Александр Старков: в самый острый момент я остался один
Текст:

Александр Старков: в самый острый момент я остался один

Бывший тренер московского "Спартака" Александр Старков утверждает, что наивно полагать, будто в стане красно-белых нет интриг. Кроме того, он заверил, что работал в "Спартаке" не ради денег.
6 мая 2006, суббота. 16:20. Футбол
Впечатления, сложившиеся уже через несколько минут после приветственных слов: Старков пребывает в отличном расположении духа. Даже, несмотря на не слишком приятную тему беседы, часто улыбается, шутит. Словом, отдыхает. «А разве у себя дома может быть по-другому?» – прищуривается он, отставляя чашку черного чая с медом. Поясняет выбор: немного простудился…

ПРИ ПЕРВАКЕ ЧУВСТВОВАЛ ПОДДЕРЖКУ

– Александр Петрович, разделяете такую точку зрения: человеку, который не имеет спартаковских корней, тяжело возглавлять эту команду?
– Не разделяю. Болельщикам нужны победы, причем в каждом матче. К сожалению, такого не бывает. Но фанаты не хотят ждать.

– А как же красивая спартаковская игра?
– На всех не угодишь. Кому-то нужна игра, кому-то важнее очки в турнирной таблице. Одни болельщики шумные, агрессивные, другие – спокойные, рассудительные. Тренеры тоже разные. Некоторые говорят в прессе о жене, как Властимил Петржела. К чеху, кстати, отношусь с большим уважением. Он – яркая фигура, неординарная личность в положительном смысле. Вообще главный тренер в премьер-лиге – штучный товар. И очень плохо, когда ему приходится уходить со своего поста в результате каких-то интриг.

– В «Спартаке» были интриги?
– Наивно полагать, что их нет. То, что происходило два года назад, и то, что происходит сейчас, – две большие разницы. Первое, что мне бросилось в глаза после прихода в «Спартак» – команда разобрана. Иначе и быть не могло: сменилось несколько главных тренеров, велась беспорядочная селекция, которая аукается до сих пор… В «Спартаке» хватает футболистов с огромными контрактами, но не все они играют. Почему для тренера важна стабильность? Да потому, что он подбирает футболистов не на один год – а на два, четыре, пять.

В команде не должно быть сплетен и интриг! В частности, и в отношениях между футболистами. Ну не должен игрок публично критиковать партнера! Не должен руководитель клуба лезть в тактические схемы и в расположение футболистов в штрафной площади.

– А такое было?
– Что-то было раньше, а что-то появилось сейчас. Меня пригласил генеральный директор Юрий Первак. И я чувствовал, что в клубе у меня спина прикрыта. Нельзя сказать, что после прихода Сергея Шавло я перестал чувствовать опору. Но показательно, что в самый острый момент я остался один. А мне требовалась поддержка. А ее отсутствие я расценил так, что мне в «Спартаке» не удастся себя реализовать.

– После увольнения из «Спартака» с Федотовым общались?
– Нет.

– Как можете охарактеризовать ваши отношения?
– А никак. Он в клубе был селекционером, а я – главным тренером. Общались только по служебной необходимости.

– Федун тот человек, который был готов ждать результата?
– Да, он терпеливый. Просто ситуация в «Спартаке» сложилась не в мою пользу. Я искал из нее выход. И нашел. Причем совершенно не жалею о своем поступке.

– Уверенность в себе не потеряли?
– Ни в коем случае. Я отлично знаю, что и как нужно делать.

– С кем-то советовались, прежде чем принять решение?
– Конечно. Есть люди, мнением которых я очень дорожу. Но последнее решение, естественно, всегда остается за мной.

КАВЕНАГИ ДОВЕРИЯ НЕ ОПРАВДАЛ

– Если начистоту: не чувствуете, что вам изначально не хватало авторитета среди лидеров команды?
– Не знаю. Думаю, что чем дальше человек находится от команды, тем проще ему о ней судить. А если точно знаешь, что в коллективе творится, то и в выводах стараешься быть осторожнее. Уж тем более в публичных.

– Какую отметку выставите себе за работу в «Спартаке»? По 5-балльной системе.
– Оставлю ее при себе. Валерий Лобановский, которого в свое время, кстати, очень сильно ругали, как-то сказал: о работе тренера говорит результат. При мне «Спартак» завоевал серебряные медали и вышел в полуфинал Кубка России.

– Но амбиции тех же болельщиков выше. Многие требовали фирменного спартаковского футбола. Полностью выстроить команду не получилось?
– Для ее создания необходимо три года. У нас шел второй. Вот и считайте. Для примера, возьмем последний матч с «Москвой». Первый тайм показал нашу силу, наш потенциал, второй – нашу слабость. Чтобы устранить минусы, необходимо много работать. В том числе отказаться от слабых игроков. Таковых в принципе в «Спартаке» нет. Но есть те, кто не подходит по технической оснащенности, по функциональной подготовке, по психологии, по мотивации.

– Почему не могут заиграть Тамаш и Кавенаги?
– И не только они! В этот ряд могу добавить Митрески, Петковича, Погребняка, Лешонка, Тробока, Шоаву, Торбинского и массу других игроков. Я не Господь Бог, но, на мой взгляд, тренерский взгляд, они слабее конкурентов. Тот же Кавенаги – хороший футболист. Но на поле я выпускал тех, кто лучше проявлял себя на тренировках. Хотя в прошлом году я как тренер доверял ему, ставил в состав после неудачно проведенных матчей… Даже тогда, когда его партнеры ворчали и на него, и на меня. Но я ждал, терпел. Такая же ситуация, кстати, получилась и с Титовым. Только Егор, в отличие от Фернандо, доверием воспользовался.

РУКОВОДСТВО КЛУБА ЛЕЗЛО НЕ В СВОИ ДЕЛА

– В чем причина того, что в начале сезона «Спартак» буксовал?
– Не было сплоченности и единства между руководством клуба и командой. Не было выстроенной вертикали, о которой я говорил. Когда кто-то лезет не в свои дела, ему об этом жестко и постоянно указывают.

– Кого имеете в виду?
– Не хочу называть фамилий. Тот, кого это касается, понимает. А если нет, то это его проблемы.

– Помимо этого, команда не была в оптимальной форме. Согласны?
– Конечно. Но игра с «Москвой» и обе встречи с «Локомотивом» показали, что в сезон мы втягивались плавно. Это подтвердили и матчи с ЦСКА, после которых стало ясно, что команде по плечу выполнение поставленных задач.

Неудачное начало, говорите? Да, мы потеряли очки в Нальчике. Но в секундах от этого там был и флагман российского футбола ЦСКА. Проигрыш «Рубину?» Так и армейцы в Казани уступили.

«Москва»? Это сильный соперник, но в первом тайме мы его разбили. Однако дай ему палец – он откусит руку по локоть. Но я вот на что обращу внимание: если бы не две роковые ошибки судьи, результат в игре с «горожанами» был бы совсем иным. Знаете, что смешно? После матча я заходил в судейскую, и… мне же еще пришлось судей успокаивать! Арбитры переживали и рассуждали о возможной дисквалификации.

– Вы говорите, что судить нужно, исходя из результата. Но очки на старте терялись...
– Конечно, важно удачно стартовать. Но я как тренер давно пришел к другой формуле. Лучше плохо начать, чем плохо кончить. Тот же «Зенит» последние два года терял очки в самой концовке и оставался позади «Спартака». Разве это лучше?

– Первая ваша попытка покорить Москву в 1978 году, когда вы из «Даугавы» перешли в московское «Динамо», оказалась неудачной. Вторая, уже со «Спартаком», также не удалась. Выходит, не судьба вам работать в столице?
– Я сейчас отработал в Москве два года. Завоевал серебряные медали. Без уважения к прошлому — не будет будущего. На тот момент второе место – несомненный успех. Если кто-то считает иначе, у меня это вызывает, мягко говоря, недоумение.

В ЛАТВИИ ИЗ-ЗА МЕНЯ ПЕРЕПОЛОХ

– Вы как-то сказали: есть работа, которая приносит доход, а есть работа, которая приносит кайф...
– В «Спартаке» деньги однозначно не были на первом плане. Работа в таком большом клубе – это уже событие, важный жизненный этап. И мне не стыдно за то, что я делал в «Спартаке».

– Вы сейчас в Риге какими-то футбольными делами занимаетесь?
– Нет. И чувствую себя великолепно! Здесь родной город, масса знакомых, друзей. Честно говоря, стараюсь поменьше смотреть футбол, потому что это – как заноза.

– Предложения о работе не рассматриваете?
– Я об этом не хочу говорить. Жизнь переменчива. Все может повернуться совершенно неожиданно.

– Ходят слухи, что вы можете возглавить различные латвийские клубы.
– Сплетен хватает (смеется). Тренеры некоторых команд волнуются за свои места. Я уже и не знаю, как их успокоить.

– Например, сказать, что в Латвии работать не будете...
– Не скажу, потому что это будет попахивать пренебрежением. Почему не буду? Буду! Латвия – далеко не худшее место для работы.

– Значит, вам не важно в какой стране работать?
– Нет. Просто я лишний раз убедился, что для тренера очень важен язык. Необходимо работать в родной среде. А издержки профессии – когда тренеров снимают, против них плетут интриги – все это есть везде. В любом государстве.

ПОЛИТИКОЙ УЖЕ ПО ГОРЛО СЫТ...

Час разговора пролетел, как пять минут. Напоследок Старков предлагает довезти меня до дома.

До автостоянки, где припаркован автомобиль, необходимо пройти метров сто по улице. Из каждого второго проезжающего автомобиля любопытные глаза внимательно всматриваются в знакомую фигуру: неужели тот самый Старков, наш Петрович? Симпатичная девушка, идущая навстречу, улыбается и здоровается с тренером.

– Вам бы в политику – популярности хоть отбавляй.
– Нет уж. В «Спартаке» была политика. Хватит.
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов:
29 сентября 2016, четверг
Выиграют ли "Зенит" и "Краснодар" первые домашние матчи группового этапа Лиги Европы
Архив →