Александр Старков: мне не стыдно за работу в "Спартаке"
Текст: «Чемпионат»

Александр Старков: мне не стыдно за работу в "Спартаке"

Спустя неделю после своей отставки бывший тренер столичного "Спартака" анализирует свою работу с командой, отвечая также на вопросы о "деле Аленичева" и проблемах Кавенаги.
5 мая 2006, пятница. 09:23. Футбол
Ответ на звонок прозвучал бодро. Никаких намеков на подавленность или, того хуже, депрессию, все так же вежлив и доброжелателен. Рассказал, что после возвращения в Ригу общался с родными и друзьями, которым безмерно благодарен за поддержку и душевное тепло. Московский номер отключил, а на латвийский поступает очень много звонков со словами поддержки. "Мне это приятно, хотя и считаю себя достаточно сильным человеком для того, чтобы не нуждаться в сострадании или сожалении".

От предложений о новой работе Старков пока уклоняется: "Дайте немного перестроиться с того бешеного ритма, в котором я жил в Москве!" Собирается посетить финал Лиги чемпионов и матчи чемпионата мира в Германии. Симпатизирует "Барселоне", которая очень нравится ему своей игрой. "А еще тем, что там игроки, тренеры и руководство выглядят единым коллективом, который умеет переживать любые спады и находить выход из любого положения".

На этом вступительная часть беседы и закончилась. На предложение перейти к вопросам, которые вряд ли покажутся ему приятными, Старков откликнулся спокойно:

- А почему нет?

ТРЕНЕРСКИЙ УРОВЕНЬ

- Как вы реагировали и реагируете на то, что о вас твердят одну и ту же фразу: "Старков не подходит "Спартаку", Старков не тренер уровня "Спартака"?
- На подобные разговоры старался не обращать внимания. Если отвечать на ваш вопрос в шутливой форме, я посоветовал бы критикам обратиться непосредственно к главе РФС Виталию Мутко, который лично выдавал мне лицензию на право работы во всех клубах премьер-лиги, в том числе и в "Спартаке". Если же отвечать серьезно, то вспомнил бы Валерия Лобановского. Мне давно врезались в память его слова: за тренера говорят результаты и ничто другое. Пусть мои критики утверждают все, что хотят, - каждый из нас имеет право на собственное мнение. Могу только вспомнить, что руководство "Спартака" приглашало меня на работу для того, чтобы вместе попытаться вернуть клубу былые позиции в российском футболе. Когда я пришел в команду, она была на десятом месте в турнирной таблице. А прошлый сезон мы закончили на втором и получили право играть в предварительном раунде Лиги чемпионов. Это считаю успехом и плодом нашей совместной работы, а отнюдь не стечением обстоятельств или случайностью.

- Следующий пункт публичного обвинения состоит в том, что у "Спартака" при Старкове не было "спартаковской игры", "спартаковского стиля". Как быть с этим?
- По части демагогических выступлений на эту тему были, наверное, побиты многие рекорды. Полностью согласен с тем, что без прошлого нет будущего, а значит, клубные традиции и клубных героев надо чтить всегда, будь то "Спартак" или иной коллектив. Но и впадать в спячку или жить только прошлым сегодня уже нельзя. В наше время в любой сфере деятельности все так быстро меняется, что одни вздохи о прошлом делу не помогают. Чтобы идти в футболе в ногу со временем, надо закладывать серьезный функциональный фундамент, увеличивать интенсивность командных действий, отрабатывать сыгранность разных линий, скоростную технику, тактический универсализм игроков и многое другое.

Понятие "стиль" у каждого может быть своим. У меня это слово ассоциируется со словом "современный". Вот "Барселона" как раз хороша современным стилем, который включает в себя не только яркие и красочные атакующие действия, но и умение надежно сыграть в защите, не гнушаясь при необходимости прибегать к оборонительным действиям в ущерб яркой атаке. Именно так был обыгран на "Сан-Сиро" "Милан", и "Барса" получила за ту победу комплименты во всем футбольном мире. Когда меня приглашали в "Спартак", передо мной, как я уже говорил, ставили в первую очередь задачу вернуть клуб на лидирующие позиции в России, что мы с помощниками и старались сделать согласно своим общим представлениям об игре и о действиях футболистов в той или иной конкретной ситуации.

- Вы хотите сказать, что не допускали ошибок?
- Конечно, допускал. И не боюсь в этом признаться. Не ошибается тот, кто ничего не делает, а я работал. Если руководство "Спартака" выбрало меня на роль тренера команды, то именно мне оно доверило принятие решений по тем или иным вопросам руководства командой, выбора тактики, состава на игру. Я работал исходя из своих представлении о команде и на основании собственного видения игры, а не ставил судьбу "Спартака" в зависимость от мнения тех или иных скептиков, той или иной группы болельщиков. Недаром часто говорят о том, что на создание команды уходит до трех лет. Я проработал в "Спартаке" менее двух лет и смею думать, что кое-чего добился. В подобных случаях люблю говорить так: я сделал все, что мог, пусть другие попробуют сделать лучше.

- В этих словах звучит ирония в адрес вашего преемника?
- Не ищите черную кошку в темной комнате, тем более если ее там нет. Говорю только о том, что делал свое дело так, как считал нужным на основании собственного опыта. И прекрасно отдаю себе отчет в том, что моя работа не могла нравиться всем. Когда у тебя в команде 25 игроков, неизбежно не будешь всем мил и приятен. Тем более когда речь идет о тренировочном процессе. Ведь сколько людей, столько и мнений. Один игрок может считать, что полезнее бегать кроссы, другой - что больше пользы принесет плавание, а третий и вовсе будет уверен в том, что самый эффектный способ тренироваться - лежать на диване или играть в карты. Если тренер будет выслушивать каждое пожелание, у него не останется времени на работу. Это вовсе не означает, разумеется, что между тренером и игроком не должно быть рабочего контакта. Однако решения о том, как строить тренировочный процесс или игру, нужно принимать именно тренеру, потому как за результат головой отвечает именно он.

АЛЕНИЧЕВ ПОДСТАВИЛ НЕ МЕНЯ, А СЕБЯ И КЛУБ

- От темы взаимоотношений "игрок - тренер" нам никуда не деться. Она в российском футболе становится все злободневнее. Против вас выступил Дмитрий Аленичев, а чех Петржела недвусмысленно давал накануне свой отставки понять, что ему противостоит Андрей Аршавин. Сначала вы, а потом Петржела покинули свои команды. В России игроки снимают тренеров?
- Не владею ситуацией в "Зените", и вовсе не мое дело обсуждать другие клубы. Что касается выступления указанного вами футболиста "Спартака", то мне не очень хочется его комментировать, но раз уж от этого никуда не уйти... Есть такая старая истина: не суди о человеке, не побывав на его месте. Когда игрок в грубой форме публично критикует тренера, он не просто показывает свой непрофессионализм. Изложив вашей газете свои, а может, и чужие мысли, игрок, на мой взгляд, подставил прежде всего самого себя и клуб, а не Старкова.

Думаю, создан опасный прецедент для всего российского футбольного мира. В том "Спартаке", куда я пришел около двух лет назад и который пережил много потрясений, допускалась возможность публичной критики одного игрока другим и вообще выноса сора из избы. Мне кажется, зато время, что я работал с командой, нам удалось улучшить обстановку и общую атмосферу найти возможность не выносить какие-то споры на суд общественности, устранить старые дрязги. Была установлена определенная этика поведения. В интервью игрока "Спартака" ни о какой этике речь не идет, человек просто вышел за рамки приличия.

- Вы допускаете, что с вашим уходом Аленичева могут вернуть в основной состав?
- Не думаю, что Леонид Федун захочет погубить таким решением то положительное, что сделано за последние два года.

- Как, кстати, Федун отреагировал на появление этого интервью?
- Он был первым, кто позвонил мне в тот день, когда интервью было опубликовано, и выразил полную поддержку в мой адрес. Мне было принципиально важно уяснить его позицию, и я был рад, что она оказалась именно такой.

- О реакции Федуна было известно только вам, но хозяин клуба не обязан каждый раз публично выражать свои мысли. Для подобных случаев существуют генеральный директор и другие фигуры. Ощутили ли вы на деле поддержку со стороны тех, кому положено ее оказывать?
- Последующие две недели и замедленная реакция руководства клуба на демарш игрока показали мне, что я остался один против всех, против потока грязи и критики любого рода. На мой взгляд, руководство клуба могло и должно было, если того хотело, сразу занять более жесткую и понятную всем позицию. Создалась столь ненормальная ситуация вокруг команды и тренера, что самым логичным и верным ходом стала отставка. Искренне надеюсь, что мой уход разрядил обстановку. Работа со "Спартаком" многое дала мне как в человеческом, так и в профессиональном плане. И, разумеется, одно интервью не может перечеркнуть все то хорошее и интересное, что я пережил с этой командой.

В КОМАНДЕ БЫЛИ НЕФУТБОЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

- Иной раз поражаешься вашему спокойствию и доброжелательности. Один игрок открыто обвиняет вас в прессе, другие сначала удивительным образом проваливают второй тайм матча с "Москвой", а потом, уже без вас, как на крыльях обыгрывают "Зенит", после чего с восторгом заявляют, что атмосфера в команде за два дня улучшилась и все такое прочее. Вам не кажется, что вы иногда слишком добры к своим подопечным?
- Я привык доверять игрокам, с которыми работаю. Поэтому не хочу скажем, допускать мысли о том, что во втором тайме с "Москвой" произошло что-то подозрительное. Скажу так. Первый тайм того матча стал отражением нашей работы, и даже счет 5:0 к перерыву никого бы не удивил. Второй же показал, что у нас в команде есть какие-то нефутбольные проблемы... Что касается высказываний игроков, отдельных их интервью, то не стал бы придавать им такого значения. Футболисты - люди зависимые, им иной раз приходится трудно при выборе между тем, что хочется сказать, и тем, что говорить нужно.

- Так что скажете о разгроме, который "Спартак" учинил в Питере "Зениту"?
- Скажу, что рад за ребят, с которыми довелось работать. Скажу что во время предсезонной подготовки мы все вместе заложили неплохой игровой и функциональный фундамент для успешного выступления на нескольких фронтах.

- После того прессинга, под который вы попали в "Спартаке", допускаете мысль о том, что можете вернуться работать в Россию?
- Мы с вами начали с того, что я пока не готов рассматривать новые предложения. Но ведь такой момент настанет, и у меня нет никаких предубеждений против России и вашего чемпионата. Работа в "Спартаке" стала для меня прекрасной школой, принесла много удовлетворения. И жаловаться мне не на что.

Вообще хочу напомнить, что риск и отставки - в принципе часть работы тренера. То, что не получается в одном месте, потом может получиться в другом и наоборот. Мы тут с вами говорили об отношениях "игрок тренер", и вы спрашивали, кто прав, а кто виноват. Не уверен, что всегда можно в этом вопросе разобраться. Но вот решение о том, кому оставаться, а кому уходить, принимает сегодня не партком, как бывало в иные времена, а хозяин или группа хозяев клуба. Это, наверное, звучит банально, но кто платит деньги, тот и заказывает музыку. Когда тренер идет на новое место работы, он отдает себе отчет в том, что у этого клуба есть хозяин, который распоряжается своими деньгами, а значит, в определенной степени и судьбами игроков и тренеров.

- Не считаете, что вам, тренеру "Спартака", во многом вышла боком сказанная как-то публично фраза о том, что неплохо бы, мол, вашему клубу перенять кое-что полезное у ЦСКА? Ведь ЦСКА испокон веков - злейший враг "Спартака".
- Когда говорят о том, что российским клубам нужно учиться устройству клубного хозяйства только за границей у "Барселоны", "Баварии" или "Милана", то нередко забывают, что хороший пример есть и в самой России. И пример этот - ЦСКА, Вот что я тогда имел в виду.

НИЧЬЯ С ОТТЕНКОМ ПОБЕДЫ

- Вспомните самый радостный и самый безрадостный матч "Спартака" под вашим руководством. Угадаю, если во втором случае назовете поединок с "Москвой"?
- Угадаете, только речь идет не о недавнем матче, а о прошлогоднем. Мы тогда проиграли по всем параметрам, и ситуация, помнится, сложилась критическая. Но мы с честью вышли из нее, хотя потеряли очки и в двух последующих матчах.

Поражение принесло в итоге немало пользы: мы смогли сплотиться и добиться поставленной цели. Ну а самым радостным стал матч с "Локомотивом", в котором мы добыли второе место в чемпионате России и право сыграть в квалификационном раунде Лиги чемпионов. Это была ничья, равноценная победе.

- Какие игры доставили вам удовлетворение в этом сезоне?
- Особняком, конечно, стоит первый тайм игры встречи с "Москвой", но и матчи против "Локомотива" и ЦСКА занес бы нам в актив. Скажем, обе победы над "Локомотивом" ценны для меня вдвойне, потому что они состоялись на фоне известных событий и сложной ситуации вокруг команды. Знаете, я считаю себя оптимистом. Не хочется копаться в грязном белье и искать все новые доказательства тому, что кто-то очень не хотел видеть меня в "Спартаке". Мы с помощниками честно трудились на благо этой команды, могу искренне пожелать ей и в этом сезоне поскорее забраться на верхние этажи турнирной таблицы, к чему есть все предпосылки.

КАВЕНАГИ НЕ ОПРАВДАЛ НАДЕЖД

- "Спартак" постстарковского периода рождается на наших глазах. А какой была команда при вас?
- Если вы имеете в виду тактическую схему, то был и остаюсь приверженцем игры в четыре защитника. Это мое тренерское кредо, нравится это кому-то или нет. В моем понимании очень важную роль при этой схеме играл Родригес, способный курсировать по всей бровке. Опорные полузащитники Ковач и особенно Моцарт удачно подстраховывали группу атаки, состоящую из фланговых футболистов и Титова с кем-то из форвардов. Титова, кстати, вопреки многочисленной критике по-прежнему считаю идеальным плеймейкером для "Спартака". С учетом травм, вынужденных перестановок, уходом Видича не все и не всегда складывалось при расстановке, как того хотелось бы, но это нормальное явление для любого клуба. Уберите, например, из состава "Барселоны" Роналдинью и Это'О, и даже у такого клуба возникнут проблемы.

- Вам ставят в вину, что вы почти никогда не играли в два форварда. Что скажете на это?
- Во-первых, чаще всего мы играли именно в два форварда. Во-вторых, я ставил на игру тех, кого на тот или иной момент считал сильнейшим. И исходил при этом не из количества, а из качества.

- А что скажете о Кавенаги, оказавшемся в итоге в глубоком запасе?
- Думаете, я враг самому себе? Если бы Кавенаги был сильнее других наших форвардов, он постоянно выходил бы в стартовом составе. Но в том-то и дело, что он оказался не сильнее ни Павлюченко, ни Пьяновича. Да и нынешний Баженов показал, что достоин быть в составе. Я очень долго ждал, пока Кавенаги адаптируется к России, привыкнет к команде, игрокам, тренерам. У него был большой кредит доверия, но он его не использовал. А оттенок скандальности фигуре аргентинца периодически придает лишь высокая трансферная стоимость.

Моя совесть чиста: я проявил много терпения, но Кавенаги не стал игроком стартового состава по своей вине. И, кстати, ничего страшного в этом нет. Не всем громким трансферам дано оправдать возлагаемые на них надежды. Скажем, в "Милане" несколько лет назад не сумел заиграть знаменитый бразилец Ривалдо, а сегодня там сидит в запасе португалец Руй Кошта, который в "Фиорентине" был лидером. Это футбол, и ничего принципиально нового в случае с Кавенаги я не вижу.

- О вашей работе в "Спартаке" по-прежнему идет много споров. Каким вам самому видится итог вашего пребывания в этом клубе?
- Спорщиков рассудит время. Могу только сказать, что мне не в чем и не перед кем оправдываться: мне не стыдно за работу в "Спартаке".
Источник: Спорт-экспресс
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →