Пирес: когда тебе 33, вопрос об алкоголе уже не встает
Текст:

Пирес: когда тебе 33, вопрос об алкоголе уже не встает

Предлагаем вашему вниманию интервью с полузащитником сборной Франции и лондонского "Арсенала" Робером Пиресом.
2 мая 2006, вторник. 22:41. Футбол
Наверное, это и есть счастье. Добиться в футболе всего, чего только можно. Выиграть в составе легендарной сборной чемпионаты мира и Европы. Стать в 24 года самым популярным игроком первенства Франции, а в 28 — английской премьер-лиги. В неполные 33 по-прежнему быть одним из лидеров лондонского “Арсенала”. Да хотя бы, в конце концов, каждый день обедать в любом понравившемся ресторанчике столицы Великой Британии в компании всей своей многочисленной родни. Даже как-то неловко спрашивать, кто у них кем приходится. Две очень приятные молодые женщины, двое детей, мужчина лет шестидесяти, его спутница примерно того же возраста. А во главе веселой компании сам Робер ПИРЕС.

Они смеются, беспечно болтают и напоминают персонажей западного сериала о жизни преуспевающих молодых буржуа. Кем бы он мог стать в этом фильме? Ах, какое у нашего героя тонкое и интересное лицо — женщины с ума должны сходить по таким. Художник, дизайнер, модель? Робер похож на кого угодно, только не на футболиста.

Попробую разгадать его — насколько, разумеется, получится. И дело даже не в моем профессиональном умении общаться с интересными людьми, а в том, что в сегодняшней беседе нас будет четверо. Сборная команда, в которой мужчины, предпочитающие русский и французский, и женщины, чьи знания языка английского не в пример шире. Впрочем, в этом варианте у беседы тоже есть определенный шарм, ибо Роберу переводит его подруга, а женский язык редко остается безучастным к ответам мужа. Это качество у них интернациональное…

— Вам не кажется, что Англия все же немного необычная страна? Эта привычка играть в футбол в Рождество и Новый год…
— В каждой стране есть вещи, которые могут показаться иностранцу непонятными. Думаю, при желании их можно найти и у вас на родине, и во Франции. Когда уезжал в “Арсенал”, был готов к тому, что английский чемпионат имеет весьма насыщенный график. Никуда не деться — надо приспосабливаться… Я уже привык.

— И вы даже на праздники не позволили себе ничего из спиртного?
— Два глотка шампанского. Чисто символически, из уважения к родным.

— Говорят, французы — большие любители вина и употребляют его каждый день словно минеральную воду.
— Что касается меня, то я не особенно жалую алкоголь. Вино могу пить, могу не пить. Но когда игра через каждые два дня, а тебе уже 33, подобный вопрос даже не встает.

— Распространено мнение, что англичане и французы по менталитету и характеру довольно разные люди. Вам легко было привыкнуть к здешним порядкам и укладу жизни?
— Когда я приехал в “Арсенал”, в нем было много французов, с которыми играл в сборной. Главный тренер Венгер — тоже мой соотечественник, так что никакого дискомфорта, связанного с адаптацией в незнакомом коллективе, не испытал. И вообще мне кажется, что со временем различия между национальностями начинают стираться.

В Европе люди постоянно мигрируют, женятся, выходят замуж. У них рождаются дети, которые потом едут получать образование в другую страну, а работают, в свою очередь, в третьей. У меня, например, мать — испанка, а отец португалец. Жена — гречанка. И не думаю, что это плохо. Ведь в конце концов все мы дети одной планеты, независимо от того, где появились на свет.

— Что такое чемпионский характер? Спрашиваю у вас как у игрока великой сборной Франции.
— Ну ладно, сейчас-то, положим, мы не такие уж и великие…

— Но на стыке веков вам не было равных.
— Мы выиграли два чемпионата прежде всего потому, что в команде собрались очень хорошие футболисты. Каждый был индивидуальностью. И поэтому мы никого не боялись. Возможно, в этом ключ к нашим успехам. Когда ты знаешь, что можешь что-то совершить, остается лишь показать все свое умение. И результат обязательно придет. Без умения нет успеха. Какой толк в стойком характере, если он не подкрепляется хорошей игрой?

— Да, были времена… Сдачу чемпионских позиций многие склонны объяснять тем, будто французская сборная перестала быть монолитным коллективом. Например, я прочитал, что перед последним европейским первенством, буквально за два дня до его начала, на одной из тренировок вы подрались с Анри…
— Я дружу с Тьерри. И с какой стати мы должны с ним драться? Все выдумки французских журналистов. Поверьте, в этом они вполне могут претендовать на звание чемпионов мира. — Точно так же они придумали историю о том, как арсенальская тройка Анри, Вийера и Пирес боролась с влиянием Зидана. Я понимаю репортеров: им постоянно нужно искать новые темы и подогревать интерес к своим изданиям, но правды здесь тоже ноль целых ноль десятых.

— А что журналисты написали о Пиресе после португальского чемпионата Европы?
— Вначале пресса не разменивалась на персоналии, плохими у нее оказались все поголовно. Потом уже пошли строчить о каждом игроке в отдельности. Но мне досталось меньше других — на том турнире я находился на поле немного.

— Кто же остался главным виновником поражения?
— Марсель Десайи. Именно ему перепало больше всех.

— А как вы сами считаете, почему все-таки ваша команда выступила в Португалии столь бесславно?
— Сами виноваты. Не смогли настроиться на серьезную борьбу. Титулы сыграли с нами плохую шутку. Мы были слишком расслабленными и, наверное, думали, что очередной комплект медалей сам упадет к нашим ногам…

— Как вам Греция в роли чемпиона Старого Света?
— Сразу же после жеребьевки я сказал: “Этой сборной следует опасаться”. Почему-то меня не покидало ощущение, что греки способны преподнести сюрприз, которого от них никто не ждет.

Потом многие говорили: мол, что это за чемпион такой, Греция? То же самое я слышу и в подтексте вашего вопроса. Но нам никуда не деться — они выиграли чемпионат, а этого не может сделать слабая команда. Значит, парни сумели найти доводы против фаворитов, и за это им честь и хвала. Португальская история лишний раз доказывает, что у каждой дружины, выходящей на зеленый газон, есть шанс.

— Как считаете, какая часть в успешной игре футболиста отводится его жене? Разумеется, я имею в виду конкретно Робера Пиреса… (Переводя этот вопрос, супруга французского полузащитника не может сдержать улыбку.)
— Она помогает хотя бы потому, что дома умеет полностью оградить меня от футбола. Люди, которые любят бравировать тем, что живут им 24 часа в сутки, кажутся мне немного странными. Футбол хоть и великая, но все же игра. Не стоит забывать, что в жизни хватает других важных вещей.

Правда, мы с Джессикой не расписаны, однако это не мешает нам иметь детей. Не знаю, как у вас, а на Западе такие отношения весьма распространены.

— Говорят, после знаменитых викторий жены французских золотых мальчиков были обижены тем, что лицом победы стала супруга Кристиана Карамбе — известная модель Адриана Скленарикова. Она постоянно оказывалась в объективах всех теле- и фотокамер, оттеняя истинных героев…
— Вы что, не знаете женщин? Они всегда будут кому-то завидовать. А Скленарикова, и от этого никуда не деться, самая красивая из всех жен… Так что я вполне понимаю чувства репортеров, когда они пытаются украсить кадр очаровательной женской головкой. Что касается моей Джессики, то она ничего не имеет против чешской супермодели. Правда? (Робер получает в ответ утвердительный кивок подруги.)

— А вы верите в искренность романов богатых и знаменитых? К упомянутой выше паре добавлю еще Бекхэма с Адамс и Бартеза с Евангелистой…
— Ну, последние уже не встречаются — их роман оказался довольно коротким. Но не вижу причин, чтобы подозревать ребят в том, будто они хотят сделать из своей личной жизни пиар. Это естественно, когда молодые, красивые и богатые тянутся друг к другу.

— В нашей стране принято считать моделей не слишком далекими особами.
— Джессика, ты слышала? Дело в том, что моя подруга тоже профессиональная модель… Нет-нет, не извиняйтесь — так привыкли думать во всем мире. Кстати, о футболистах сложилось аналогичное мнение. Что я могу сказать по этому поводу? Думаю, в каждом правиле хватает исключений. Надеюсь, что наша пара как раз им и является.

— Кто в вашей чемпионской сборной был самым умным?
— Хм… (тридцатисекундное молчание). Джоркаефф. Ну и еще Пети можно назвать. Во всяком случае, он единственный из нашей команды, кто обзавелся высшим образованием.

— А футболистам образование не очень нужно, да?
— Мы слишком концентрируемся на футболе. Чтобы добиться каких-то вершин, надо отдаваться этому делу без остатка. А потом, в тридцать с хвостиком, уже можно и поучиться…

— Представляю Пиреса на студенческой скамье…
— Нет, я не себя имел в виду. Так, вообще… В самом деле, это была бы немного необычная картина. Думаю, мне найдется работа на телевидении.

— Вы же не любите журналистов.
— Никогда не говорил, что они мне не нравятся. Можно даже сказать, я у них любимчик. Так было везде, где играл. Они говорят, что я один из самых приятных в общении футболистов. Это лестно. Впрочем, не собираюсь потом возглавлять отряд репортеров, чтобы преследовать какую-нибудь юную звезду с просьбой дать интервью. Ограничусь работой комментатора. Надеюсь, для этого у меня хватит компетенции.

— Кажется, вы вполне смогли бы сделать карьеру модели. Во всяком случае, фотографии в одном из модных журналов, где Пирес рекламировал джинсы, были отменными…
— Мне не нравится эта работа. Не мужская.

— Что вам вообще нравится в жизни, кроме футбола? Лондон славится своими кинотеатрами…
— Да, но, к сожалению, там все фильмы показывают на английском. А я не могу назвать его знание совершенным. Не очень-то приятно смотреть кино, когда все время надо догадываться, о чем идет речь.

— Музеи? Когда вы были в них последний раз?
— Да не хожу я по музеям… Не потому, что не люблю. Просто стоит где-нибудь появиться, как сразу находятся поклонники футбола, с которыми вынужден общаться и отвечать на многочисленные вопросы. Я не могу сделать безразличное лицо и пройти мимо, когда со мной пытаются заговорить. Но если честно, то повышенное внимание утомляет. Поэтому мы стараемся бывать в таких местах, где не слишком много людей.

— А поклонницы вам досаждают? Пирес ведь парень хоть куда…
— Хм… (косится на подругу, которая с нетерпением ждет ответа, добавляя: “Кстати, очень интересный вопрос…”) Нет, такого нет. Я верен только одному человеку.

— Какие у вас планы на этот сезон?
— Они незатейливы. Вместе со сборной выиграть чемпионат мира, а с “Арсеналом” завоевать звание лучшего клуба Европы.

— Ничего не имею против второго пункта, но по поводу первого… Дело в том, что ваш одноклубник Леманн заявил, что чемпионами мира в этом году станут немцы.
— Йенс — хороший парень, но прогнозы — это не его конек. Он в очередной раз ошибется.
Источник: Прессбол
Оцените работу журналиста
Голосов:
29 сентября 2016, четверг
Выиграют ли "Зенит" и "Краснодар" первые домашние матчи группового этапа Лиги Европы
Архив →