Александр Бородюк: я солидарен с Наполеоном
Текст: «Чемпионат»

Александр Бородюк: я солидарен с Наполеоном

Кто бы что ни говорил, а он все-таки самый необычный тренер сборной России по футболу. И самый скромный. Представляем читателям эксклюзивную философию Александра Бородюка.
16 мая 2006, вторник. 16:47. Футбол
Кто бы что ни говорил, а он все-таки самый необычный тренер сборной России по футболу. И самый скромный. Должность у него нынче публичная: каждый шаг на виду, каждое слово на слуху и любое решение надо объяснять. Может каждый день красоваться на экранах и в эфирах, а Бородюк стесняется и немного тяготится свалившимся на него вниманием.

Казалось бы, за долгую карьеру игрока, всеми признанного и статистикой утвержденного, Александр, теперь уже Александр Генрихович, мог бы привыкнуть к надоедливым журналистам и беспокойным болельщикам, но он четко отделяет ту половину своей жизни от нынешней. Там он был молодым, самобытным форвардом, дважды лучшим бомбардиром чемпионата СССР, обладателем, призёром и даже олимпийским чемпионом, а в Германии и вовсе считался футбольным Горбачевым. Всё у него получалось хорошо в СССР и Германии: играл, забивал и семью умножал.

Когда уж все думали, будто «Борода» совсем онемечился - Бородюк взял да и объявился в российском чемпионате. Хоть и тесновато показалось ему после бундеслиги, но медали и кубок новой чеканки в руках подержал и до «Самарского Маттеуса» доигрался. И в тренерскую шеренгу нашу встрял, как при штрафном ударе: сначала пристроился с краю, а после навесов Колоскова и Мутко мгновенно открылся и передачку принял. Мастерство не потеряешь, а форвард он от бога. Вот забьет или нет - посмотрим. Он пока и сам ещё не решил, куда «зарядить», да и партнер другой закваски. Прежние были свои, ещё советской школы вожаки, одному даже под голешник мяч выкатил в 1984 году, в финале Кубка СССР. С ними можно было вспомнить, «перетереть» и над нынешними «татуированными» миллионщиками покуражиться. А голландский полузащитник Гуус что там задумал - неизвестно, тут тебе тюльпаны могут, конечно, с корейским рисом на одно поле высадить, но русскими исконными проблемами и загадочной душой все замутить. И придется Александру Генриховичу того Хиддинка водить «от Москвы до самых», по ярославским и казанским кочкам да по заливной лужниковской синтетике…

Он пока скромничает и осторожничает, тренер сборных Бородюк А. Г. Но глаз его горит, душа играет, и мы-то знаем, что нигде и никогда он не тушевался - он про то футбольное поле все знает…

А насчет 50 на 50, думаю, ошибся Борис Петрович Игнатьев: у форвардов не бывает наполовину - или попал, или не попал.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

ЛОЖАСЬ СПАТЬ, БРАЛ БУТСЫ С СОБОЙ


Мама воспитывала меня одна - папа ушел, когда мне был год. Детство было не из легких, в маленькой комнате, в коммуналке. А в основном воспитывали, конечно, улица и футбол. Мы целыми днями пропадали на коробке в Коминтерновском районе Воронежа. Частенько играли против мужиков, которые любили выпить, и против них было очень трудно сражаться. За пиво они были готовы на многое, но это дало определенные навыки и закалку, как для футбола, так и для жизни.

В то время любой мальчишка в Союзе мечтал о бутсах хороших, потому что очень трудно было найти экипировку. Тут, конечно, мама моя пошла на всё - отдала все деньги, чтобы я смог бутсы купить. Ну и носился я с ними и следил соответственно: мыл, чистил, сушил, ставил на пол возле кровати, чтобы никто не задел и не порвал. Это сейчас, наверное, смешно, но наше поколение было во многом другим и из-за условий, и из-за воспитания.

А первую зарплату, 50 рублей в 16 лет, я отдал маме.

КАК ЗАКЛАДЫВАЛСЯ ФУНДАМЕНТ

МАКСИМАЛИЗМ ВО ВСЕМ


Нелегкое выдалось детство, но я всю жизнь благодарен людям, которые мне помогли в тот период. В первую очередь - Борис Николаевич Чернышев, который создал очень хорошую футбольную школу в Воронеже. Наш день планировался так: в 7 утра нас забирал автобус, вез на завтрак, потом тренировка, в 10 - учеба, в 2 - обед, затем вечерняя тренировка. Почти целый день мы были заняты одним-единственным делом - тренировались и играли в эту замечательную игру под названием футбол. В школе подобрались замечательные тренеры, которые прививали мальчишкам помимо навыков игры в футбол ещё и правильное отношение к жизни. Детский тренер, он же должен прежде всего привить вкус к здоровому образу жизни, заложить в душе мальчишки правильный фундамент - он прежде всего педагог.

Мы же, мальчишки, очень много времени проводили вместе и помимо тренировок. Принципы коллективизма, где «один за всех и все за одного» переносилось и на игру, и на жизнь. От той команды остались сейчас только хорошие воспоминания, впечатления и прежде всего юношеский максимализм и жажда выиграть все и всегда. Только так…

ШКОЛА ЖИЗНИ

ПРОДВИЖЕНИЕ В АВТОБУСЕ

Настоящей школой жизни стала для меня команда «Динамо» из Вологды, куда я попал 17-летним пареньком. Там же помимо молодых были взрослые, матерые мужики, которые приезжали в такие команды заканчивать, доигрывать - и был там настоящий «мужской» футбол. Этот футбол был очень суровым, но он давал огромный толчок молодым.

Конечно же, повезло, что там ещё работал Владимир Петрович Кесарев, который был и тренер потрясающий, и человек замечательный.

Да, во всех командах существовала определенная иерархия. Были мастера, были новички. Испытываешь определенные трудности, но в основном - пока не попадаешь в состав. Ты когда только приходишь, то в автобусе должен сидеть на заднем сиденье и постепенно двигаться вперед, а как только ты достиг четвертого ряда - всё, значит, ты - лидер команды. Всё это было тоже своего рода школой воспитания характера для юных игроков. Ведь даже попав в основной состав, ты должен был вдвойне доказывать это право на фоне ветеранов и опытных игроков. Вместе с тасканием мячей в сетке, там я уже понял, что футбол становится не только увлечением, но и работой.

Взрослость приходит тогда, когда ты понимаешь, что у тебя есть семья, и начинаешь заботиться о своих близких. Спортсмены, они попадают в зависимость от узкого временного отрезка лет в десять, кому как Бог положит. Вот в этот отрезок он должен себя реализовать, одним это удается, другим - нет. А самое страшное - если к концу карьеры кто-то не находит себя в жизни. Это, наверное, должно быть главным опасением для любого спортсмена, для любого мальчишки, который выбирает спортивную жизнь.

УРОКИ СЕВИДОВА

КНУТ И ПРЯНИК - СИЛЬНОЕ СОЧЕТАНИЕ

Севидов мне очень много дал. Он в меня поверил, доверил и во многом воспитал. Сан Саныч был большим психологом, мог к любому игроку найти подход индивидуальный. Ещё замечательно мог сочетать принцип кнута и пряника. Потрясающий был человек. Мог сделать порой невозможное. Например, перед финалом Кубка СССР случилась не очень положительная история со мной, а он меня играть поставил, и я забил. А после того финала, перед самым банкетом, за час, добыл для меня ордер на квартиру. Севидов всегда точно знал, кого и когда похвалить или поругать. Это, наверное, и есть тренерское кредо.

1986-88 годы тоже очень приятно вспоминать. Тренеры, партнеры были замечательные, у меня получалось неплохо - не случайно дважды стал лучшим бомбардиром чемпионата СССР. Сначала забил 21 гол, а потом 16. Мы тогда почти каждый год что-то выигрывали. Да и как было не выигрывать: когда в 1987 году я забил только 7 голов, мне дали понять, что если и дальше так будет, то «поеду служить в часть». Сразу набил 16 - с испугу…

А если серьезно, то, конечно, идеология была тогда на высочайшем и первом месте. Мы во всё это верили: что представляем честь клуба, общества и так далее.

СБОРНАЯ СССР

ВЕРЮ ЛОБАНОВСКОМУ

Вызов в сборную был, конечно, очень важным моментом. Волнение, гордость, надежда - всего хватало. Родные все радовались и переживали. Первым меня вызвал-то Эдуард Васильевич Малофеев, очень был эмоциональный человек с неповторимой харизмой.

Сейчас тоже ребята понимают, что вызов в сборную - это и признание, определенный критерий мастерства.

Потом и при Лобановском пригласили в сборную. Тогда же киевляне превалировали, они лучше других выступали на международной арене, поэтому попасть в главную команду было очень почетно, а я и на чемпионат мира с Лобановским попал. Ему тоже очень благодарен. Великий был тренер. Хоть и держал всегда дистанцию, но каждого игрока чувствовал и знал досконально. Его слова «Футбол не прощает мелочей» я запомнил на всю жизнь. Валерий Васильевич как никто требовал и ценил в игроке прежде всего профессионализм во всем: в подготовке, в игре и даже в отдыхе.

ГЕРМАНСКАЯ ЗАГАДКА

НЕ НАДО УЧИТЬ ЯЗЫК

Семилетний германский опыт очень полезен был как для игрока, так и для тренерской деятельности. Но он мало приемлем для нашей страны: у немцев один склад ума - у нас совсем другой. Настолько разный менталитет, что даже сравнивать бессмысленно. В течение трех лет я был абсолютно глухонемой, не понимал и не знал немецкий язык. Очень кстати пришлись слова великого немецкого футболиста Клауса Фишера: «Пока ты не понимаешь, о чём говорят в раздевалке - ты будешь прекрасно играть…» Это оказалось правдой. В течение трех лет прекрасно я играл, когда же стал понимать, о чем немцы беседуют в раздевалке, то закрались сомнения, понял, что многое не соответствует легендам. Как и везде, у них есть профессионалы, а есть так… Но у немцев можно учиться великолепной организации футбольного дела, дисциплине и отношению к футболу.

ИТОГИ КАРЬЕРЫ

НАДО БЫЛО ЕХАТЬ В КИЕВ

По прошествии многих лет однозначно не скажешь. С одной стороны вроде говорят: «Мол, вот какая удачная у тебя карьера игровая, успешная жизнь футбольная…» Но с другой стороны, как-то ощущаешь в душе, что не все сделал на поле, что-то не доказал, где-то не проявил.

Сидит всегда в тебе эта червоточинка, в голове кружатся мысли о несделанном. Пусть все говорят, что судьба удачная, но всегда хочется добиться чего-то большего.

Зависть - она штука непростая. Смотря кто и как завидует - одни могут завидовать положительно, а другие совсем наоборот. С очень многими завидовавшими друзьями теперь только здороваешься - и всё…

По большому счету, кажется, что получилось 50 на 50. Наверное, можно было и большего добиться. Вот приглашало меня киевское «Динамо», а я не решился туда уйти…

ПРОФЕССИЯ - ТРЕНЕР

ГЛАВНОЕ - ДИСЦИПЛИНА

Это очень сложная профессия. Сейчас думаю, что она сложнее и вреднее, чем у игрока. Ты не можешь выйти на поле, не можешь чем-то помочь, не можешь выплеснуть эмоции до конца - по большей части всё перевариваешь в себе, а это очень тяжело и для нервов очень вредно. Помимо прочих сложностей, профессия эта еще и очень неблагодарная. Если ты проиграешь 2-3 игры, запросто отправят в отставку, не посмотрят ни на что. Так что, подписывая контракт, всегда оставляй открытой дату, когда ты будешь освобождён от занимаемой должности. Но профессия очень интересная, тем более, проведя в футболе двадцать лет, скорее всего ты выберешь любимую игру и эту профессию. Может, кто-то, имея очень хорошее образование или коммерческую жилку, пойдет по другой стезе, но большинство футболистов все же выберет игру, потому что здесь они все знают и понимают. На собственной шкуре игроки испытали футбол, и поэтому выбор тренерской доли вполне закономерен.

Я работал со многими большими тренерами, у каждого из них был свой подход. Слепо кого-то копировать бессмысленно, да и невозможно. Один мог либерально всего добиваться, другой бывал диктатором, третий - умел это сочетать. Мне больше импонирует последний. Для советских игроков лучше всего подходили «кнут с пряником».

Сейчас другое время: и одним диктатом ничего не добьёшься, и одними призывами тоже. Но дисциплина должна быть в основе всего. Все же думаю, что сегодня должно быть разумное сочетание и индивидуальный подход к каждому.

РОДНОЙ ФУТБОЛ

ПРОГРЕСС ОЧЕВИДЕН

Наш футбол находится на достаточно хорошем уровне, и в ближайшие годы стабилизация обязательно наступит, потому что большинство осознало, что начинать надо с детско-юношеского футбола. Открытие школ, строительство полей принесут результат обязательно. Главное - мы двигаемся в правильном направлении, это понимают и клубы, и РФС.

На клубном уровне прогресс ежегодно очевиден. Единственный и главный бич чемпионата - отвратительные поля, особенно в начале чемпионата. Если были бы хорошие поля, то мы бы увидели и более интересный, зрелищный футбол. Увеличился бы и темп, и техника бы улучшилась, да и моментов было бы еще больше.

Еще один отрадный ныне момент - подъём периферийных клубов. Они теперь не только борются за выживание или середину, но и прочно занимают верхние строчки.

Что касается легионеров... Их необходимость никто не оспаривает, но про свою молодёжь забывать нельзя. Вот сейчас хорошо выступает юношеская сборная под руководством Игоря Колыванова, но вскоре многие из них попадут в клубы, а там конкурировать с легионерами могут и не дать, по разным причинам. Здесь надо какой-то выход искать.

ПРИХОД В СБОРНУЮ

ТЕПЕРЬ ВСЕ 50 НА 50

Очень хорошую вещь мне сказал Борис Петрович Игнатьев: «Теперь у тебя всегда будет по жизни - пятьдесят за тебя, пятьдесят против тебя». Я под этими словами подписываюсь. Потому, что одни доброжелатели будут желать тебе успеха, а другие «доброжелатели» будут говорить: «Да кто он? Да что он может?» Это, наверное, издержки профессии. Очень много про себя забавного узнал из Интернета, но это все оттуда же, из издержек.

Нужно постараться это осознать и принять как необходимые издержки ремесла, трудно это и тяжело, но никуда не деться. Есть результат - тебя будут хвалить, нет результата - будут ругать. Как называется твоя должность, неважно - критиковать можно, но не критиканствовать.

ТЕТРАДОЧКА

ПИШИ АФОРИЗМЫ

Постоянно, постоянно делаешь какие-то записи и пополняешь тетрадочки. Сейчас, конечно, у большинства компьютеры, электроника, мир меняется, но суть та же.

Еще в Вологде работал вторым тренером Левон Андроникович, и все он что-то записывал в тетрадь. Тогда я первый раз и заглянул в такие записки: там был записан каждый день, каждое упражнение, как велась учебно-тренировочная программа. Вот с тех пор и пошло.

Афоризмы туда надо тоже записывать. Афоризм - очень нужная вещь. Помните, как Вальдано своему президенту сказал: «На макете можно всё показать и объяснить, но на поле они делают другое…» Так что иногда можно афоризмом, еще до макета всё чётко и доходчиво объяснить ребятам. Доходит очень хорошо. Вспомните Малофеева, который каждую установку пояснял афоризмами, - это очень влияло на настрой команды.

Слова можно говорить разные, главное - как их донести до футболиста, чтобы каждый их понял как надо.

ТРЕНЕРСКИЙ ВОЗРАСТ

ХОЧЕТСЯ ПОТОЛКАТЬСЯ

Если тебе тяжело выходить на поле и что-то самому показывать футболистам, если в тебе пропал азарт и желание просто побегать с ребятами, если почувствовал пресыщение футболом, то, наверное, твоё время вышло. А лучший тренерский возраст бывает разный. Можно в 65 быть мальчишкой, а можно в 40 глубоким стариком. Бывает, что душа ещё играет, а ноги не бегут. Но если нет пресыщения делом - значит, будет радость от работы, от футбола.

Сам? Да нет, пока очень хочется с игроками побегать, потолкаться. Душа просит…

КОРОТКО О ГЛАВНОМ

ПРОФЕССИОНАЛИЗМ.
Для меня это понятие так и означает - серьезный подход к своему делу во всём. Всё начинается, казалось бы, с мелочей. Ими и заканчивается. Профессионал не должен опаздывать на тренировки и недорабатывать. Выходя на поле, на любой матч, профессионал должен помнить, что люди заплатили деньги, и он обязан все выложить по максимуму. И после игры он должен вести себя достойно.

САМОЕ ТРУДНОЕ - найти взаимопонимание между игроком и тренером. Чтобы игрок твои идеи воспринял и твои мысли, взгляды принес на футбольное поле.

Касательно сборной... Особенно сложен дефицит времени на работу с игроками. Тебе даётся 3-4 дня на всё. И тут самое главное - наладить контакт, на всё остальное времени практически нет. Это же не клуб, где есть возможность для повседневной работы. В сборной всё по-другому.

ФИЛОСОФИЯ. Мне очень нравится выражение Наполеона: «От великого до смешного один шаг». Жизнь непредсказуема, как кардиограмма. Так во всём, в любом деле. И мне наверняка не удастся этого избежать, тем более в тренерской профессии. Тут уж неважно, везунчик ты или нет.

БЛАГОПОЛУЧИЕ. Очень важно благополучие, особенно к концу футбольной карьеры. Когда независим, тебе легче держать удары жизни, нежели когда ты зависим. И, конечно, частью благополучия является твое собственное здоровье, чтобы оно тебя не подвело после футбольной карьеры. Очень многие ведь игроки становятся инвалидами, начинают пить или просто не находят себя по жизни. Поэтому в сложные моменты благополучие спасает тебя.

ЗАНИМАТЬСЯ ПИАРОМ можно и нужно тому тренеру, который много успел и выиграл. Он имеет на это право, а я ещё только начинаю, поэтому стараюсь быть потише, особо в это не вдаваться и быть поскромней. Моя жизнь футболиста уже в прошлом, а на тренерском поприще всё предстоит ещё только доказывать. Вопрос «Смогу я или нет?» - очень сложный и неоднозначный.

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ. Я не привык жить в сказке. Жизнь на самом деле очень сложная штука, к ней надо относиться серьёзно, а в сказку я пока ещё не попадал, где золотая рыбка исполнила бы какие-то мечтания.

ЕСЛИ Я ВЫБРАЛ ПРОФЕССИЮ ТРЕНЕРА, силы и желание должны быть - независимо от того, как сложится. Ведь если сломаешься психологически от неудач - значит, грош тебе цена. Нужно, если выбрал эту профессию, идти до конца, реализовывать себя. Не вышло здесь - значит, в другом клубе, в другой сборной у тебя появится шанс. Несомненно, мне пригодится опыт работы с нашими ведущими специалистами, но сейчас на первый план выходит самостоятельная работа. Многие друзья, узнав о моём назначении, говорили: «Поздравляю!», а многие: «Соболезную!» В общем, все теперь пятьдесят на пятьдесят.

ДОСЛОВНО

- На самом деле футбол - простая игра, мяч получил - отдал. Но с другой стороны - это тяжелый труд, тренировки, перелёты, сборы бесконечные, постоянные разлуки с семьёй. Это работа, труд, хорошо оплачиваемый, и нужно себя реализовывать, чтобы по окончании карьеры ты бы мог стоять на двух ногах. Тут уж трудно сказать, что важней - любовь к футболу или умение трудиться.

ПРОЗВИЩА АЛЕКСАНДРА БОРОДЮКА

- Всего у меня было в футболе два прозвища: в России - «Борода», это еще Владимир Петрович Кесарев придумал, а в Германии звали «Горби» - от Горбачева пошло, он в то время там был очень популярен. А сравнение с Маттеусом придумали в Самаре - я заканчивал играть центральным защитником, за что огромное спасибо Александру Федоровичу Тарханову. Но больше ничего общего между мной и великим Лотаром нет.

СКОЛЬКО ТРЕНИРОВОК ПРОПУСТИЛ ФУТБОЛИСТ БОРОДЮК?
- Очень мало пропустил, очень. В основном из-за травм или болезней, а просто так в СССР невозможно было пропустить хоть какую-то тренировку. В том же московском «Динамо» дисциплина была жесточайшая, потому что знали: малейшая провинность - и тебя могут отправить служить в часть куда-нибудь под Магадан. На моей памяти такое бывало, если, например, игрок появлялся в совсем «уставшем» состоянии. Могли оштрафовать, а могли сдать в часть. Все было очень строго. Так что надо было соответствовать и взносы платить регулярно.

КСТАТИ

Александр Бородюк является одним из главных «долгожителей» отечественного футбола. Свою карьеру он начал в 1980 году, а закончил в - 2000-м. За 20 лет пребывания на поле Александр Генрихович сменил 9 клубов и провел 15 матчей за сборные СССР и России, в которых забил 5 мячей.
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →