Все новости

Диого Ринкон: указания тренера я принимаю безоговорочно

Из 130 легионеров, выступающих в высшей лиге украинского чемпионата, если о ком и заходила всерьез речь как о вероятном "усилителе" сборной Украины, так это о бразильском динамовце Диого Ринконе.
Футбол

Из 130 легионеров, выступающих в высшей лиге украинского чемпионата, если о ком
и заходила всерьез речь как о вероятном «усилителе» сборной Украины, так это о
бразильском динамовце Диого Ринконе. Игрок, имеющий контракт с киевлянами до
2010 года, имел на то полное право — последний матч за юниорскую команду своей
страны он провел до достижения 18-летнего возраста и, согласно последним
нормативам ФИФА, вполне мог претендовать на смену футбольного гражданства.
Однако по каким-то причинам этот многообещающий трансфер так и не состоялся. На
чемпионат мира 2006 года Диого Аугусто Пашеку да Фонтоура не полетит, хотя, судя
по всему, по-прежнему надеется однажды таки получить вызов из родной Бразилии.
Пока же все свои планы на ближайшие годы он связывает с командой «Динамо», цвета
которой любимец киевской публики защищает уже четвертый сезон.

УДОВОЛЬСТВИЕ И РАДОСТЬ

— Диого, вы пришли в клуб в июле 2002-го и за эти годы наверняка составили
впечатление об уровне украинской лиги. Каков он?

— Лига неоднородна. Да, в ней выступают такие мощные клубы, как «Динамо»,
«Шахтер», «Днепр», донецкий «Металлург», способные конкурировать с
представителями других сильных чемпионатов. Но в то же время хватает в ней
команд, не столько играющих в футбол, сколько пытающихся перебегать друг друга.
По моему мнению, игрокам не хватает спокойствия, уравновешенности, уверенности в
себе. Они какие-то дерганые, при первой же опасности стремятся избавиться от
мяча, отпасовать лишь бы кому. Поэтому первое, что бросается в глаза, это
недостаток технического мастерства. Складывается впечатление, что футболисты
иногда соревнуются даже с мячом, используя его совсем не по назначению. А ведь
он должен быть другом игрока. Только тогда контакт с мячом приносит
удовольствие. Именно эта радость и лежит в основе футбола.

— Вам интересно выступать в турнире, где значительная доля матчей заменяет
снотворное? И какие команды вы отнесли бы к разряду самых скучных?
— Я разделяю вашу иронию, но в то же время не могу не отметить, что в целом
чемпионат прогрессирует. Да, проходных матчей в нем еще достаточно, как хватает
и игроков, не соответствующих статусу профессионального футбола. Но перечислять
команды не буду. Считайте это корпоративной солидарностью. Кстати, «Динамо»
каждая победа дается с большим трудом. Против нас все бьются до последнего, что
свидетельствует об истинном потенциале лиги. Конкуренция в ней возрастает.

— Вам после приезда в Киев пришлось ломать себя, поступать, быть может,
вопреки собственной воле?

— Естественно. Без этого я бы не адаптировался в новой команде. В Бразилии
совсем другой футбол, тренировочный процесс не такой интенсивный. Да и мой
игровой вес был там куда выше. В Киеве же мне пришлось не только сбросить
несколько килограмм, но и приучить себя к выполнению совершенно иного объема
беговой работы. Если бы я оказался не готов к этим переменам, мне бы не удалось
закрепиться в «Динамо». Точно так же, если бы я перешел в европейский клуб, мне
бы снова пришлось перестраиваться, интегрироваться в новую систему. Таковы
требования современного футбола, не считаться с ними невозможно.

БЕЗ МЯЧА НЕ ИНТЕРЕСНО
— Тренировки в «Динамо», которые некоторые футболисты называют «дрессировками»,
наверное, мало напоминают подготовку бразильских клубов. В чем главные отличия?

— В Киеве тренировочный процесс основан на моделировании игровых ситуаций.
Команда не просто вместе работает, выполняет одни и те же упражнения. Как я
понимаю, тренеры «Динамо» добиваются, чтобы каждый принимал на поле решения,
легко распознаваемые партнерами. Мы много времени уделяем наработке шаблонов,
которые затем переносим в игру. Я бы даже сказал, что действия футболистов
«Динамо» в том или ином матче становятся логическим продолжением, зеркальным
отражением тренировки. Это и помогает нам добиваться результата. Бразильские
клубы тоже накапливают домашние заготовки, но, конечно же, не в таком
количестве.

— По душе ли вам такая направленность занятий?
— Вкусы не имеют значения. Профессиональный футболист должен выполнять то, что
предлагает ему тренер. Тем более, если это приносит пользу команде.

— У вас на родине больше внимания уделяется контакту игрока с мячом. А как на
счет силовой и функциональной подготовки?

— С мячом бразильцы действительно не расстаются. Без него многим тренироваться
было бы просто не интересно. Поэтому, придумывая упражнения на развитие силы,
скорости или выносливости, тренер обязательно вплетает в них мяч. А в остальном
подготовка команд такая же комплексная, как и везде. Футболист обязан уметь
вести единоборства, оказывать давление на соперника, не уступать ему в беге.
Разве только акцент в этой работе несколько смещен. Бразилец должен получать
удовольствие от занятий, а не выполнять предложенное тренером механически.
По-моему, тренеры «Динамо» понимают это.

ГЛАВНОЕ – НЕ ПРЕВРАТИТЬСЯ В РОБОТА

— Обращение в динамовскую веру дается вам легко? Это происходит посредством
убеждений или политикой кнута и пряника?
— Я такой человек, которому не нужно повторять дважды. Если тренер говорит,
что для пользы дела нужно делать так-то и так, я принимаю это безоговорочно. Как
к профессионалу ко мне претензий не бывает. Случаются замечания по игре, в ее
конкретных эпизодах, но это обычные, рабочие моменты.

— Демьяненко поощряет импровизацию или же дает четкую установку, которую
необходимо обязательно выполнять?

— Знаете, я всегда пытаюсь использовать на поле свои лучшие качества,
индивидуальное мастерство, дриблинг. Там где это уместно, с удовольствием
импровизирую. Когда у меня получается, тренер остается доволен. Когда что-то
идет не так, появляются замечания.

— Прямо по ходу игры — с тренерской скамьи или уже в раздевалке?
— И во время матча и после его окончания.

— И как вы реагируете?
— Я стараюсь не огорчать тренера, хотя и не всегда разделяю его мнение. На мой
взгляд, хороший игрок тем и отличается от заурядного, что проявляет на поле
гибкость, выдумку, удивляя соперника нестандартными ходами и решениями. А если
футболист выполняет указания автоматически, не думая, он превращается в робота,
останавливается в развитии.

— Отстаивать свое мнение пытаетесь или считаете, что игрок не должен вступать
в полемику с наставником?

— Я хорошо знаю философию европейских клубов, поэтому и не стремлюсь кого-то
переубеждать. Раз уж я согласился на переход в «Динамо», значит, должен
подчиняться правилам, установленным в нем. Не скажу, что это дается так же
просто, как выходит на словах, но, тем не менее, я себя изменил, от многого уже
отказался. Теперь понимаю, что в «Интернасьонале» стопроцентным профессионалом я
не был, в этом плане мое становление состоялось уже здесь, в Киеве.

ЧТО ПЕРЕБОРОТЬ ТРУДНЕЕ ВСЕГО

— В «Интере» нападающим вменялось в обязанность возвращаться назад, отрабатывать
в обороне?
— Ну что вы, конечно же, нет. В Бразилии задача игрока передней линии — забивать
голы.

— Что бы вы посоветовали футболистам, приезжающим сюда с других континентов,
в том числе и Южной Америки?

— Прежде всего — воспитывать в себе силу воли и ощущать внутреннюю готовность к
жизни в незнакомой среде, новой обстановке. Если говорить о бразильцах, то мы
очень привязаны к дому, своей семье, еде, культуре. Многое из того, что здесь
является обыденным, для нас в диковинку. И это состояние отчужденности
перебороть труднее всего. Если с ним не совладать, добиться успеха вряд ли
возможно. Кстати, переезжая в Европу, игроки не всегда придают значение этому,
отчего сами же и страдают — проходит немало времени, прежде чем им удается
понять, чего от них на самом деле здесь ждут.

— Некоторые легионеры к тому же приезжают с шапкозакидательским
настроением…

— Не знаю, как в других клубах, но в «Динамо» я такого не замечал. Да, классный
футболист всегда верит в свои силы, хорошо знает собственные возможности и то,
как лучше использовать их. И это правильно! Потому что если игрок не уверен в
себе, в него не поверят и остальные. Другое дело, что не нужно путать эти
качества с самоуверенностью.
Не зря бразильские тренеры уделяют повышенное внимание психологии, проводят
беседы с подопечными, буквально заражая их самоуважением. Каждого футболиста
учат слушать голос собственного сердца, по достоинству оценивать свои
способности — ты должен четко знать, какие у тебя козыри в игре. При этом не
помню, чтобы игрокам рассказывали, как добиваться успеха без старания на
тренировках, без нормальных взаимоотношений внутри команды. Поэтому я думаю,
никто себе не враг, проблема не в шапкозакидательском настроении, а скорее в
недостаточной коммуникации.

— Всевозможные квоты не задевает самолюбия легионеров?
— Нисколько. Разумный лимит — мера вынужденная и правильная. Клубы любой страны
должны заниматься местными талантами, больше доверять молодым. А конкуренции за
место в составе я не боюсь, потому что уверен в себе.

СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ И УНИВЕРСАЛИЗМ

— Заметно, что качество игры и результаты «Шахтера» во многом зависят от
действий Матузалема, Брандао и других ваших земляков, образующих скелет команды
Луческу. В то же время роль динамовских бразильцев отнюдь не главенствующая.
Почему, на ваш взгляд? Состав киевского клуба ровнее или же Клеберу, Родолфо и
вам пока не удается проявить себя в полной мере?
— Если вы заметили, Луческу от матча к матчу выпускает на поле одних и тех
же футболистов. Это позволяет горнякам лучше сыграться, почувствовать друг
друга. «Динамо» же проводит активную ротацию состава, у которой свои плюсы.
Например, никому из игроков нельзя расслабляться — в спину дышат конкуренты, а
тренеры включают в стартовый протокол одиннадцать лучших на данный момент. С
другой стороны, выходя на поле в разных сочетаниях, нам приходится всякий раз
перестраиваться, как бы заново притираться друг к другу. Что больше нравится
мне? Конечно, когда команда играет постоянным составом. Но еще лучше, если она
набирает очки.

— Алессандро, приходивший в «Динамо» вместе с вами, а теперь вот и Родриго
надолго в Киеве не задержались. Они не смогли или не захотели переламывать себя?

— Не буду говорить от имени ребят, тем более вы можете представить себя на
их месте. Согласитесь, ехать за тысячи километров от дома, чтобы один-два матча
провести в основном составе, а затем, допустив ошибку, надолго оказаться на
«банке», захочет не каждый.

— Но у каждого клуба свой стиль игры, свои традиции и ориентиры. Динамовский
эталон — машина, в которой взаимозаменяемые игроки-универсалы выполняют
отведенные им роли…
— Бразильцам, выросшим на другом футболе, это тяжело понять. Каждый игрок,
прежде всего, должен научиться справляться со своими непосредственными
обязанностями. Помню, Эмерсон Леао, в 1999 году несколько месяцев тренировавший
«Интернасьональ», а позже ушедший в сборную, говорил: кто играет на любой
позиции, тот не умеет играть ни на одной.

РОНАЛДИНЬО — ЭТО ИДЕАЛ

— Вы в Киеве быстро обрели свое место на поле?
— Не очень. Сразу по приезде играл впереди, затем в средней линии, а сейчас —
либо атакующего полузащитника, либо под нападающим. Если оказываюсь на поле
вместе с Ребровым, смещаюсь левее, если с Ротанем — правее. Играть в середине
поля мне все-таки привычнее, а форвардом я себя никогда не считал.

— На позиции опорного хавбека себя можете представить? Были ли попытки
попробовать вас в этом амплуа?

— Да, проверить себя на месте Дунги, Эмерсона или Жилберто Силвы было бы
интересно. Однако для этого мне пришлось бы основательно поработать, чтобы
серьезно прибавить в зонной опеке, игре один в один. Пока я не обладаю набором
качеств, необходимых для опорного полузащитника. Но если бы тренеры «Динамо»
разглядели их во мне, я бы не стал расстраиваться.

— А какая роль на поле более всего соответствует духу бразильца?
— Идеал — это Роналдиньо. Что бы он ни делал, ему все удается. Он — гений, что
можно добавить еще? Гений!

— И каково его амплуа, если руководствоваться логикой Леао?
— Своей феноменальной техникой и уникальной пластикой Рони пользуется на любом
участке поля. Для того, чтобы атаковать, забивать голы или отбирать мяч. А слова
Леао не нужно воспринимать буквально. Я, кстати, в чем-то согласен с ним. У
игрока должна быть четкая специализация. Уметь все просто невозможно. Поэтому
когда футболист говорит, что может действовать везде, я ему не верю. Другое дело
— готовность закрыть на поле ту позицию, какую укажет тренер. Это даже не
обсуждается.

«ГРЕ-НАУ» — КАК «ДИНАМО» И «СПАРТАК»

— В «Динамо» вы выступаете под 15-м номером. А как было в «Интере»?
— В Бразилии не играют под постоянными номерами. Все зависит от того, на какой
позиции ты выходишь в конкретном матче. Первый — вратарь, второй — правый
защитник и так далее…

— Бразильский футбол — это единое целое, одна философия игры или же в нем
существуют различные направления, конкурирующие между собой? У нас, к примеру,
такими считаются школы киевского «Динамо» и московского «Спартака», с которым вы
встречались в феврале на Кубке Первого канала.
— Конечно же, отличия есть. Например, в Порту-Алегри, где задают тон «Гремио»
и «Интернасьональ», исповедуют более атлетичный футбол. А в Рио-де-Жанейро и
Сан-Паулу, расположенных чуть севернее, ставку делают на технику, индивидуальные
способности игроков. Представители этих школ — ярые соперники, при том, что
клубная вражда в Бразилии очень специфичное явление. Это такой эмоциональный
поток, сгусток жизнерадостной энергии.

— Что для клуба престижнее — выиграть чемпионат штата, в котором он
базируется, или одержать победу в первенстве страны?

— Чемпионат штата Сан-Паулу — Лига Паулиста, — в которой выступают «Сантос», «Палмейрас»,
«Коринтианс», «Сан-Паулу», действительно силен и притягивает всеобщее внимание.
Столь же авторитетна и Лига Кариока, разыгрываемая в штате Рио-де-Жанейро —
здесь правят бал «Фламенго», «Флуминенсе», «Ботафого», «Васку-да-Гама». Но
общенациональный турнир все равно важнее, победа в нем — мечта каждого тренера и
игрока. Как и в Кубке Бразилии, открывающем перед триумфатором прямую дорогу в
Кубок Либертадорес.

— Для «Интера» какие матчи самые важные?
— Против «Гремио». Дерби 2-миллионного Порту-Алегри, которое в народе прозвали «Гре-Нау»,
редко когда обходится без потасовок. Эти матчи всегда сопровождает аншлаг на
трибунах и жуткий ажиотаж в прессе.

ПРИМЕР РОБЕРТО КАРЛОСА

— «Нау» славится своими воспитанниками. Именно этот клуб дал футболу Фалькао,
Дунгу, Таффарела, Лусио, Кака… Выпускником его школы является и московский
армеец Даниэль Карвальо. У нее есть какой-то секрет?
— Даже не знаю. Там собраны местные специалисты, на приглашение
знаменитостей нет средств. Дети начинают заниматься с 6-7-летнего возраста и до
15 лет тренируются в больших группах, где каждый старается проявить себя, чем-то
выделиться. В эти годы формируется технический арсенал ребят, который к тому же
оттачивается в уличных баталиях. Соревнования начинаются уже в юношестве. На
базе школьных групп тренеры команд отбирают по два десятка самых перспективных.
С ними уже ведется профессиональная работа, чтобы к 18 годам лучшие футболисты
дозревали до основного состава «Интера». А там, показав себя, можно рассчитывать
на приглашение из Европы. Так что система подготовки достаточно жесткая —
выживает сильнейший. Кстати, новый учебный год в Бразилии начинается не так, как
у вас — в сентябре, а в феврале.

— Приходя в школу «Интернасьоналя», мальчишка должен уже уметь играть в
футбол или хотя бы в минимальной степени обращаться с мячом?

— Вовсе нет. В наборе не отказывают никому.

— Вы тоже открыли в Порту-Алегри собственную академию. В нее набирают без
ограничений?

— Разумеется. Ведь я хочу помочь мальчишкам из таких же бедных семей, в какой
вырос сам. Возможно, кому-то из них удастся повторить мой путь, это было бы
прекрасно. Кстати, благотворительностью занимаются многие бразильские
футболисты. Так что я беру пример с Роберто Карлоса и Роналдо, которых безмерно
уважаю…

ОТ РОНАЛДО ЖДУТ ЧУДЕС
— Форвард «Реала» явно выходит на поле с избыточным весом, но тем не менее
немало забивает и пользуется доверием тренеров. У него что, такой особый дар?

— Да, Роналдо поражает ворота с завидным постоянством, невзирая на то, сколько
он весит и что происходит с ним за пределами стадиона. Но вы не забывайте, что
он играет чистого центрфорварда. В «Реале» ему не приходится возвращаться назад,
как другим игрокам. Я считаю Роналдо выдающимся мастером, хотя действуй он на
моей нынешней позиции, выполняй такой же объем работы, думаю, ему пришлось бы
несладко…

— Как полагаете, чтобы успешно выступить на чемпионате мира он должен хотя бы
немного похудеть?

— Он сам знает лучше кого бы то ни было, что ему нужно. Вся Бразилия верит в
Роналдо и всегда ждет от него чудес.

— Диого, какие основные отличия бразильского футбола, который сегодня
олицетворяют Роналдиньо, Роналдо, Роберто Карлос, от европейского?
— Европейцы слишком много внимания уделяют тактической подготовке в ущерб
технике. Отсюда и дефицит ярких личностей, за которыми скаутам приходится
постоянно летать в Бразилию. У нас же вся игра основывается на работе с мячом.
Личности проще заявить о себе, проявить индивидуальное мастерство. Зато в Европе
футбол намного интенсивнее, в нем доминирует коллективизм, огромное значение
имеет опека соперника, умение выигрывать единоборства. Также заметно
выравнивание класса команд, выступающих в континентальных и национальных
турнирах. Исход матчей зачастую сложно предугадать, и даже игры с аутсайдерами
даются лидерам очень тяжело.
В Бразилии этого нет. Команды из низин таблицы не ложатся на поле костьми,
пропустив гол, они быстро прекращают сопротивление. Каждый знает свое место.
Кроме того, в Европе прекрасная организация футбола. Зрители, приходя на
трибуны, имеют индивидуальные места. А на стадионах Порту-Алегри, Сан-Паулу, Рио
и других городов за исключением отдельных секторов, куда билеты стоят недешево,
каждый стремиться оказаться на трибунах раньше соседа и занять место поудобнее.
Более строгие требования предъявляются лишь к матчам сборной.

ГЛАВСПЕЦ ПО ОБОРОНЕ ПАРРЕЙРА

— В «Интернасьонале» вы играли под началом нынешнего тренера сборной Карлоса
Альберто Паррейры. Что можете сказать о нем?

— Паррейра — очень контактный человек, что подтверждает и его работа в
национальной команде. Игрокам интересно с ним. Он вообще располагает к себе. К
нему всегда можно подойти за советом, обратиться с личными проблемами, а еще
чаще, если у футболиста что-то пошло не так, он это сам замечает и пытается
помочь. За это Паррейру уважают даже те, с кем у него не сложилось. Он ведь
отнюдь не отличается мягкостью, но зато в его команде всегда царит позитивная
атмосфера.

— Если верить прессе, сборную Паррейры образца 1994 года называли самой
«небразильской» командой, хотя она и выиграла чемпионат в США…
— … Потому что она проповедовала силовой, закрытый футбол.

— Его «Интер» играл так же?
— Да, Паррейра требовал прежде всего надежности в обороне. Каждый гол в наши
ворота был ударом по его самолюбию. Не случайно в Бразилии он прослыл
непревзойденным спецом по обороне.

— А какого мнения публика о своей сборной образца 2006 года? Деятельность
тренера чаще одобряется или подвергается критике?

— На трех последних чемпионатах мира Бразилия дважды завоевывала титул и
уступила в финальном матче ЧМ-1998 французам. Страна настолько привыкла к
турнирным вершинам, что даже не представляет себе иного. Поэтому и на турнире в
Германии все будут ждать от сборной только триумфа. Что касается ее игры, то в
народе, как обычно, единого мнения нет. Одни скептически высказывается о стиле
Паррейры, другие говорят, что ЧМ-1994 он выиграл чуть ли не случайно. Но
основным критерием оценки все-таки остается результат. Какая радость в том, что
ты забьешь два-три гола, а пропустишь четыре? А потому многие поддерживают
тренера.

ДВА МИЛЛИОНА ДЛЯ ТЕВЕСА

— Заявка ЧМ-2006 рассчитана на 23 футболистов. Паррейре, наверное, будет
труднее всех уместиться в этот список — Бразилия на финал могла бы отрядить не
одну команду, способную претендовать на титул. В какой из них вы находите место
себе?
— Да, из бразильцев можно собрать как минимум две равноценные сборные. В ту
из них, которая в июне отправится на ЧМ-2006, мне, к сожалению, пробиться так и
не удалось. А вот на вызов во вторую, думаю, я точно мог бы рассчитывать.

— Чего не хватило для приглашения в основной состав, учитывая то, что
несколько лет назад Паррейра намеревался строить команду-2006 вокруг таких
игроков, как Роналдиньо, Кака, Лусио, Диого Ринкон?
— Самый большой минус в том, что моей игры не видят, за мной не наблюдают.
Не только тренеры сборной, но и пресса, публика, чье мнение у нас также имеет
значение. Чемпионат Украины не входит в ТОП-обойму, а нескольких матчей в
групповом турнире Лиги чемпионов недостаточно. Мне, конечно, досадно. Ведь за
годы, проведенные в Киеве, я проделал огромнейший объем работы и здорово
прибавил как командный игрок. Не сомневаюсь, выступай «Динамо» в одной из
ведущих лиг, у всех на виду, тренеры обязательно обратили бы внимание и на меня.

— Других причин нет?
— Я их во всяком случае не вижу.

— На ваш взгляд, судьба профессионального футболиста — доля счастливая?

— Да, я считаю себя счастливым. Потому что вышел на тот уровень, когда моя семья
обеспечена всем необходимым. Однако я хорошо знаю, каково приходится игрокам, не
пробившимся наверх.

— Кстати, каковы доходы звезд, выступающих в Бразилии?
— Наш футбол по-прежнему переживает серьезный кризис. Финансовое положение
клубов незавидное. Лишь «Коринтианс», «Сан-Паулу» и «Крузейро» позволяют себе
содержать высокооплачиваемых игроков. Таких, например, как аргентинец Тевес,
зарабатывающий 2 миллиона долларов в год. Однако не будь у «Коринтианса»
богатого спонсора, этот контракт был бы невозможным. В других клубах зарплата
игроков-лидеров на порядок ниже. Средний же футболист зарабатывает не больше 5
тысяч в месяц.

СЕМЬЯ И ВЕРА

— Главный источник вашего вдохновения — это…
— Мой первенец Витор Аугусто, которому 27 июня исполнится год.

— Сын пойдет по стопам отца?
— Он сам будет распоряжаться своей судьбой. Для начала пусть подрастет и пойдет
в школу. А там поглядим.

— Что самое важное в жизни?
— Семья и вера в Бога.

— Католики латинского происхождения часто выбирают в покровители кого-то из
святых. У вас такой ангел-хранитель есть?
— Нет, для меня Бог един.

— Вы часто посещаете храм?
— Увы.

— Насколько это согласуется с церковными канонами?
— Многое зависит от места пребывания. В Бразилии на воскресную службу верующие
приходят семьями. В Украине делать это сложнее, в том числе и потому, что в это
же время «Динамо» готовится к очередному туру. Но, главное, чтобы Бог пребывал в
сердце человека.

— Перефразируя Ветхий завет, свою футбольную десницу Создатель возложил на
сынов Бразилии. Если не считать пяти побед в Кубках мира, в чем главная ваша
заслуга?
— Бразильский футбол дарит радость, он символ свободы и творчества.
Выдающиеся игроки на своем примере доказали, что всего в жизни можно добиться
трудом. Чтобы стать мастером, нужны не деньги. Даже если ты беден, если не
имеешь возможности учиться в дорогой школе, у тебя есть шанс на успех. Нужно
только самозабвенно отдаваться игре, верить в себя и очень много работать.

ДИОГО + ЖАНАИНА = ВИТОР.

«С Жанаиной мы познакомились еще в школе, — рассказывает Диого Ринкон. — Там
и возникла наша дружба, которая затем переросла в первую любовь. А спустя девять
лет, 18 декабря 2003 года, мы сыграли свадьбу. Жанаина против переезда в Украину
не возражала, хотя согласиться на него ей было нелегко — в Бразилии она имела
престижную, хорошо оплачиваемую работу. Но интересы семьи для нас на первом
месте. В Киеве жена поначалу занималась в лингвистическом университете, изучала
русский язык, однако через какое-то время их группа была расформирована. Так что
теперь она проводит время в компании с избранницами других динамовских
бразильцев. Вместе им веселее коротать часы и дни, когда нас нет дома. Мне очень
хотелось бы проводить с ней и сыном больше времени, но футбол отнимает
практически все».

Комментарии (0)
Партнерский контент