Газзаев и Федотов: на особом положении!
Текст:

Газзаев и Федотов: на особом положении!

Побеждает - команда, проигрывает - тренер. Фраза насколько банальная, настолько же и золотая. Долой дискуссии! Предлагаю принять сказанное за истину и именно в связи с этим особое внимание уделить изучению наставников ЦСКА и «Спартака».
16 мая 2006, вторник. 20:38. Футбол
Побеждает - команда, проигрывает - тренер. Фраза насколько банальная, настолько же и золотая. Долой дискуссии! Предлагаю принять сказанное за истину и именно в связи с этим особое внимание уделить изучению наставников ЦСКА и «Спартака». От их верно найденных слов, от их хитро придуманных ходов и четко расставленных акцентов 20 мая будет зависеть судьба Кубка России, а заодно настроение миллионов россиян.

НУЖЕН ЛИ АРМЕЙЦУ ПРИВЕТ ОТ КАПЕЛЛО?

Года полтора назад в Турине мегатренер Капелло, завершая быстротечное наше с ним общение, передал «привет Валерию». Я от неожиданности не сразу понял, что речь идет о Газзаеве. А наконец осознав, признаться, испытал чувство гордости, соизмеримое с тем, которое испытываешь, когда на Олимпиаде в честь наших спортсменов звучит российский гимн. Помню, покидая Турин, подумал, что наставник, которому передает привет сам Капелло, просто обречен золотыми буквами вписать свое имя в историю. Про встречу с Капелло, кстати, я Валерию Георгиевичу рассказал, а вот привет так и не передал. Берегу до лучших времен. Впрочем, главком ЦСКА и без него прекрасно управляется…

Когда идешь с Газзаевым по Москве, люди останавливаются. Замирают и с почтением провожают взглядом. Даже те, кто его ненавидит. Газзаева, к слову, ненавидят очень многие. Впрочем, на то он и победитель, позолотивший свое имя в истории. Ведь быть ненавистным - привилегия именно подобной категории людей. И Валерий Георгиевич себя весьма уютно в таком положении чувствует. Когда-то, правда, он этого не принимал, а потом понял, что ненависть - это тоже признание, тоже уважение, только облаченное в другие одежды. Газзаев сегодня - человек необычайно мудрый. Он наделен искусством воспринимать вещи без мишуры, только основную их суть. Нынешний Газзаев, хоть и возведен армейской торсидой в ранг божества, почти равнодушно относится к славе. Он давно оценил ее коварство и больше всерьез плутовку не воспринимает. Для Валерия Георгиевича, если отгородиться от традиционных для нормального человека ценностей, важны именно эти два затронутых здесь понятия: победа и уважение.

Уверен, Газзаеву почти все равно, сколько денег он получит в случае завоевания Кубка России, ему не столь значимо, добавится ли в его биографии новая строка, ему куда важнее просто победить. И все. Он и так-то не умел проигрывать, а за последнее время настолько «избаловался», что даже невозможно представить, как это он кому-то уступит серьезный трофей.

Я бы, нисколько не сомневаясь, поставил в финале на ЦСКА, если бы не Дмитрий Аленичев. Что бы там ни говорили, но фактически он совершил в «Спартаке» революцию, в результате которой на трон взошел Владимир Федотов. А «Спартак» во главе с Федотовым - это далеко не то же самое, что во главе с Александром Старковым. Сегодня «Спартак» начинает походить на «Спартак», а это уже немало. И такой «Спартак», пускай еще сыроватый, но задорный и до предела злой, способен обыграть в России кого угодно. Даже ЦСКА, особенно если тот позволит себе роскошь быть по традиции нынешнего сезона излишне великим. Кстати, вот в этом величии и заключается разница. Оно накладывает отпечаток на формулировки. «Спартак» - «способен», а ЦСКА - «обязан». Уж такой у армейцев нынче статус.

Спору нет, наверху быть замечательно, только вот мало кто представляет, насколько это «замечательно» невыносимо. И сегодня Валерию Георгиевичу - пожалуй, главной фигуре нового тысячелетия в футбольной России - не позавидуешь. Ну никак не позавидуешь. Потому что он лишен того самого элементарного права на осечку, о котором в глубине души мечтает чуть ли не каждый наставник. Более того, слишком многие от красно-синих этой осечки ждут, и представься она, порезвятся по полной программе. Если кто знает, что такое психологический груз, то на Газзаеве, с его-то запредельным, я бы даже сказал - неземным честолюбием, этот груз сейчас особенно увесист. Тяжело выигрывать постоянно. Тяжело, когда твои парни осознают свое превосходство над всеми вместе и над каждым в отдельности, тяжело раз за разом обыгрывать «Спартак», тяжело, когда соперник пребывает на эмоциональном и игровом подъеме, тяжело быть чемпионом и обладателем Кубка, тяжело выходить на поле фактически в годовщину завоевания Кубка УЕФА, тяжело постоянно изобретать что-то новое, и в конце концов, тяжело быть особенным и исключительным по отношению к остальным.

КАК ПЛАНШЕТ ГРИГОРЬИЧА ПРЕДСКАЗЫВАЕТ ГОЛЫ?

«Спартаку» в целом сейчас, конечно, полегче. Но вот его рулевому Федотову примерно так же сложно, как и армейскому главкому. У Владимира Григорьевича - горе: умер близкий человек, от Владимира Григорьевича ждут чуда, на Владимира Григорьевича смотрит руководство клуба, которое вроде бы созрело для того, чтобы избавить опытного тренера от приставки «и. о.». В общем, Федотову тоже проигрывать никак нельзя! И вот еще почему…

Это был май 2002-го. Лидеры красно-белых пришли к Андрею Червиченко с просьбой убрать из команды второго тренера Вячеслава Грозного. Через день Олег Романцев подыскал Вячеславу Викторовичу замену. Так в стане красно-белых появился легендарный армеец Владимир Федотов. Со своим знаменитым планшетом. Легендарного армейца в команде тут же стали называть Григорьичем. Без лишнего пафоса. И даже совсем зеленые пацаны не стеснялись такого простецкого обращения. Но неизменно в этом обращении звучали и звучат нотки уважения.

Боевое крещение Григорьича произошло в противостоянии с «Сатурном». «Спартак» перед этим угодил в пораженческую колею и никак не мог из нее выбраться. И в Раменском тогда еще действующим чемпионам отступать было уже некуда. Помню, как в перерыве Володя Бесчастных кричал: «Бейте их, пацаны. Бейте! Они сейчас дрогнут». Григорьич стоял в уголочке со своим планшетом. Что-то в нем чиркнул. И негромко, соблюдая субординацию, добавил: «Бейте, только про голову не забывайте». Во втором тайме на поле летели искры. Команды убивали друг друга. Но «Спартак» не забывал еще и думать, и уступая в счете, вырвал победу. В раздевалке Макс Левицкий обнимал Федотова: «Григорьич принес нам удачу. Он - фартовый. Я это всегда знал». Олег Романцев поздравил всех с победой, а Григорьича с дебютом. Федотов улыбнулся и пошел по раздевалке. С обходом. Подходил к каждому, озабоченно смотрел на ушибы и ссадины, что-то говорил и непременно хлопал по плечу. И у всех было такое ощущение, что Владимир Григорьевич испокон веков по раздевалке красно-белых так и ходил. И представить без него эту раздевалку уже было непросто. Помню, покидая стадион, я поинтересовался у «дебютанта», что же тогда в перерыве он отметил в своем планшете. Григорьич хитро сузил глаза и показал мне расстановку «Спартака». На ней были обведены две фамилии. Сычев и Бесчастных. К слову, те же самые фамилии во втором тайме высветило табло стадиона.

Это уже был июнь 2003-го. И вновь переворот. Главный тренер бросил увесистый камешек в огород президента клуба. Потом они сели обсудить ситуацию и пришли к выводу, что Олег Иванович должен уйти. Так в «Спартаке» появился Андрей Чернышов, а Владимир Федотов отошел в тень. Уже тогда Андрей Червиченко, хоть никому этого не говорил, держал Григорьича в уме. Не потянет «звездная молодежь» - он и примет команду

И вот в ….. 2003-го к президенту клуба пришли люди (называть не буду) и поведали о назревающем бромантановом скандале. Так пост главного тренера стал вакантен и Григорьич был брошен в такую мясорубку, что и врагу не пожелаешь. До сих пор стоит перед глазами картина. Заходишь в кабинет, который достался Федотову в наследство от Бескова и Романцева, и ничего не видишь. Потому что в номере витает дым табачной трубки. И в этом самом дыму чуть ли не на ощупь находишь Григорьича, склонившегося над своим планшетом. На столе газеты, книги, видеокассеты, а на планшете пять фамилий. Вместо двадцати!

Спартаковцы в те дни в обязательном порядке пропадали в различных барокамерах, где из них выводили бромантановую гадость. Кто и когда из них должен был появиться на базе, никто не знал. Сколько человек физически сможет тренироваться, Григорьич тоже не ведал. Порой к началу тренировки у него не набиралось и десятка ополченцев. Перед домашним матчем с бухарестским «Динамо» Федотов давал своим подопечным нагрузку в виде пятнадцатиминутной игры в баскетбол. И больше ничего! Зато было такое единство, такое абсолютное понимание и такая готовность биться друг за друга, что Григорьич в день матча шепотом мне сказал: «А мы ведь сегодня этих румын порвем! Только ты пока никому об этом не говори». Вот, Владимир Григорьевич, только сейчас и говорю. Помните, ваши парни румын 4:0 тогда порвали. И Пьянович, который, похоже, признает только вас, тогда дубль оформил?

А потом был прощальный матч Федотова в Бухаресте. Тот матч был проигран, но «Спартак» проследовал дальше. После итоговой пресс-конференции шли мы с Григорьичем через все поле, по центральной линии. Он был задумчив, где-то глубоко-глубоко сидел в себе. А фанаты красно-белых скандировали: «Федотов! Федотов!» Я слегка тронул тренера за рукав и кивнул на трибуны. Григорьич встрепенулся и пошел к ним. Благодарить людей за поддержку. Те люди поддерживают Федотова и сегодня. Только крики их еще громче.

В самолете по дороге в Москву Григорьич с горечью сказал: а ведь столько у меня идей…

Он жаждал работать, и оставлять пост главного тренера «Спартака» ему жутко не хотелось. Но он, как всегда, сделал все достойно и передал Скале боеспособную команду. Не помню уже кто, по-моему, Егор Титов тогда сказал: могу поспорить, Григорьич еще вернется.

Григорьич вернулся в 2004-м. Между Скалой и Старковым. От него требовалось провести всего один матч. С ЦСКА. Старков сидел рядышком и не вмешивался. А Федотов словно его не замечал. В том матче он был - главным, и он делал свое дело так, как мог, без какой-либо конъюнктурщины.

В апреле 2006-го в «Спартаке» привычно грянул гром. Произошла очередная смена власти, и вновь в критический момент руководство обратилось к Владимиру Григорьевичу. А тот вновь, как ни в чем не бывало, достал свой планшет и принялся за дело. И вновь многое решалось в Раменском, как ровно четыре года назад. И вновь «Спартак» победил. Кстати, и вновь (сколько ж можно) табло высветило две фамилии (Кавенаги и Павленко), которые себе пометил Федотов. Вот такое дежавю.

Самое интересное, что в 2004-м именно после матча с ЦСКА Григорьич передал бразды правления Старкову, и по логике вещей нечто подобное должно было бы произойти и на этот раз. Но теперь, судя по всему, ничего такого не произойдет. Федотов сегодня достоин быть главным тренером «Спартака» без всяких там «и. о.». И он, если вдруг 20 мая не случится «солнечное затмение», от этого «и. о.» избавится.

…А теперь вернемся чуть назад: почему же еще нельзя проигрывать Федотову? Потому что для спартаковцев он - Григорьич - тот самый, который «испокон веков ходил по раздевалке красно-белых» и в которого не верить невозможно.

P.S. Побеждает - команда, проигрывает - тренер. Так-то оно так. Только ни Газзаев, ни Федотов сегодня поражения ну никак не заслуживают. Вот такая загвоздочка…
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
27 сентября 2016, вторник
26 сентября 2016, понедельник
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →