Все новости
«Спартак» — «Ахмат»
Сергей Титов
Фото: РИА Новости
«Спартак» выбирает опорника между Емельяновым и Швецом. Не нужны оба
Кажется, в «Спартаке» не учатся на своих ошибках.
Футбол / РФПЛ

Если верить слухам и инсайдам, «Спартак» верно обозначил одну из главных болевых точек в составе. Проблемы без мяча в центральной зоне тянулись весь сезон – Фернандо в лучших бразильских традициях выжигал середину только в оптимальной физической форме, а без него при любом сочетании полузащиты зашкаливало количество тактических ошибок. «Спартаку» нужен дублёр Фернандо или более качественный опорник, который передвинет бразильца выше, и в обойме Массимо Карреры такого игрока нет. Набор качеств Глушакова – для игры не в опорной зоне, а на позиции «десятки», а слабости Зобнина как страхующего показал матч сборной России с Австрией.

Возможно, между Романом Емельяновым и Антоном Швецом «Спартак» выбирает именно игрока в ротацию, который сыграет максимум 10 матчей за сезон – но даже для ротации оба варианта выглядят спорными. И Емельянов, и Швец обладают сильными качествами, но оба игрока переоценены в условиях лимита на легионеров. Вызовы Швеца в сборную России перед ЧМ-2018 и слова из лагеря «Урала», от Григория Иванова и Александра Тарханова, что Емельянов сильнее некоторых игроков обоймы сборной, только нагревают цену. Уверен, что здесь «Спартак» неправильно подходит к оценке обоих игроков.

Что не так с Романом Емельяновым

Емельянов – старомодный опорный хавбек: вероятно, «Спартаку» такой и нужен. Это игрок, нацеленный только на оборонительную работу, способный страховать из глубины резкими агрессивными включениями. При необходимости Роман снимет верх – это причина, из-за которой его передвигали в «Урале» на позицию центрального защитника. Цифры играют за Емельянова: на своей трети он выигрывает 70% борьбы (и 65% верховых единоборств), а в средней трети – 59,4%. Плюс у Емельянова 75% удачных попыток отбора, по данным Whoscored. Если ориентироваться на цифры, то игрока уже можно брать. Но в случае с Емельяновым это статистический парадокс.

Во-первых, не стоит ждать переноса цифр с «Урала» на «Спартак». Москвичи играют в более доминирующем стиле, из-за чего количество отборов-перехватов Емельянова станет ниже – ему банально меньше придётся это делать. Во-вторых, Емельянов своей агрессией скрывает главный недостаток – низкую тактическую грамотность, которая сопровождает его в «Урале» не первый сезон. Даже списывать это на недоработки тренеров нельзя: Емельянов зацепил в клубе Виктора Гончаренко, лучшего тактика РФПЛ наряду с Курбаном Бердыевым.

Главный недостаток Емельянова – постоянные потери контроля над своей зоной. Большинство его тактических ошибок однообразны: глядя на мяч, он игнорирует открывания и забегания в своей зоне. Пространство между Емельяновым и левым полузащитником «Урала», Отманом Эль Кабиром, стало одной из проблемных зон команды весной. Валерий Карпин этим пользовался – Тимофей Калачёв открывался как раз между Емельяновым и Эль Кабиром, а при атаках левым краем пользовался позиционными ошибками опорника «Урала».

Вот типичная для Емельянова ситуация: он сваливается ближе к мячу, ориентируется на него и не замечает открывание Калачёва в «зоне 14», за которую отвечает.

Здесь Емельянов бежит за Софьяном Ханни до определённой точки, а потом бросает его, переориентируясь на мяч. Он переключается на Промеса, но тотально не успевает – Промес после смещения в центр делает пас вразрез, а Ханни свободно открывается на пустом пространстве.

Проблемы Емельянова однообразны. Он часто бросает соперников, причём не только против соперников уровня «Спартака»: «Уфа» в ноябрьском матче создала один из лучших моментов, когда Емельянов переключился на мяч, проигнорировал фланговое открывание Сысуева в свободную зону, которую должен был заполнить, и играл по Сысуеву, только когда он получил мяч. Он плохо контролирует подбор после длинных передач – так та же «Уфа» организовала один из голов. Возможно, сильный тактик сможет замаскировать недостатки Емельянова, но ему уже 26 – его будет сложно научить играть по-другому. При всём этом не стоит отрицать, что если Емельянов выбирает правильную позицию в отборе, он хорош.

Что не так с Антоном Швецом

Главное, что важно понимать в первую очередь: хотя в Грозном Швеца большую часть сезона использовали в опорной зоне, по набору качеств он гораздо ближе к «восьмёрке». Швец достаточно интенсивен, чтобы двигаться без мяча по ширине поля, ускоряться в прессинге в нужную зону. Грамотно выдернуться из линии полузащиты чуть выше и отодвинуть атаку соперника чуть ниже – это то, что Швец умеет очень хорошо. Но это качество «восьмёрки».

Полагаться на Швеца, как на страхующего полузащитника, нельзя из-за того же качества – для опорника Швец слишком часто полагается на свою динамику и пытается прочитать эпизод наперёд, выбрасываясь на соперника выше. Из-за этого теряется плотность между линиями, а пространство за спинами центральных полузащитников становится уязвимым.

Это стало проблемой для «Ахмата» при Олеге Кононове. Тренер использовал расстановки 4-2-3-1 или 3-4-2-1 с двумя центральными полузащитниками, и Швец, по тренерской логике, должен был соблюдать баланс. Но своим движением Швец только создавал лишнюю головную боль – он выбрасывался в давление выше, чем нужно, и допускал разрывы между линиями.

Швецу свойственны и простые позиционные недоработки, что выливается в такие ситуации:

Ситуативно Швец должен был сместиться в центр, подстраховать Родолфо, выбросившегося высоко в прессинг. Швец не подстраховал и остался в своей зоне – последовал пас через центр.

Игорь Ледяхов нормализовал ситуацию, насытив опорную зону Родолфо и сделав Исмаэла с Олегом Ивановым игроками ротации – своей работой без мяча они делали оборонительную структуру более уязвимой. В тройке полузащитников Швец стал чувствовать себя лучше, а недостатки центра поля грозненцев были замаскированы – у Антона появился качественный страхующий. Прогресс игры Швеца и результатов «Ахмата» весной, в более оборонительной структуре, рисует типичную проблему русских полузащитников нынешнего поколения: им нужен страхующий, они не готовы страховать партнёров сами.

Что не так с обоими

Оба плохо двигают мяч вперёд. Packing-статистика – спорный инструмент, но точно полезный для скаутинга: он помогает оценивать, насколько хорошо игрок двигает мяч вперёд и насколько лучше/хуже коллег по амплуа. С этими цифрами тоже нужно работать аккуратно – пас во фланг, замедляющий атаку, тоже может стать позитивной статистикой – но данные по сезонной дистанции, на 90-минутных отрезках, более показательны из-за большей выборки. Емельянов и Швец не дружат с этими цифрами – и по Packing/90min, и по Impect/90min (количество отрезанных передачами защитников) они слабее, чем большинство полузащитников Премьер-Лиги.

Более того, Емельянов – вообще худший опорный полузащитник Премьер-Лиги по Packing/90min. Цифры слабее выдал только Понтус Вернблум, но здесь надо делать скидку на перевод Вернблума в атаку, где отрезать соперников передачами шведу было сложнее. Тогда как Емельянова двигали в центр защиты, где, наоборот, начинать атаки проще.

В обоих случаях причина и следствие слабой вовлечённости в продвижение мяча переплетаются. «Урал» редко строит атаки через Емельянова, потому что он слабо видит поле и часто пасует ближнему без обострения. 35,5% своих точных передач он отдаёт назад или поперёк. А если нужно быстро отыграть вперёд, у Емельянова возможна паника.

Когда Емельянов играл в паре с Петрюсом Бумалем, в центре поля «Урала» возникало чёткое разделение: Бумаль берёт начало атаки на себя, а Емельянов пасует ему и не мешает. Даже в паре с Фидлером Емельянов выполняет вспомогательные функции. Он слабее всех остальных хавбеков «Урала» в продвижении мяча, что рисует Емельянова чистым односторонним опорником.

В случае со Швецом всё проще. Стиль «Ахмата» в минувшем сезоне строился на регулярных диагоналях, подгружающих фланги, и в Грозном собрали мощную бригаду игроков, способных двигать мяч и через центр, и диагоналями – Иванов, Исмаэл, плюс Родолфо, забравший себе первый пас после перевода в опорную зону. При этом Швец – самый точно пасующий полузащитник грозненцев (84,4% точных передач), но его цифры тоже объясняются просто: из его точных передач назад или поперёк – дикие 43,7%.

По ходу сезона Швец пытался вписаться в стиль команды, но простые передачи у него тоже получаются лучше, чем диагонали и длинные передачи (19% точных). Заметна и низкая скорость принятия решений. Здесь стоит объяснить на одном конкретном примере: здесь Швец видит игрока, открытого между Промесом и Фернандо, и потенциально после открывания можно построить треугольник и разогнать быструю атаку. Но, получая мяч, Швец 8 раз пытается подобрать ногу под пас и выждать момент – то есть по 8 раз ставит одну ногу, не касаясь при этом мяча. Здесь Швец отдал точно, но мог решить эпизод намного быстрее.

Единственный способ встраивать таких игроков, как Емельянов и Швец, в структуру начала атаки и вообще в продвижение мяча – минимально нагружать обоих, возможно, даже избегать («Урал» ситуативно делал так весной). Но очевидно, что грамотный соперник подстроит прессинг-систему специально под Емельянова или Швеца – перекроет других полузащитников персонально-ориентированным давлением и заставит двигать мяч тех, кто делает это хуже. Тогда «Спартаку» гарантированы проблемы.

И что делать?

Из этих двух игроков потенциал Антона Швеца значительно шире – если «Спартак» и Массимо Каррера видят Швеца «восьмёркой», а не опорным полузащитником, вопросов значительно меньше. Швец умеет незаметным движением выжимать атаки соперников подальше от опасных зон – качество, которым в «Спартаке»-2017/18 обладали Пашалич (уже ушёл) и Самедов (всё ещё не переведён в центр на постоянной основе, хотя давно пора). То есть такой игрок «Спартаку» не помешает, особенно в расстановке 4-3-3 или 4-5-1 без мяча. Именно в тройке Швец чувствует себя лучше. Вдобавок есть бонусы, делающие Швеца более ценным игроком, чем Емельянов: полезен на атакующих стандартах, умеет выходить из-под прессинга на силовом дриблинге, хотя нечасто его использует.

Однако если менеджмент «Спартака» видит в Швеце опорного хавбека, это провал. Даже если Антон будет играть от случая к случаю, красно-белые рискуют нарываться на то же, на чём погорел в матче против Австрии Роман Зобнин, игрок близкого типажа. Интенсивность – это хорошо, но не в сочетании с тактическими ошибками, вызванными желанием выше встречать соперника. Кандидатуру Швеца лучше рассмотреть как «восьмёрку» в ротацию, тем более после ухода Пашалича одно место освободилось, а опорного хавбека поискать за рубежом.

Больше тактики и аналитики – в паблике автора во «Вконтакте».

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент