Марио Гётце
Антон Михашенок
Золотой мальчик немецкого футбола выходит из тишины. Поболейте за него
Теперь он в правильных руках.
Футбол / Германия 0

Главный тренер гладбахской «Боруссии» Дитер Хеккинг как-то сказал, что ему не нравится то, как нынешнее поколение футболистов близко к сердцу воспринимает всё связанное с игрой. Хеккинг — один из самых возрастных тренеров Бундеслиги последних лет, он лучше чувствует ту разницу, что сложилась между рок-звёздами из 70-80-х и нынешними сверхпрофессионалами. И при этом он не работал с Марио Гётце.

Он отвечает на любой вопрос, используя слова «опыт» или «урок». Всегда. Поражение? Полезный опыт. Травма? Нужно извлечь положительный опыт. Цепь травм? Надо продолжать работу над собой. Вы никогда не прочитаете большое и откровенное интервью с Гётце, потому что его не было. «Я всегда добиваюсь перфекционизма, а потому дважды думаю перед тем, как что-то сказать или что-то сделать», — так он сказал однажды. Он идёт мимо диктофонов прессы после матчей. Максимум для него — пара слов для клубного сайта или телевидения.

И молчание. Молчание, которое не дало ему публичной теплоты после проблем со здоровьем, которое не позволило фанатам Дортмунда легче воспринять его переход в «Баварию», которое в конечном итоге так и не сделало его суперзвездой. «Иди и докажи, что ты лучше Месси!» — кричал ему Йоги Лёв в финале чемпионата мира. Эти слова стали для Гётце благословением в конкретном матче и одновременно проклятием на следующие пять лет.

Иди и докажи.

Несколько лет он почти не улыбался на поле. Марио — один из немногих футболистов последнего десятилетия, на которых персонально ходят зрители. Футбол стал гораздо сильнее и, что иронично, профессиональнее, но вместе с тем и скучнее: матчи похожи на столкновение роботов, а пробег часто оказывается важнее выдумки. Оказавшись в «Баварии» у Пепа Гвардиолы, Гётце попал под пресс из ожиданий, хейта, травм и невозможности удовлетворить амбиции тренера. Вокруг «Баварии» ходили разговоры, что Пеп недоволен физическим состоянием Марио, а тот в ответ начал слишком усердно заниматься с фитнес-тренерами. И травм стало ещё больше.

Всё это породило сомнения в себе, что редкость для ребят, которые запинывают золотые мячи в финалах чемпионатов мира. К словам «опыт» и «урок» добавилось слово «если»: «Если приведу форму в порядок…»; «Если тело позволит…».

«Он должен чувствовать поддержку тренера. Если её нет, он теряет невероятное сияние, своё творчество», — говорил о нём Маттиас Заммер, работавший в штабе сборной Германии. Марио нужен был тонкий психолог в кресле тренера Дортмунда, и им стал Люсьен Фавр — тот самый, что раскрывал его друга Марко Ройса. С появлением в Дортмунде Фавра золотой мальчик немецкого футбола начал вспоминать, каким крутым он был, имея в себе полную уверенность. Фавр здраво оценил, что для контратакующего футбола Гётце не подходит, как один из инсайдов, а потому поставил его в нападение. Своим умением передвигаться не быстро, а умно, и играть в касанием он и заслужил в юности сравнения с Месси — слова бундестренера из июля 2014-го вернулись к Гётце.

Лёв однажды заявил, что если б Месси играл одну из ряда команд чемпионата Германии, то едва ли смог бы забить там даже десять мячей за сезон. Эти слова неверно интерпретировать, как неуважение к Лео; Йоги имел в виду совсем другое. Бундеслига в последние годы стала совсем одинаковой: почти все команды построены на одном принципе — форсировать потерю и вылететь в контратаку. Команды бьются не за владение мячом, а за отказ от него, откатываясь глубоко за линию мяча в позиционных атаках соперника и очень слабо используя центральных нападающих.

Новый Дортмунд — самая лютая команда Европы на старте сезона
Не останавливайте эту машину.

Гётце и Фавр — тот случай, когда и контратаки используются разумно, и роль ложной девятки достаточно велика. Для тренера Дортмунда важно умение Марио играть аккуратно на последней трети поля: Гётце — единственный игрок заточенной на быстрые атаки команды, которому позволено подержать мяч чуть дольше. Ни Тухель, ни Бош, ни Штёгер не давали ему такой свободы, а Штёгер к тому же ещё и публично критиковал футболиста. Все предыдущие тренеры «Боруссии» сводили роль Гётце до функции, что невозможно с творческим футболистом, зависимым от своего психологического состояния.

Фавр попал. Гётце почти на 10% поднял точность передач на чужой половине и уже отдал столько же передач, сколько за весь предыдущий сезон, проведя тогда на поле в четыре раза больше игрового времени. Тренер Дортмунда подводит Марио к основе постепенно, не давая тому шанса расслабиться. Более того, Фавр нашёл очень хорошо работающее оружие: после того, как Гётце измотает защитников ментально замысловатыми перемещениями, на его место выходит трактор Пако Алькасер, пожинающий всё, что ему оставил чемпион мира-2014.

Он наконец выходит из тишины, в которой просуществовал пять лет. Нет, больших и откровенных интервью по-прежнему не будет, потому что с этой точки зрения Марио Гётце совершенно не поменялся. Но теперь рядом с ним Ройс и тренер, который делает всё, чтобы уберечь своего креативного игрока от любых сравнений из прошлого.

Доказывать ему теперь нужно только самому себе.

Комментарии (0)
Партнерский контент