил меня играть вратарем. Мне нравилось ловить мячи и чувствовать свою значимость, ведь футбольный вратарь всегда больше значит для команды, чем любой полевой игрок.

— Наверняка у вас, как у любого мальчишки в детстве были кумиры- вратари?
— Их было несколько. Помню, как в 1986 году в финале Кубка чемпионов румынская «Стяуа» в Севилье победила по пенальти «Барселону», а голкипер румын Дукадам отразил четыре удара футболистов «Барсы» и помог увезти трофей на родину. После этого матча мы с мальчишками во дворе играли в Дукадама и старались пропустить как можно меньше мячей. Нравились также бельгийцы Мишель Прюдомм и Жан-Мари Пфафф. Одним из самых великих вратарей мира считаю Рината Дасаева. Жаль, что с ним так и не удалось познакомиться здесь, в России.

— В дальнейшем вы играли в словацких клубах — «Кошице» и «Дукле из Тренчина. Чем запомнились выступления в этих клубах?
— В «Кошице» я попал, когда был совсем молодым, тем не менее, быстро понял, что это очень сильный клуб. Самым громким успехом стала победа над московским «Спартаком» в квалификационном раунде Лиги чемпионов в 1997 году. Дома мы выиграли — 2:1, а в гостях сыграли вничью — 0:0 и вышли в основной этап Лиги чемпионов. Правда, сам я в этих матчах не участвовал — считался тогда третьим вратарем. Домашнюю игру смотрел с трибуны, а в Москву даже не поехал.

— Тогда в России такое выступление «Спартака» расценили как позорный провал, ведь лидер отечественного футбола уступил скромному словацкому клубу…
— У нас была вовсе не такая слабая команда, как казалось «Спартаку». На тот момент «Кошице» фактически скупил всех лучших футболистов страны. Тогда играли такие опытные мастера, как Йожеф Кожлей, Радослав Краль, Владислав Звара. Кроме того, в «Кошице» были огромные, по словацким меркам, деньги, нас содержал гигантский металлургический комбинат. Так что большой случайности в нашей победе над «Спартаком» не было.

— Как вы попали в пражский «Богемианс»?
— Решил попробовать себя как футболист на более высоком уровне. Чешская Гамбринус-лига считается сильнее по уровню словацкой экстра-лиги, где играют те же Кошице и «Дукла». Кроме того, в Чехии тогда были очень высокие зарплаты, в то время как в «Кошице» начались проблемы с финансами.

Петербург без солнца

— Что послужило толчком к переходу в «Зенит»?

— Все решило мое желание расстаться с прежним клубом. И личность Петржелы, конечно. Мы друг друга хорошо знали, поэтому, когда Властимил позвонил в мою пражскую квартиру и сказал, что рассчитывает на меня, я решил перейти в «Зенит». Потом звонили Горак, Ширл, Мареш, с ними я тоже советовался.

— До своего приезда в «Зенит», что знали о питерской команде и российском футболе в частности?
— Очень немного. Кроме московского «Спартака», который регулярно выступал тогда в европейских кубках, о российских командах, в том числе о «Зените», не слышал. Зато о советском футболе имел представление — в юности мне очень нравилось киевское «Динамо», за которое тогда играли такие прекрасные футболисты как Игорь Беланов, Александр Заваров, Олег Блохин.

— До этого в России бывали?
— Первый раз оказался в вашей стране, когда играл за молодежку в стыковых матчах против России. У меня остались хорошие воспоминания — тогда мы выиграли — 1:0, дома тоже победили и попали на чемпионат Европы. Из тех впечатлений — тогда в Москве был страшный холод — мы играли в ноябре. Потом, когда уже прилетел в Питер подписывать контракт с «Зенитом», солнца первые дня три вообще не видел. Решил тогда, что в России его вовсе не бывает.

— Какие еще первые впечатления от Петербурга?
— Большей частью бытовые. Мне нужны были квартира, машина — а вместо этого пришлось жить в гостинице. Называется «Чайка». Она была такой ужасной, просто катастрофа. Продолжалось это месяц или два, пока не нашел себе дом.

Есть вещи важнее семи пропущенных мячей

— Свой первый матч за «Зенит» в чемпионате России помните?

— Отлично помню. С моей помощью «Зенит» выиграл в Москве у «Локомотива» — 2:1. С дебютом-то как раз было все отлично. А вот следующая моя игра в столице с «Динамо», когда мы проиграли — 1:7… Думаю, что это был мой самый худший матч в карьере. Первая мысль после финального свистка была — «Хуже уже не бывает»… В раздевалке после той игры стояла такая тишина — никогда ее не забуду.

— Что помогло вам тогда выйти из кризиса, ведь во вратаря Чонтофальски похоже уже никто не верил?
— Чувствовал: на меня махнули рукой. Даже собирался после этого расстаться с «Зенитом», но меня не отпустили. Контракт есть контракт. Но даже тогда я не узнал слово «депрессия». Для себя рассудил просто: да, это большая неприятность. Но есть в жизни вещи важнее семи пропущенных мячей. Я здоров, у меня прекрасная семья…

— В себе как вратаре не усомнились?
— Старался отбросить всякие размышления. Самым правильным было бы забыть тот матч прямо в раздевалке- и у меня это получилось. Даже следующую ночь спал нормально. Боровичка что-то мне толковал про то, как сам пропускал пять мячей, но мне утешения были не нужны. С таким стрессом человек может справиться только сам.

— Три года проведенные в «Зените» вам многое дали в футбольном плане?
— Да. Многие великие вратари прошлого говорят, что только после 30 лет они поняли, как правильно играть. Я с ними совершенно согласен, по себе чувствую: чем старше становлюсь, тем лучше играю, прибавил во многих компонентах вратарского мастерства.

Русский язык в Русском музее

— Слышал, что вы, когда только приехали в «Зенит», не знали ни слова по-русски.

— Это правда. В первый же день узнал слово «спасибо» — и пошло дело.

— А теперь говорите почти без акцента. Вы такой способный к языкам?
— Большую помощь в освоении русского оказал Алексей Игонин, который сейчас выступает в «Сатурне». Мы с ним много общались, он даже водил меня в Эрмитаж и Русский музей. Кроме того, русский язык не так сложен для славян, причем словакам его осваивать даже проще, чем чехам. А в школе я английский учил. Русским тоже пару лет занимался, но это было в конце 80-х…

— Знание языка той страны, в которой играешь, помогает футболисту?
— Думаю, что да, ведь тогда легче понимать партнеров на поле. Сейчас в «Зените» только два футболиста, не знают русского — Эрик Хаген и Хен Ен Мин. Но если норвежец неплохо говорит по-английски, то кореец способен разговаривать только на родном языке. И хотя мы стараемся по мере сил пополнить его словарный запас, «немота» сильно затрудняет адаптацию Мина в коллективе. В настоящее время кореец держится обособленно и в плане питания — в поездках ему готовят пищу отдельно, а когда мы собираемся на базе, он часто ходит обедать домой.

— Как проходит адаптация еще одного новичка — защитника Ярослава Несвадьбы?
— Он неплохо освоился в команде, и думаю уже готов играть в основном составе. Но когда он появится на поле вам лучше всего спросить у Властимила.

— С кем вы больше общаетесь в команде?
— С Мартином Шкртэлом, который является моим партнером по сборной Словакии. Также дружу с Павлом Марешем и Яном Флахбартом — моими соседями по дому. У меня хорошие отношения со всеми игроками «Зенита», в том числе и с моим напарником Вячеславом Малафеевым.

В Германии буду болеть за чехов

— Что для вас значит выступление за сборную Словакии?

— Для любого футболиста играть в сборной своей страны почетно. Когда на футбольном поле защищаешь честь родины, появляются гордость и достоинство, которые не измерить никакими гонорарами. Хотя у российской сборной есть богатые спонсоры, а в Словакии денег на футбол гораздо меньше, мы сыграли на нужный результат, заняли второе место в группе и получили право бороться за выход на чемпионат мира. Жаль, что не смогли пройти испанцев.

— За счет чего вашей команде удалось опередить в групповом турнире сборную России?
— Считаю, что мы больше хотели победить. Ведь Словакия еще ни разу не играла в крупных турнирах — чемпионатах Европы, мира, а русские играли. В Словакии накануне матча с Россией многие газеты вышли с огромными шапками, призывающими непременно победить сборную Юрия Семина. У России игроки, может быть, чуть более техничные. Но у нас тоже есть классные футболисты, которые выступают в Англии и Германии.

— Что не хватило россиянам, чтобы выйти из группы?
— Я имел возможность в этом отборочном цикле наблюдать за сборной России — после прихода Семина команда здорово поднялась. Игроки из «Зенита» уезжали в сборную совсем с другим настроением. И не вина Семина, что сборную Словакии в последнем матче устраивала ничья. К слову, я до сих пор уверен, что мы вообще должны были тогда выигрывать.

— В первой игре против россиян вы отразили пенальти, и это здорово помогло вашей карьере в сборной.
— Это правда! По крайней мере, больше никто не спрашивал Галиса, зачем он берет меня в сборную. Забей тогда Каряка, еще неизвестно, кто бы осенью 2005-го проигрывал стыковые матчи Испании — мы или Россия. 0:2 в Москве наша сборная вряд ли бы отыграла. Обидно, конечно, все равно мимо чемпионата мира проехали…

— Какие шансы были у вашей команды в стыковых матчах против испанцев?
— Думаю, что небольшие. Ведь для организаторов чемпионата Европы присутствие многочисленных и богатых испанских фанатов более желательно, чем приезд словацких болельщиков. Кроме того, испанская сборная — очень хорошая команда, в которой играют звезды первой величины, как Рауль и Морьентес. Конечно, нам пришлось нелегко, у нас нет таких громких имен. К сожалению, исход серии решил результат матча в Испании, в котором мы проиграли — 1:5. Шансов взят реванш в домашнем поединке практически не было.

— За кого теперь будете болеть на чемпионате мира в Германии?
— За чешскую команду. Думаю, что наши соседи смогут выступить успешно. Сейчас костяк их сборной составляют возрастные футболисты, которые уйдут после чемпионата мира. Для нынешних чешских звезд, таких как Коллер и Недвед нынешний мундиаль последняя возможность заявить о себе.

— Кстати, в группу к вашим обидчикам — испанцам попали украинцы. Что вы думаете о шансах этой восточноевропейской сборной выступить успешно?
— Думаю, что украинцы могут многих удивить. У них хорошо сыгранная команда, которая уверенно победила в одной из сильнейших отборочных групп. Плюс у них есть форвард мирового класса Андрей Шевченко, который способен стать лучшим игроком мундиаля.

— Кто на ваш взгляд станет чемпионом мира?
— Фаворит, однозначно, сборная Бразилии. В этой команде играют сильнейшие футболисты мира, в том числе гениальный Роналдинью.

Отцом быть непросто

— Как с будущей женой познакомились?

— Друг познакомил, она тогда работала в Америке вместе с его сестрой. Как-то в Праге встретились, у нее был отпуск, обменялись телефонами. Так все и началось.

— У вас прекрасные дочери — Виктория и Валерия. Вспомните, как вы стали отцом?
— Это произошло 1 марта прошлого года, когда «Зенит» был на сборах в Голландии. Когда Микаэлла позвонила мне из больницы, я отпросился у Властимила Петржелы, чтобы побыть с женой. Сразу сел на самолет и прилетел в Прагу, к супруге. Все прошло нормально, без осложнений, двойняшки появились на свет в половине второго ночи. Правда, о том, что у нас родятся дочери-близнецы, мы с женой знали давно. Еще в Петербурге мы с Микаэлой были на приеме у врача, который сказал, что будет двойня.

— За год почувствовали себя отцом?
— Конечно. Когда приезжаю домой, стараюсь привозить игрушки, почаще гулять с дочками. За последний год я стал взрослее. Теперь семья заменяет и друзей, и прогулки, и все остальное: я стал очень домашним человеком. После недели сборов за телефонные разговоры с домом страшные счета приходят. Но сейчас дети чуть подросли, больше эсэмэсками обмениваемся, чем разговариваем.

«Зениту» не хватает опыта борьбы за высокие места

— Чего не хватило «Зениту» в двух последних сезонах, чтобы выиграть медали?

— Прежде всего, опыта борьбы за высокие места. Ну и, конечно, сказалась короткая скамейка. В прошлом сезоне посыпались травмы, дисквалификации, накопилась усталость, а равноценной замены не было.

— Когда «Зенит» станет чемпионом?
— Не могу обещать точных дат (смеется). Но думаю, что уже в этом сезоне команда будет бороться за самые высокие места. Руководство клуба поставило перед нами серьезные задачи и в чемпионате России, и в еврокубках. Но для того, чтобы выступать в Европе в этом сезоне, необходимо выигрывать Кубок России, что будет сделать непросто.

— Этой весной «Зенит» впервые вышел в четвертьфинал европейского кубка…
— Раньше мы неудачно играли с зарубежными клубами. Казалось бы, ни в чем соперникам не уступали. Кроме одного: те выходили на поле, уже заряженные духом победителей… Сейчас мы выходили и побеждали такие серьезные клубы, как «Севилья», «Русенборг» и «Марсель». Игроки «Зенита» убедились, что ни в чем не уступают европейским звездам.

— Камил, в этом сезоне вы отразили уже два пенальти — в матчах с «Русенборгом» и «Торпедо». Это, наверное, не случайность? Раскройте ваш секрет.
— Просто перед этим сезоном подумал, что моя подготовка по части отбития одиннадцатиметровых оставляет желать лучшего. Мы с Боровичкой решили «подтянуть» этот компонент. Занимались во время тренировок специальными упражнениями — какими не скажу, иначе все вратари это прочитают, и потом наши нападающие просто не смогут им забить.

— Известно, что контракт с командой у вас до конца нынешнего сезона. Уже думали, где будете играть дальше?
— Нынешний сезон точно проведу в Петербурге. А дальше видно будет. Пока же я из «Зенита» никуда переходить не хочу. Меня все устраивает.

— Известно, что вам нравится английский чемпионат. Не думали о том, чтобы там поиграть?
— Мне хочется попробовать свои силы в английском или испанском чемпионатах. Особенно нравится премьер-лига. Там играют в суперфутбол. Хотя если и уеду, то в такую команду, которая претендовала бы на самые высокие места. Так что хочу успокоить болельщиков — если я и поменяю «Зенит», то только на команду уровня «Ливерпуля» или «Манчестер Юнайтед».
Источник: 90 минут
Оцените работу журналиста
Голосов:
28 сентября 2016, среда
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →