Дмитрий Сычев: было трудно поверить, что я смогу вернуться
Текст: «Чемпионат»

Дмитрий Сычев: было трудно поверить, что я смогу вернуться

С тех пор как нападающий «Локомотива» Дмитрий Сычев восстановился от тяжелейшей травмы колена, прошло чуть больше месяца. Его текущая статистика (2 гола в четырех матчах) - и скромная, и многообещающая одновременно.
5 мая 2006, пятница. 21:42. Футбол
С тех пор как нападающий «Локомотива» Дмитрий Сычев восстановился от тяжелейшей травмы колена, прошло чуть больше месяца. Его текущая статистика (два гола в четырех матчах) - и скромная, и многообещающая одновременно. После сегодняшнего матча с «Зенитом» Сычев имеет реальный шанс улучшить свои бомбардирские показатели: так получилось, что «Локомотив» вместе с питерским клубом на данный момент возглавляют список самых пропускающих команд чемпионата. Корреспондент «Известий» отправился в Баковку, где тренируются железнодорожники, и расспросил Сычева обо всем, кроме предстоящей игры с «Зенитом» — о ней форвард предпочел высказаться непосредственно на поле.

- Мне показалось или вы хромаете?
- Я просто мозоли неприятные натер, из-за этого прихрамываю, да.

- То есть травма колена здесь ни при чем?
- Абсолютно. Хотя время от времени она все равно о себе напоминает. Иногда после нагрузок у меня еще опухает колено. Но в принципе все зажило, и серьезно ничего не беспокоит.

- Во время восстановления чем вы вообще занимались, кроме того что залечивали рану?
- В основном все время уходило как раз на это. Я провел какое-то безумно долгое время в этой Германии, в клинике... А так, первые два месяца после операции, когда вообще ничего нельзя было делать, я просто валялся дома, в Омске. Ходить было тяжело, поэтому куда-то выбирался, но редко. На хоккее вот пару раз появился, на костылях.

- Многие футболисты, восстановившиеся после тяжелых травм, начинали себя вести на поле по-другому. Появлялся психологический барьер там, где его раньше не было...
- В какой-то степени такой барьер есть. Я общаюсь в «Локомотиве» с ребятами, которые тоже пережили тяжелые травмы, — с Вадиком Евсеевым, Володей Маминовым. Они говорят, что этот барьер со временем проходит. Но пока я его ощущаю. То есть если раньше я стелился в подкатах по поводу и без повода, то теперь такого нет.

- А если возникнет та же ситуация, как в прошлогодней игре с «Рубином», когда вы получили эту травму? Побежите за мячом?
- Думаю, да, побегу. Тем более что в моем случае травма была случайной. А потом — меня ведь выпускают на поле голы забивать, поэтому если можно будет принести пользу команде, то я постараюсь это сделать, даже ценой какого-то риска.

- С Павлом Харчиком, вратарем «Рубина», у вас не испортились отношения после травмы?
- А я с ним с тех пор ни разу не общался.

- Что, он не звонил вам за эти 8 месяцев?
- Нет. Но мне бы не хотелось никого осуждать. Каждый сам для себя выбирает, как поступать. Не позвонил и не позвонил.

- Вы сами, случись кого травмировать, как бы поступили?
- Ну, позвонил бы как минимум. Принес бы свои извинения. Съездил бы в больницу, если бы была такая возможность. Вот Березуцкий навестил Марьяна (Марьян Гад, защитник «Локомотива», который получил травму головы в столкновении с игроком ЦСКА Василием Березуцким. — «Известия»). Игроки «Локо» приезжали его проведать с утра, а после обеда уже Вася приехал. Это нормальная реакция: ты нанес человеку неумышленную травму и потом интересуешься его здоровьем. К этому нельзя относиться безразлично — мы один хлеб едим.

- У вас были мысли во время лечения, что уже не сможете играть на прежнем уровне?
- Были плохие мысли, и частенько. Просто, когда пытаешься на себя посмотреть со стороны и понимаешь, что не можешь пошевелиться ни вправо, ни влево, лежишь, вспоминаешь, что еще недавно бегал и скакал как сайгак... Тяжело поверить, что это все вернется. Но я эти мысли гнал от себя. Все-таки разрывы коленные уже научились делать, здесь главное — правильно восстанавливаться, а не сбиваться на другой путь. Когда много свободного времени, возникают разные соблазны. Но здесь я в себе был уверен.

- А разве за время вынужденного простоя вы не стали активным светским тусовщиком?
- Нет, это разговоры все. Я практически нигде не появлялся, только на МТV позвали выступить.

- А на дне рождения певца Пирцхалавы?
- А, да... Ну, там просто позвал сам Ираклий, сказал, что хочет видеть меня. А так у меня желания не было особого ходить на дискотеки, хотелось посидеть дома. Вообще, я конечно не домосед конкретный, но и не тусовщик. Есть какие-то места, куда приятно сходить. Театр люблю, кино. Могу в клубе зажечь, на концерте.

- А пристрастие к машинам и уличным гонкам у вас с каких пор появилось?
- К машинам у меня пристрастие давно, а уличными гонками никогда не увлекался.

- А как же говорили, что вы свой «Порш», который получили 4 года назад после чемпионата мира, на Варшавском шоссе разогнали так, что стрелка легла?
- Кто говорил? Стрелку я положил только на своем «Мерседесе». У него на спидометре 260. У меня настроение просто тогда было такое. Ехал ночью по МКАД, дорога пустая...

- У молодых игроков голова не идет кругом от возможностей, которые им дает футбол?
- У каждого индивидуальный случай. Знает человек цену деньгам или не знает. Кто-то действительно начинает швырять их направо-налево. Человек получал, допустим, сто долларов, заиграл, и ему резко подняли зарплату. Сразу же хочется одного-другого-третьего. На этом можно сильно обжечься и потом никогда не вернуться на прежний уровень. У нас в «Локомотиве» эти проблемы успешно решают ветераны команды. Они мгновенно опустят на землю.

- А что говорят?
- Ну как... Это, конечно, нецензурно. Просто жесткий разговор. Объясняют, что надо работать на благо команды, иначе будет хуже.

- У «Локомотива» в этом сезоне новый тренер — серб Слова Муслин. Если сравнивать ваши функции у Юрия Семина и у Муслина — что-то принципиально поменялось?
- Да, потому что Муслин больше использует фланги. У него требование — чаще навешивать, а нападающему — находиться в штрафной, быть на ближней штанге.

- А это ведь не совсем ваша игра — замыкать фланговые навесы. Как-то вы в менее силовой манере обычно действуете...
- Ну почему же? Силовая игра, когда бьют вперед, чтобы побороться, — это, конечно, не мое. А когда атака развивается с фланга — мне это, наоборот, более привычно. Потом, у нас собраны такие техничные футболисты, что у нас должна вот-вот пойти игра не только через фланги, но и через центр, в короткие и средние передачи.

- Есть мнение, что на российских игроков могут воздействовать только российские тренеры, потому что знают волшебные слова. Лично вы лучше играете, когда на вас орут матом?
- На самом деле это неправильное мнение. Сейчас время изменилось, люди уже начали понимать футбол без мата и крика. Важно, чтобы каждому нормально объяснили его маневры, а напрямую это происходит или через переводчика — для меня не важно.
Источник: Известия
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →