Показать ещё Все новости
Алексей Сутормин (слева)
Максим Ерёмин
«И сейчас хожу на матчи «Спартака». Герой тура — о команде детства и пути в РПЛ
Человек, который тащит «Оренбург» в еврокубки.
Футбол / РПЛ 0

В субботней игре с «Уфой» Алексей Сутормин успел вообще всё. Заработал пенальти, который не реализовал его партнёр, отличился из офсайда, а за 10 минут до конца игры ещё и забил победный мяч. И всё это в жуткий холод.

— Матч с «Уфой» – самый яркий в карьере?
— Нет, наверное. Во второй лиге забивал два мяча в Кубке ФНЛ, хет-трики были. Конечно, уровень не такой серьёзный…

— Мягко говоря. Такая игра тянет на вечеринку.
— Нам не до посиделок: у нас 28-го игра, потом 1-го. Я вообще не употребляю, если вы об этом. Хотя некоторые рассказывают, что раньше выпивали стакан водки залпом и вперёд — на игру.

— Сейчас такое сложно представить.
— Другое поколение, я точно не из таких. Я за ЗОЖ.

— Зато согреться помогало. С «Уфой»-то вы в минус 10 играли.
— Один из самых холодных матчей в карьере. Но во второй лиге было даже сложнее — до минус 15 доходило. Ещё и болельщиков не было: такое ощущение, будто мужики выходили поиграть в выходной.

Символическая сборная 15-го тура РПЛ
Ари – новый лидер по количеству попаданий в сборную.

О Москве и регионах

— Вы — редкий москвич в российском футболе.
— Не то чтобы сильно этим горжусь. Просто если брать Москву, в юном возрасте многие выбирают другой путь. Такой город: надо много зарабатывать, чтобы хорошо жить. В КФК особо не заработаешь. Но у меня изначально была цель играть в футбол. Даже когда не сложилось с «Зенитом-2», я вернулся в Москву и постоянно выходил во двор поддерживать форму.

— Чем вообще запомнилось детство в Москве? Кроме футбола.
— Да почти ничем, всё время думал о футболе. Много времени уходило на дорогу. Даже на выпускном в девятом классе не погулял: получил аттестат и вместе с бабушкой на машине поехал на тренировку.

— Когда уехали из столицы, чего не хватало больше всего?
— Мне всего хватало: люди везде одинаковые. Я вообще человек спокойный, мне нравится размеренный ритм. А сходить в кино или парк, покушать в ресторане — этого везде достаточно. Понятно, что есть более чистые города, а есть грязные…

— Оренбург — чистый?
— По сравнению с Астраханью да. Там кругом степь, поэтому очень много пыли. Из-за этого всё время пачкается обувь. Откроешь окно — и всё, на следующий день нужно убираться. Дождь пройдёт — лужи долго сохнут.

— Это, наверное, вопрос к коммунальным службам.
— Меня в этом смысле удивил Саранск: очень чистый город. Оказался там и подумал, почему нельзя так везде сделать? Страна-то одна, значит, дело не в менталитете.

— В Астрахани проблемы были не только с пылью, но и с клубом. Про «Волгарь» вы дали скандальное интервью, в котором обвинили руководство в обмане футболистов.
— Нет! Я вообще не знаю, откуда взялось это интервью. Я летел на сборы, и мне позвонили руководители клуба. Только тогда узнал, что оно вышло.

— Что услышали в трубке?
— Сказали, что, зная меня, не ожидали таких слов в свой адрес.

— Неужели ваши слова переврали?
— Более того, я вообще то интервью не давал и давать не мог. На тот момент я ушёл из клуба. Кто я такой, чтобы говорить о бывшем клубе?

— Общались потом с корреспондентом, который якобы брал ваш комментарий?
— Нет. Меня эта история смутила, но я пообщался с агентом, и он пообещал разобраться, сказал: «Лёх, не переживай». Опять же, разговоры записывают на диктофон: покажите, если я это говорил. Того интервью не было, и я готов ответить за свои слова. Впредь буду серьёзнее относиться к таким ситуациям.

Спонсоры «Спартака» и премиальные ЦСКА. Главные цифры российского футбола
Данные, которые признает команда Сергея Прядкина.

Об «Оренбурге»

— Играя за «Оренбург», вы забили бывшему клубу. Болельщики из Астрахани обиделись, что вы праздновали гол.
— Не сказал бы, что я очень сильно радовался. Просто это идёт изнутри: эмоции тяжело сдерживать. Одно дело, когда ты играешь 5-6 лет в клубе, но я-то там не так долго играл. Это личное дело каждого.

— Если когда-нибудь забьёте «Оренбургу» за другой клуб, будете отмечать?
— Наверное, да. Но это не значит, что я не признателен клубу. Просто представьте: поиграли вы в 16 командах РПЛ, что теперь, вообще голы не отмечать?

— Вы говорили, что на «Оренбург» ходит по семь тысяч человек. Знаете, что это сильное преувеличение?
— Сейчас холодно, но на первые матчи чемпионата ходили. С поля на трибуны особо не смотришь, но у нас такой уютный стадион, что ощущения всегда очень приятные. Вот когда я играл в Астрахани, при тех же 3 тысячах зрителей всё ощущалось совсем по-другому — из-за беговых дорожек. В Оренбурге наших болельщиков слышно хорошо, спасибо, что ходят в такой мороз.

— В некоторых городах мороз не так сильно бьёт по посещаемости.
— Имейте в виду, что в нашем городе не было ЧМ. Где-то есть новый стадион: болельщикам, конечно, важен комфорт. Хотя у нас тоже планируют построить новую трибуну.

— Стоит?
— Ну, на матчи топ-клубов РПЛ билетов не было, люди пытались достать их в соцсетях. В Оренбурге вполне могут ходить по 7-10 тыс. человек. Понятно, что есть более футбольные города, но в наших силах на это влиять, писать новую историю.

— Теперь к футболу. Федотов в одном из интервью жаловался, что в «Оренбурге» мало тех, кто говорит на поле. Может, возьмёте эту роль на себя?
— Конечно, хочу это сделать, но это ведь черта характера. Надо становиться лидером и подсказывать ребятам на поле. Так проще играть. В этом смысле рано называть меня лидером: мне есть куда расти.

— Почему меньше стали забивать в «Оренбурге»?
— Причин предостаточно. Начиная от периода адаптации, заканчивая реализацией. Моментов много, если бы их реализовывал, забивал чаще. К тому же не забывайте, что в некоторых играх я играл крайнего защитника.

— Вам какая позиция более комфортна?
— Где уже только я не поиграл. В детстве все говорят: хочу быть нападающим и забивать голы. Сейчас просто стараюсь найти позицию, на которой принесу максимум пользы. Главное, что во мне видят потенциал.

— То есть играть защитником вам по душе?
— Мне не хватает умений в отборе. Учитывая позицию, где я в основном играл до Премьер-Лиги, мне комфортнее ближе к атаке. В то же время, если меня ставят крайним защитником, никаких проблем, мне понятна эта роль. Главное — играть.

— Вы славно картавите, часто над этим смеются?
— Это моя фишка (смеётся). Приходит в голову случай, когда мы сидели с друзьями и я звонил девушке. Знаете фирму Bork? Так вот, я сказал это слово по телефону, и друзья сразу ушли в ха-ха. Несколько раз переспрашивали: «Как ты сказал?». Думаю: всё понятно с вами.

— В команде такое бывает?
— Недавно вышел фильм «Оверлорд». Ну, вы понимаете (смеётся). Самое смешное, что у нас в команде картавят ещё несколько человек — Серёга Бреев и Андрей Малых, и мы как раз обсуждали фильм вместе. Ребята, которые это слушали, повеселились.

Самые красивые болельщицы 15-го тура РПЛ
Несмотря на по-настоящую зимнюю погоду, в последнем туре первого круга РПЛ на трибунах было достаточно красивых девушек.

О «Спартаке» и «Зените»

— Учитывая московское прошлое, за кого болели в детстве?
— Отец болеет за «Спартак», всей семьёй его поддерживали. Но когда становишься профессионалом, стараешься на всё смотреть более объективно. Бывает, он говорит мне: «Ну вот почему «Спартак» не выигрывает?». Отвечаю: «Ну пап, потому что по игре не заслуживали».

— Как объясняете папе поражения?
— Где-то оборона страдала, где-то контроль мяча плохой. Зависит от матча.

— Ходили болеть за «Спартак» на стадион?
— Да мы и сейчас ходим. В том году ходил на дерби «Спартак» — ЦСКА и «Спартак» — «Зенит». Саша Селихов билеты достал, мы с ним играли в академии «Зенита». При этом спустя полгода после той игры сам сыграл на «Открытии».

— Болели за «Спартак», а уехали в академию «Зенита»…
— Из Москвы предложений не было. Отец понимал ситуацию: надо быть там, где тебя хотят видеть. Меня потом из «Строгино» Бушманов пригласил на просмотр в «Спартак-2». Отец радовался: просыпаюсь, а сын едет на тренировку в Тарасовку.

— Почему не получилось в «Спартаке-2»?
— До сих пор не знаю. Может, не подошёл, может, сам не проявил инициативу, когда было нужно. Приятные воспоминания: совсем недавно видел этих ребят по телевизору, а тут играл с ними двусторонку. Я ещё в школе пытался попасть в «Спартак», мы как раз тогда с Селиховым познакомились. Позже встретились с ним в Питере, тренер сказал: «О, одного уже знаешь».

— Академия, молодёжная команда, «Зенит-2». Почему у «Зенита» почти нет воспитанников в составе?
— В те времена дубль был очень сильным.

— В основной состав-то всё равно никто не попадал.
— Канунников попал, Богаев, Скроботов.

— Надолго ли?
— Быть в ротации — уже неплохо. Главное, что они получили опыт в школе. Даже если они уходят за практикой, никогда не поздно взять их обратно. Есть же пример Далера Кузяева.

— Прямо меценатство какое-то. Терять своих игроков и покупать их обратно за деньги — не странная схема?
— Можно сколько угодно рассуждать об этом, но руководство поступает так, как считает нужным. Никто себе вредить не будет: если футболист сильнее конкурентов — будет играть. Тот же ЦСКА стал заигрывать молодых футболистов из-за смены поколений.

— Давайте закроем важную тему из вашего прошлого. Допустим, на руках предложение «Спартака» и «Зенита». Куда пойдёте?
— Ну вот и время провокаций. Нет, ну отец скажет идти в «Спартак» (смеётся). Но если серьёзно, я, вообще-то, в «Оренбурге» сейчас, буду своей команде помогать. Появится предложение — посмотрим, кто во мне будет больше заинтересован. У кого найду больше плюсиков, туда и пойду.

Комментарии (0)
Партнерский контент