Властимил Петржела: Аршавин слишком любит деньги
Текст:

Властимил Петржела: Аршавин слишком любит деньги

Увольнение Властимила Петржелы с поста главного тренера “Зенита” до сих пор обсуждают вовсю. А что о своей отставке и о работе в Питере думает сам чех? Об этом он поведал корреспонденту "Московского комсомольца" перед отъездом...
13 мая 2006, суббота. 12:29. Футбол
Фурсенко хотел быть царем раздевалки

— Теперь, когда уже нет необходимости соблюдать корпоративную этику, можете сказать, когда у вас начались разногласия с новым президентом “Зенита” Фурсенко?

— С самого начала, еще с зимы. Меня попросили составить список игроков, которые могли бы усилить “Зенит”. Это был прекрасный список, там не было ни одного человека дороже 2 млн. долларов, но каждый из них — не хуже Хагена. И все были готовы ехать в Россию! Я отдал список, о нем забыли. А когда я начал спрашивать, мне сказали: будешь работать с корейцем (Хеном. — “МК”). Он вообще был мне не нужен, а его все равно привезли. Потом стало еще хуже: Фурсенко начал пытаться сам определять состав на матч, хотел быть царем раздевалки. Я его попробовал оттуда выгнать, а он мне: да кто ты такой, чтобы со мной так разговаривать? Мне перестали доверять. В таких условиях я больше работать не мог.

— А многие считают, что это вы провалили старт первенства, слишком распустив лидеров и утратив контроль над командой.
— Распустив… Да вы же, журналисты, сами все время писали, что Аршавин — это гений, его нельзя сажать на скамейку. Будь моя воля, я бы посадил его на несколько матчей, но тогда, думаю, ко мне домой примчался бы весь совет директоров “Зенита” во главе с Фурсенко и перекрыл мне газ. Аршавин — прекрасный футболист, я счастлив, что мне довелось с ним поработать. Но знаете, что я вам скажу? Когда-то у меня играл Недвед, он был тогда таким же, как Шава. Тоже очень много о себе думал, тоже хотел на Запад. Но я ему сказал: это в Чехии ты герой, а в Англии или Италии ты никто. С твоим характером тебя после первых же матчей посадят на скамейку. И Павел утопил свою гордость во Влтаве. Он стал работать, работать как раб. И теперь стал лучшим игроком мира. Андрей тоже может им стать. Но в последнее время он слишком любит деньги. И это может погубить его как футболиста.

Мне не дали сделать революцию

— Но может быть, с футболистами имело смысл вести себя более жестко?
— Да я бы вел, но руководство все время вмешивалось в наши отношения. Вот, например, перед матчем я объявляю сумму премиальных. Мы выигрываем, потом на базу приезжает Фурсенко и раздает всем совсем другие деньги. Причем русским дает много, а иностранцам — копейки. Вы представляете, как легионерам обидно, ведь выкладываются они не хуже тех же Кержакова или Аршавина. Андрей звонит Фурсенко и говорит: за победу нам дадите столько-то, а чехам — столько-то. И Фурсенко соглашается. О какой дисциплине можно после этого говорить? Я хочу сказать болельщикам, что готовил в “Зените” революцию, такую же, как в 2003 году. Чтобы команда заиграла, из нее должны были уйти те, кто ставил себя выше клуба.Но мне не дали сделать задуманное…

— Как вы относитесь к тому, что “Зенит” сейчас возглавил Боровичка?
— Даже не хочу комментировать его поведение. Спросите у игроков. Они ко мне подходили, спрашивали, почему он со мной не уходит, ведь в “Зенит” его привел именно я. Он же постоянно общался с теми, кто меня выдавливал из клуба, нашептывал что-то… Некоторые даже говорят, что он меня предал. Даже не понимаю, зачем он это сделал, ведь летом его все равно уволят.

— И каковы планы на ближайшее будущее?
— О, отдыхать, отдыхать и еще раз отдыхать! За все время работы в “Зените” я ни разу как следует не отдохнул. Жена меня уже за это ненавидит! Очень хочу съездить с друзьями в Грецию, Италию, посмотреть эти замечательные страны. Да и с собачками погулять надо, а то они меня уже почти забыли!
Источник: Московский комсомолец
Оцените работу журналиста
Голосов:
1 октября 2016, суббота
Какой клуб произвёл на вас наилучшее впечатление в последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы?
Архив →