«Денисов узнал, что сыновья живут в интернате, и пошёл к Геркусу: «Несерьёзно»
Иван Карпов Павел Пучков
,
Братья Миранчуки с мамой
Комментарии
Из этого интервью вы узнаете очень много нового о братьях Миранчуках.

В минувшем сезоне чемпионата России московский «Локомотив» стал чемпионом, а братья Миранчуки – игроками основы в клубе и полноценными членами сборной России. «Чемпионат» встретился с мамой футболистов, Еленой, которая рассказала, как воспитывались одни из самых талантливых футболистов России.

– Вы до сих пор работаете в интернате «Локомотива» – зачем вам это?
– Не хочу сидеть дома, люблю свою работу. По образованию я педагог-дошкольник и долгое время работала в детском саду. «Локомотив» – престижное место работы. Тут интересно работать с детьми, которые в какой-то степени повторяют нашу историю. Маленькие, из провинции, родители далеко. Ты с ними общаешься, вкладываешь душу.

Конечно, можно всё оставить и уехать в наш дом в Краснодарском крае, где шикарная тёплая погода и свобода. Но это не для меня.

– Какие-то проблемы с воспитанниками интерната возникают?
– Им до 14 лет нельзя выходить в город без сопровождения. Но они сбегают иногда, конечно. Или хотя бы пытаются. Была ещё неприятная история прошлой осенью, в которой наши ребята совсем не виноваты. Я не помню, что стало причиной: матч или что-то ещё. Но в один день перед интернатом собрались около 30 фанатов какого-то другого клуба. И начали кричать гадости про «Локомотив», вызывать ребят разобраться, угрожать им. Хорошо, что у нас сейчас охрана, – обошлось без драк.

– Вы для ребят из интерната в первую очередь преподаватель интерната или мама братьев Миранчуков?
– Вы знаете, наверное, всё-таки я для них больше мама Алексея и Антона. Часто можем поговорить с ребятами об игре сыновей. Они много вопросов задают. Больше всего интересует, конечно, зарплата. Они хотят повторить путь сыновей. Приглашают меня на свои матчи, потом спрашивают моё мнение.

L’One: Миранчуки слушают рэп, который даже я не знаю L’One: Миранчуки слушают рэп, который даже я не знаю

«В первом классе попробовали курить – не понравилось»

– Помните эмоции, когда узнали, что будут близнецы?
– Для нашей семьи двойня – это частое явление. У меня мама из двойни, папа из двойни. И когда мне сказали, что двое, – никакого удивления не было, только радость. Единственное, мы не знали, что это будут именно мальчики-близнецы.

– Они с детства всё начинали делать вместе?
– Нет, Лёша пошёл на две недели раньше Антона. И тот за ним постоянно ползал, пытаясь догнать. Ползёт, переживает. А вот все остальные этапы взросления они как-то синхронно преодолевали.

– В детстве они между собой часто соревновались?
– Да, во всём. Кто быстрее до калитки добежит, кто быстрее суп доест. И постоянно был в доме мяч. Как я переживала за все зеркала и стёкла! Когда приехала в их квартиру, поняла, что выбирали они её по старому принципу: минимум мебели, максимум пространства для мяча.

– Хулиганили много?
– Нет, вообще. Максимум – могли на речку убежать без предупреждения, и я потом их искала. Ещё был один раз, когда в первом классе учились – покурить попробовали. Спустя год только мне признались, что был такой опыт и не понравилось.

– Вопрос о том, как вы различаете близнецов, возглавляет рейтинг самых надоевших?
– Нет, почему? Просто для меня они совсем разные, но бывали моменты, когда в спешке глянешь на одного и ошибёшься. Тут же начинали ворчать, что перепутала. Но это по детству. Сейчас они, кажется, даже полюбили играть с окружающими в эти попытки различить.

– Вас пытаются разыграть?
– Только по телефону иногда. Антон представляется Лёшей и говорит со мной. Но я по интонациям голоса различаю. И вообще – Антон всегда более разговорчивый, у Лёши может не быть настроения общаться.

Но в детстве на Антона всегда можно было положиться. Например, если говорила, что надо делать уроки – он шел первым. И перед любой поездкой я звонила ему: «Антон, собирай документы на двоих, зарядки, бутсы». Лёша обязательно что-то забывал. Это в детстве – сейчас такого уже нет, конечно.

Фото: из личного архива Елены Миранчук

– Самое неочевидное отличие, которое между ними есть?
– Антон всегда был пошустрее. Я старалась всегда покупать им разную одежду, он выбирал первый, что ему приглянулось.

Ещё им нравятся разные футболисты. Алексею симпатичен Месси, а Антон следит за Неймаром больше. Недавно звонит мне и говорит: «Хочу причёску как у Неймара». Сказала ему: «Без проблем – иди в салон и делай химию. Но играл бы ты ещё как Неймар – я была бы самая счастливая мама на свете». Посмеялись вместе. А мне, кстати, очень нравится Марсело.

– На сайте ФИФА дали статистику по игрокам сборной, в которой Алексей на 10 кг тяжелее брата. Это же не так?
– Да ну. У них всегда было так: Антон на 1 см выше ростом, Алексей на 1 кг тяжелее.

– Знаете, что на тренировках братья могут поругаться, но если кто-то идёт их разнимать – они объединяются против него?
– Это с детства! Я когда-то тоже пыталась их разнимать. Один раз, другой. Но потом поняла, что после этих ссор я сижу и плачу, а эти двое смеются, обнимаются, идут играть дальше. Тогда зареклась влезать – разбирайтесь сами. У них эти вспышки всегда короткие, они между собой их быстрее решат.

– Рассказывают, что они в детстве ещё постоянно ругались матом на поле – как с этим боролись?
– Сразу после переезда в Москву сказала им, что это другой уровень. И все маты на поле надо оставить там, в Славянске. Сейчас я за ними не замечаю злоупотребления.

Где были футболисты «золотого» «Локомотива»-2018 в год предыдущего триумфа клуба Где были футболисты «золотого» «Локомотива»-2018 в год предыдущего триумфа клуба

«В «Спартаке» сказали, что физически ребята не готовы, а ждать времени нет»

– Переезжать из Славянска-на-Кубани в Москву было тяжело?
– Они до сих пор в шутку мне напоминают, что я в них не верила. Хотя это не так – просто для нас, жителей тихого маленького городка на юге, все это было слишком большим потрясением. Я же их в футбол отдала только для того, чтобы они по улицам не шатались.

Их заметили на каком-то очередном турнире как раз перед Новым годом. И звонок из московского «Спартака» с приглашением на просмотр. Космос!

– Как отреагировали?
– У нас дома как раз собрались бабушка с дедушкой тогда, всей семьей прыгали. У ребят глаза сразу загорелись. Конечно, я их повезла их на просмотр. Две недели жили в гостинице, у ребят были тренировки. Помню, как они мне рассказывали, что у всех остальных модные красивые бутсы. У Леши с Антоном тогда были старые тяжелые – других достать в Славянске просто было негде.

Когда нам сообщили, что готовы взять ребят в академию, сразу началась паника. Что делать с жильем, с работой. Но мальчишки, конечно, прыгали от радости – их позвали в «Спартак».

– Как получилось, что вас взяли туда работать?
– Когда обсуждали переезд по телефону, я обозначила, что по образованию педагог. Потому что понимала – поеду в Москву вместе с ребятами, а дальше буду что-то решать. Но в «Спартаке» нашлась должность преподавателя. У клуба тогда не было интерната, поэтому ребят заселяли в квартиры. Вместе с нами жили еще 4 мальчика.

– Финансово тяжело было в Москве?
– «Спартак» платил зарплату, а мы привыкли жить достаточно скромно – поэтому никаких проблем. Большой город давил скорее психологически. Та же погода, которая очень отличалась, метро – где-то полгода точно ушло на привыкание. Детям адаптироваться было проще: им для этого хватило мяча и футбольной коробки.

– Развлечения за пределами футбола были?
– В зоопарк ходили, еще куда-то. Но главным всегда был футбол. В 2008-м мы переехали в Москву и смотрели вместе матч Россия – Голландия на Евро. Потом выбегали на балкон кричать.

Позже они подавали мячи на матчах: потом фотографировались с Быстровым, Кержаковым.

Фото: из личного архива Елены Миранчук

– Как вы отреагировали на отчисление «Спартака»?
– Сейчас-то я уже могу сказать, что нам это только помогло. Но тогда было тяжело. Ребята просто оказались маленькие – им не хватало физики. В этом не виноват тренер. Просто в том возрасте мальчишки развиваются по-разному. Мои чуть задержались в росте и наборе веса. Я даже думала, что им бы лучше было в команде 1996 года.

Они перестали попадать в состав, а это главное условие для сохранения места в интернате. Единственное, что тогда было не очень хорошо – как мы узнали об отчислении.

– Как?
– Старшие ребята обсуждали это, а мои случайно услышали. Рассказали все мне, я пошла выяснять, чтобы прояснить ситуацию. И только тогда мне сказали, что физически ребята не готовы, а времени ждать нет.

К счастью, тогда Борис Николаевич Стрельцов, который привёз нас в Москву, ушёл работать в «Локомотив» и забрал нас с собой.

– Антон и Алексей ту ситуацию как переживали?
– Сложно, потому что вот ты играешь в старте, а потом тебя даже при счёте 4:0 не выпускают поиграть. Я много с ними разговаривала тогда, и тренеры из «Спартака» обещали, что все получится – если не сдаваться.

«Чемпионы страны в 22 года – повод для радости и гордости»

– Вы переживаете, когда смотрите матчи с участием сыновей?
– Я люблю смотреть, но приятнее делать это дома. Хотя они обижаются, когда я не прихожу на стадион. На матче сборной с Турцией я была, они меня увидели – махнули рукой и заулыбались.

– После матча общались?
– Нет, они мне не отвечали на сообщения весь вечер. У них бывает, что после тяжелых игр могут отключаться. На следующий день только написали: «Мама, у нас выходной».

– На чемпионском матче против «Зенита» вы были на стадионе с самого начала?
– Да! Помню финальный свисток, крики, все прыгают вокруг на трибуне… Меня начали на поле звать, я отказываюсь – это же праздник для ребят, а не мой. И в этот момент парень сзади говорит: «Ой, это же мама Миранчуков. А я их так ругал весь матч – стыдно теперь! Простите!». Но там столько радости было, что никаких обид.

Чемпионы страны в 22 года – это повод для большой радости и гордости за детей. Тем более, что год назад мы даже не предполагали, где в итоге будем.

– А вообще на критику ребят реагируете болезненно?
– Очень! Иногда прочитаю статью или какие-то комментарии – чуть ли не на Первый канал и «Матч ТВ» готова идти. Никто же не знает, как все происходит на самом деле. Даже я не в курсе обо всех делах в команде и на поле. Они мне вообще запрещают читать какие-то тексты о себе.

Фото: из личного архива Елены Миранчук

– Когда Вернблум летел локтем в Алексея – что испытывали?
– Конечно, хотелось вылететь на поле и настучать Понтусу! Я вообще не люблю грубости в футболе.

– Хорошо, а после того, как Алексей нырял в игре с «Атлетико», был жёсткий разговор?
– Мы обсуждаем и такие вещи, но я сначала всегда хочу услышать их мнение. Тогда Лёша объяснял, что это было секундное решение. Но я всё равно напоминаю, что столько камер вокруг – и надо хотя бы более изящно это делать. Хотя симуляции всё равно не одобряю.

– История с провокацией игроков «Зенита», когда он откинул мяч, – что это было?
– Я так думаю, что Алексею просто нужно было в тот момент сделать что-то подобное. Был очень тяжелый матч, и таким поступком он себя немного заводил. Потому что по характеру он тихий и спокойный, а тогда требовались эмоции.

Я потом, конечно, уточняла у него по поводу угроз от Дзюбы, но он сказал, что это всё эмоции на поле. И никаких проблем с Артёмом у них не было.

– Вы позволяете себе обсуждать с ними чисто футбольные моменты, тактику?
– Ой, если я начинаю говорить что-то про 4-3-3, они сразу меня останавливают. «Все, хватит. Ты – мама, а для тактики у нас тренер есть. Он знает, где и почему я был». Хотя я, конечно, и про это иногда хочу с ними поговорить.

– Финал Лиги чемпионов смотрели?
– Да, переписывались с ними. Я им пишу: «Ой, у Салаха травма». И слёзки добавляю. Они отвечают: «Да, жалко». Такими ремарками обменивались всю игру.

– Какие у вас любимые голы сыновей?
– У Лёши – в ворота «Кубани» в финале Кубка России. Тот, когда комментатор прокричал «Закрывайте Бразилию». Очень важный мяч, который был нужен команде. Первый трофей в карьере к тому же.

У Антона нравится гол в ворота ЦСКА, а ещё «Динамо» – со штрафного. Привыкла, что так забивают Фарфан или Фернандеш, а тут Антоша! Очень приятно было!

«Мне нравятся эти близнецы!» Что в «Атлетико» знают о «Локомотиве» «Мне нравятся эти близнецы!» Что в «Атлетико» знают о «Локомотиве»

«На кухне для сыновей даже кофе сварить – проблема»

– Вы переживали за то, что из-за футбольной карьеры страдает образование сыновей?
– Да, и всегда пыталась им книги подсовывать. Даже сейчас на праздники дарю. Недавно «Три товарища» вручила. Антон сейчас взял в сборную «Портрет Дориана Грея» – вроде нравится.

Ещё как-то подарила им две автобиографии: Месси и Роналду. Скривились так: «Мама, нам же нравится Месси, зачем ещё и Криштиану?». В итоге сейчас на полке стоит первой книга про Месси, и только за ней – про Роналду.

Я всегда переживала за их учёбу. Но сейчас зато они уже отучились на тренеров.

– В ВШТ?!
– Вы что, нет! В МГОУ, в прошлом году закончили бакалавриат, теперь магистратура – «тренер по футболу». Постоянно ездили на сессии, сдавали экзамены. Диплом тоже защищали по-настоящему. Рассказывали, как с каким-то парнями друг у друга списывали и подсказывали.

– Почему они так долго жили в интернате?
– Во-первых, из-за друзей. Во-вторых, они привыкли, что там у них все есть. Столовая, медицинский центр, спортзал, футбольное поле.

– Приставка.
– Она появилась не так давно, с появлением телевизора. Его им подарил Диарра, когда уезжал из клуба в 2014 году. До этого телевизора не было.

Фото: из личного архива Елены Миранчук

– С того времени всё свободное время тратится на игры?
– Я не слишком слежу за этим. Но недавно звонила ребятам, когда уже в сборной были. Говорили с Лёшей, и на фоне начался шум: «Мальчишки тут 4 на 4 в приставку играют». Спросила, почему он не играет. Ответил, что пусть лучше Антон.

– Если в интернате было так здорово, почему переехали?
– Игорь Денисов узнал про интернат и сказал, что это неправильно. Пошёл к Илье Геркусу, объяснил, что несерьёзно – ребятам нужна квартира. Президент согласился и быстро нашли ребятам жильё, которое клуб снимает.

– Главная традиция в вашей семье?
– Сейчас – вместе праздновать Новый год. Всё остальное из-за графика очень сложно сделать системным. Но они иногда приезжают ко мне, чтобы я их накормила жареной картошкой. Любимое блюдо. А ещё обожают торт «Санчо Панса».

– Сами готовить умеют?
– Наверное, моя вина, но на кухне ничего не могут. Даже кофе сварить – проблема. Хотя я заметила, что после переезда в квартиру появился определенный прогресс. Посуду сами моют после ужина.

– То есть вы им с собой еду упаковываете?
– Пытаюсь, но не берут! «Мама, ты что! Мне неудобно, я сейчас не домой, все – поехал!». Ни в какую вообще.

К счастью, их на базе хорошо кормят. А вечером в кафе обычно идут ужинать – обожают пасту.

Миранчуки выбирают книги, а не приставки Миранчуки выбирают книги, а не приставки

«Объясняла Лёше, что если вышел на публичный уровень, то за собой надо следить»

– Сейчас представляете уход кого-то из ребят в другую российскую команду?
– Нет, сложно даже рассуждать о таком. У нас же была ситуация с Алексеем, когда интересовались и «Зенит», и «Краснодар», и «Рубин», и «Спартак». Но ребята сказали, что не готовы к такому шагу. «Локомотив» – это их, клуб очень много сделал. И если уезжать, то только за границу. Хотя, конечно, время течёт, всё меняется.

– Кто тогда оказал ключевое влияние на Алексея?
– Это был сложный период. Но, во-первых, он сам сомневался в том, что нужно уходить. Во-вторых, мы много говорили и с агентом, и с Юрием Сёминым. Юрий Палыч смог донести, что в будущем будут разные варианты, но в конкретный момент надо остаться и принести пользу «Локомотиву». И ребята поверили, приняли решение, успокоились.

Ещё помогло то, что на поле стал чаще появляться Антон, ребята заиграли вместе. Это помогло им раскрепоститься.

– Сравнение Алексея с Месси и вопросы про Team Messi не достали?
– Нет, это же очень приятно. Мы постоянно говорим с сыном о карьере, о Месси. И я говорю, что для этого надо постоянно работать. Выкладываться на поле, оставаться после тренировок. Попадание в Team Messi я считаю дополнительным стимулом для него.

– Был период, когда Алексей на всех фото показывал в камеру средний палец – что это за протест?
– Над этим мы уже поработали. Шучу, конечно. Просто говорили, зачем он это делает. Объясняла, что он вышел на публичный уровень, и уже не просто мальчик Леша. И за своим поведением постоянно надо следить. Если куда-то выходишь из дома – нормально одетым и причесанным.

Фото: из личного архива Елены Миранчук

У нас была глупая история, когда Алексей только подписал первый контракт с техническим спонсором. Поехал на отпуск и надел шорты другой компании. Ой, что было… Говорил мне: «Я же на отдыхе!». Объясняла, что нет теперь у него отдыха от публичной жизни. Если куда-то вышел, все будут следить. Особенно спонсоры!

– Как вы относились к его отношениям с Томой Саркисян, которая была старше него на 10 лет?
– Я доверяю своим детям. Если он так решил, значит, решил. На его отношение к работе это не влияло, насколько я видела. Возможно, в тот момент ему были нужны такие отношения. В итоге Тома вышла замуж, у неё всё хорошо.

Сыновья и тогда говорили, и сейчас повторяют, что жениться не собираются. Чемпионат мира, карьера – это в приоритете.

– А вы объясняете сыновьям, что девушек могут интересовать не они, а деньги и статус?
– Да, и эту тему обсуждаем. Девчонок вокруг много: пишут, звонят, назначают встречи. Одна пыталась Алексея шантажировать тем, что переписку с ним выложит. Так что мои слова могут помогать, но понимание правильного поведения приходит только с опытом. Но и ребята из команды советы дают: Виталик Денисов, Дима Тарасов, Влад Игнатьев.

«Очень смущает их любовь к кроссовкам – весь пол в квартире завален ими»

– Когда Антон уезжал играть в Эстонию – это была драма?
– Ой, они впервые же вообще расстались тогда. Лёша сник сразу, Антону тоже было непросто. Я тоже переживала, но сразу сказала ему, что надо ехать. Говорила: «Посмотри, ты с детьми бегаешь в дубле! Нельзя тратить на это ещё весну, иначе где я тебя искать буду в следующем сезоне? В каком клубе?». Он был согласен. И решение об отъезде в Эстонию мне кажется правильным: он забил много голов, преодолел языковой барьер, пожил самостоятельно.

– Как он переживал тот момент, когда брат уже забивал за основу в финале Кубка, а он продолжал бегать за дубль?
– Я думаю, что ему было очень тяжело. В этой ситуации спасибо за помощь Денису Клюеву, который тогда был главным тренером дубля. Он постоянно разговаривал с Антоном. Говорил, что все придет – только работай. Мы с Лешей тоже поддерживали. Но никакой зависти со стороны Антона не было.

– Из Эстонии он вернулся повзрослевшим?
– Да, конечно. Там же не было ни меня, ни брата. Приходилось решать какие-то вопросы самостоятельно. Та аренда помогла и его карьере, и сделала более взрослым.

– У ребят не сносит крышу от успехов последнего сезона – как?
– Никогда не было предпосылок. Мы всегда все их достижения и успехи воспринимали скромно – радовались, но не более. И сейчас так же. Если что и изменилось, то, может быть, они чаще стали выбираться на какие-то тусовки. Меня это не очень радует, конечно, но они кричат, что им все-таки уже 22 года.

– Представляете, кем бы каждый из них стал, если бы не футбол?
– Много обсуждали это, что было бы без футбола. Не переехали в Москву, остались в Славянске. Но даже вариантов ответа нет, кем бы они могли быть. «Мама, мы же ничего больше не умеем – только футбол».

Фото: из личного архива Елены Миранчук

– Насколько вы контролируете их финансы?
– Как Алексея перевели в основу и подняли зарплату, я сказала, что он должен учиться правильно сам всё распределять. Если вообще не давать тратить и забирать эти деньги, то можно получить потом обратную реакцию.

В целом так и получается – они сами учатся тратить деньги. Хотя меня очень смущает их любовь к кроссовкам и одежде. Пол квартиры весь в кроссовках, я их очень прошу начать серьезнее одеваться. Недавно скинули фотографию со свадьбы Димы Тарасова: «Вот, видишь – мы и в туфлях можем». Дождалась!

– Но глупые покупки всё равно делают?
– Как-то прихожу к ним – новая куртка лежит. Очередная. Начинают объяснять, что это подарок для Бори Ротенберга. Я возвращаюсь домой, проверяю – у Бори день рождения 18 мая, а дело происходит в апреле. Перезваниваю: «Милый, в чём дело?». Признался, что себе.

Я считаю, что в 22 года пора серьёзнее относиться к одежде, а не покупать бесконечные куртки. Но, может быть, это всё из детства идёт, когда возможности покупать много одежды не было. Им покупки улучшают настроение.

– Вас удивляет дружба сыновей с Дмитрием Тарасовым?
– Вы уже упомянули Тамару, которая была старше. Дима тоже. Возможно, тянет общаться с людьми более взрослыми. Они много проводят времени вместе, много общаются. Они говорят, что он хороший друг, на которого можно рассчитывать в любой ситуации. Наверное, он этим и зацепил их, что всегда может прийти на помощь.

«В сборной все игроки понимают, для чего собрались»

– Вы обсуждали чемпионат мира?
– Конечно. Сначала очень обрадовались, когда оба попали в финальную заявку. Мне все писали, поздравляли. Если честно, определенные сомнения были по поводу обоих сыновей. Невозможно же предсказать, какой выбор сделает тренерский штаб. Сейчас я им говорю, чтобы выходили и показывали то, что умеют.

– Тяжело справляться с негативом последних недель, который обрушился на сборную?
– Очень. Они меня спрашивают: «Почему такая критика? Австрия вообще не вышла на ЧМ, а их полный стадион пришел поддерживать: семьи с детьми. Ощущение праздника». Объясняю, что все ждут и болеют. Что хороших людей, которые верят в команду, все равно больше.

В свою очередь могу сказать болельщикам, что все ребята в сборной стараются и хотят себя проявить. В команде замечательная атмосфера, все понимают, для чего они здесь собрались.

Фото: из личного архива Елены Миранчук

Комментарии
Партнерский контент