Все новости

Властимил Петржела: приеду в "Зенит" с другого края света

Бывший тренер питерского "Зенита" Властимил Петржела заявил, что после кратковременного отпуска, возможно, примет решение о завершении тренерской карьеры и займется агентской деятельностью.
Футбол

Вернувшись из Москвы в Петербург, уволенный тренер с раннего утра четверга начал
невеселый процесс сбора вещей.

— Дел много, вот и пришлось встать рано, — сказал он в 9 утра.

— Сейчас еду в клуб. Будем расторгать контракт, — было сказано ближе к полудню,
после чего мобильный телефон Петржелы оказался вне зоны действия сети часа на
два.

— Снова еду на базу — вещей-то за эти годы накопилось основательно. Телевизор,
видео… Не знаю, куда теперь все это девать. Хоть знакомым раздавай. Да бог с
ними, с вещами. Жена в пятницу приедет — пусть и разбирается, что со всем этим
добром делать, — говорил Петржела в три пополудни.

И только ближе к вечеру нашел время на обстоятельную беседу.

— В какой форме вас все-таки уволили?
— После матча с ЦСКА мы вернулись в отель. Примерно в 19.30 кто-то постучался в
мой номер. Открываю дверь, а там — Сергей Фурсенко (президент ФК «Зенит») — Я,
говорит, к вам. Накануне состоялся совет директоров, на котором было принято
решение расторгнуть контракт с вами. Вот, собственно, и все.

— Как восприняли услышанное?
— Не очень хорошо. Мягко говоря, стало не по себе. Было очень обидно, что все
это происходит в Москве, а не дома. Хорошо еще, что Александр Поваренкин
(генеральный директор клуба) тут же отправился в Петербург вместе со мной. Если
бы не он — не знаю, что бы я делал. А так мы с Сашей сразу поехали в аэропорт, и
он каким-то чудом достал два последних билета на последний самолет. Иначе не
знаю, где бы и ночевал. Остался бы в буквальном смысле на улице. Обидно еще и
то, что я так и не понял толком — кто же меня уволил. Ведь ни с кем, кроме
Фурсенко, из членов нового совета директоров меня не знакомили. С другой
стороны, не могу не признать: принятое решение справедливо. Во-первых, я сам не
раз говорил, что пора. А во-вторых, команда перестала давать результат.

— С командой успели попрощаться?
— Чуть-чуть, если так можно выразиться. Больше всего боялся, что не успею
сделать этого вообще, но ребят быстро собрали. Пожал каждому руку и сказал всем
огромное спасибо за те три с половиной года, что мы провели вместе. Все эти
слова давались тяжело — комок к горлу подкатывал. Настолько, что в какой-то
момент чуть не убежал к себе в номер. Потом отдельно пришли прощаться чешские и
словацкие легионеры, спрашивали, что буду делать дальше. Еще хотел поговорить с
Владимиром Боровичкой, но сделать этого мы уже не успели.

— Как прокомментируете его назначение и.о. главного тренера?
— Скажу так: я этого не понял. Больше пока говорить не хотелось бы.

— Как прошла процедура расторжения контракта?
— Приехал в клуб, подписал несколько бумаг, вот и все.

— Рука при этом не дрожала?
— Нет. А вот в глубине души и в голове вновь пронеслись эти три с половиной
года с «Зенитом». Вспомнил, как все начиналось, как тяжело было на первых порах,
как мы начали выигрывать, как выступали в Кубке УЕФА. А еще в очередной раз
поймал себя на мысли, что «Зенит» оказался самым любимым клубом в моей
тренерской карьере. И что мне по большому счету не в чем себя упрекнуть за время
работы в России. Хотя даже сегодня уже успел прочитать гадости про себя. Мол,
Петржела все время следовал чьим-то, в том числе агентов, советам. И все это
говорят люди, которые раньше заявляли совершенно обратное. Таких оскорблений еще
будет, уверен, много, но выглядеть они будут смешно.

— Чем займетесь в ближайшие дни?
— В пятницу в Петербург прилетает жена Зузана. Продолжим собирать вещи.
Возможно, меня посетят друзья из Чехии — хочется показать им город, с которым
столько связано. Но насколько я понял, руководство клуба хотело бы, чтобы мы
уехали до того, как «Зенит» вернется из Москвы после матча с «Локомотивом».
Почему непонятно. Не думают же люди, что я в такой ситуации буду лезть в дела
команды? Это было бы просто смешно. Но в любом случае мы уже взяли билеты на
Прагу на воскресенье.

— Что намерены делать дома?
— Отдыхать и гулять со своими любимыми собачками (тремя йоркширскими терьерами).
Если «Зенит» выйдет в финал Кубка России, обязательно постараюсь посмотреть этот
матч. Потом со знакомыми съездим ненадолго в Италию и Грецию. Тоже отдохнуть.

— Предложений от других клубов после увольнения из «Зенита» еще не поступало?
— Они есть, но на эту тему говорить сейчас, извините, не хотелось бы. Скажу
только, что предложений из Чехии или России меньше, чем от клубов других стран.

— Как долго сможете просидеть без тренерской работы?
— Вообще-то я уже в «Зените» подумывал: это — последний клуб, в котором я
работаю тренером. Может, так оно и окажется, поскольку есть возможность заняться
агентской деятельностью, и не исключено, что мне это будет интересно. А может,
возьму еще какой-нибудь клуб — сейчас загадывать сложно.

— А если когда-нибудь вас снова позовут в Россию?
— Отвечу так: если позовет «Зенит» и мне скажут, что команде плохо, что она
нуждается в моей помощи — на сборы у меня уйдет ровно два часа. После этого
готов буду вылететь в Петербург с любого края света, где бы ни находился. Об
этом могу сказать с уверенностью. Как и о том, что волей-неволей все равно буду
всегда следить за выступлениями «Зенита».

Что касается других российских клубов, вряд ли смогу их возглавить. Хотя…
Никогда не говори никогда. Впрочем, сейчас хотелось сказать о другом. Через «СЭ»
желаю «Зениту» удачи, кто бы его ни принял. Думаю, сейчас, после смены тренера,
команда заиграет лучше. Дай бог, чтобы это не был успех на час! Но в любом
случае горжусь, что провел несколько лет, что работал с такими футболистами, как
Аршавин, Радимов, Кержаков и всеми остальными, кто играет сейчас в «Зените».

Комментарии (0)
Партнерский контент