Дело Кокорина и Мамаева, апелляция, 13 июня 2019
«Чемпионат»
Суд оставил в силе приговор Кокорину и Мамаеву. Их отправят в колонию. LIVE
Процесс продолжается.
Футбол / РПЛ 0

ОНЛАЙН

19:11. Будем заканчивать. Этот сериал длился 8 месяцев и не закончился для его главных героев хэппи-эндом. Пока непонятно, когда подсудимых отправят в колонию, но на свободу они в любом случае выйдут не раньше, чем через несколько месяцев. На сегодня всё.

19:00. Татьяна Стукалова, высказала мнение, что на решение суда по делу, по которому проходят её клиенты, повлияло необъективное освещение случившегося журналистами.

«Необъективность журналистов в освещении дела повлияла на решение суда. По три раза в день по всем федеральным каналам крутили одни и те же обрезанные кадры с подоплёкой, что зажравшиеся футболисты позволили себе учинить драку, абсолютно беспричинно пристать к человеку и избить его. Всё это было в ожесточённой форме, а на поверку — лёгкие телесные, один сломанный нос и больше ничего. Я уже молчу, что Протасовицкий просто ни за что сидит. Есть же экспертизы, если бы действительно били ногами, на теле что-то было бы, но нигде ни синяка. Если бы не был создан такой негативный ажиотаж вокруг них в течение трёх месяцев… Кому ещё уделялось столько внимания, сколько уделялось этому делу? Такие репортажи ориентируют мнение общества. Если бы давали другую оценку случившемуся, если бы это было реже, если бы попытались в этом разобраться, наверное, всё было бы по-другому. Ребята ничего другого не ждали и абсолютно нормально восприняли решение суда», — передаёт слова Стукаловой корреспондент «Чемпионата» Даниил Бороздин.

18:30. Андрей Ромашов рассказал, осуждённым не стоит рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

«Права на УДО ребята не имеют. В 2016 году пленум Верховного суда постановил, что с момента прибытия в колонию осуждённый должен отбыть там минимум шесть месяцев, чтобы доказать поведением, что он встал на путь исправления, поскольку содержание в СИЗО не отвечает целям и задачам перевоспитания преступников. Написать заявление любой может, но оно априори не будет удовлетворено», — передаёт слова Ромашова корреспондент «Чемпионата» Даниил Бороздин.

18:10. Фото из зала суда.

17:55. Андрей Ромашов, адвокат Александра Кокорина, прокомментировал решение суда отклонить апелляцию по делу его клиента.

«Будем обжаловать во всевозможные инстанции: президиум Мосгорсуда, Верховный суд, ЕСПЧ. Не подавали туда жалобу, потому что ожидали, что вдруг случится чудо, но его так и не случилось.

Сегодня был продемонстрирован явно обвинительный уклон. В силу 15-й статьи УПК суд не является органом уголовного преследования. Учитывая, что орган гособвинения не опроверг ни одной из наших жалоб, суд по собственной инициативе оставил из без рассмотрения, что свидетельствует об обвинительном уклоне нашего правосудия.

Через неделю-две апелляционный приговор поступит в следственный изолятор, и потом в течение двух недель они должны отправиться по этапу в пределах Золотого кольца. Это решает ФСИН. Кирилл Кокорин должен ехать по месту жительства в город Валуйки, но может отбывать наказание тоже в пределах Золотого кольца.

Формулировку «по предварительному сговору» им не вернули. Им всем четверым вменили один удар стулом. В пределах наших правовых познаний, это допустимо при предварительном сговоре: «Ты бьёшь стулом, я душу». Если этого нет, значит действия носили спонтанный характер, и здесь нельзя вменять один удар стулом на всех.

Что касается отличия решения суда сегодня, апелляционная инстанция в случае усиления участи осуждённых может направить дело для повторного рассмотрения в суд первой инстанции, а может вынести свой приговор, что и произошло.

Надежды как таковой у нас не было. Нам понятно, что этот срок во всех инстанциях согласован, что это не судебное решение, а административный акт. Но была надежда на то, что хоть что-то скостят, чтобы была продемонстрирована хоть какая-то видимость правосудия.

Необъективность журналистов? Необъективность на первом этапе выражалась в том, что все СМИ говорили о том, что со стороны потерпевших, в том числе Пака, не было оскорблений. Создавалась иллюзия, что футболисты зажрались от денег и похулиганили просто так. В действительности это не так. Даже сам Пак подтверждает, что оскорбил, правда, в несколько смягченном выражении», — передаёт слова Ромашова корреспондент «Чемпионата» Даниил Бороздин

17:45. Татьяна Стукалова, адвокат нападающего «Зенита» Александра Кокорина и его брата, Кирилла, рассказала о состоянии здоровья футболиста.

«Даже с тем, что у Кокорина больное колено, гуманность суда не проявилась. Он чувствует себя так же, как и раньше, ему же помощи не оказывают», — передаёт слова Стукаловой корреспондент «Чемпионата» Даниил Бороздин.

17:12. Ждём адвокатов, может что-то скажет прокурор.

17:05. — Могут ли Кокорин и Мамаев отправиться в колонию?, — вопрос к директору Московской коллегии адвокату «Липцер, Ставицкая и партнёры» Дмитрию Аграновскому.

— Скорее всего, они просто не успеют туда попасть – истечёт срок приговора. Не думаю, что из-за резонанса процесс их этапирования в колонии будет искусственно убыстрён. Такое бывает по политическим делам, когда судят оппозиционеров, – от них стараются избавиться побыстрее. Здесь громкое показательное дело, но нет политического оттенка. Тем более нужны заявки из колонии, куда попало отправить нельзя – мест может не быть. После апелляции люди могут несколько месяцев находиться в СИЗО – так можно успеть обратиться за условно-досрочным освобождением.

17:05. «Следующая инстанция после апелляции — кассация, адвокаты будут обращаться в президиум Городского суда. Также важно отметить, что после апелляции приговор сразу вступает в законную силу — отстрочить приговор не получится» — это слова юриста.

17:00. Кириллу — 1 год 6 месяцев в колонии общего режима. Александру — 1 год 6 месяцев. Мамаеву — 1 год и 5 месяцев. Протасовицкому — 1 год и 5 мес. У всех — исправительная колония общего режима. Мера пресечения — без изменений.

16:50. Начинают оглашать.

16:40. Около здания судя проходят две женщины
— А что это тут камер столько? — одна другую спрашивает
— Да футболистов тут судят! Вот народ и собрался. На футболистов

16:23. Запускают народ обратно в зал суда.

15:55. Судебная коллегия удаляется в совещательную комнату для вынесения решения.

15:52. Последнее слово.

Кирилл: — Хотелось бы домой. Благодарю всех людей, которые писали письма и поддерживали.

Александр: — Вот вы сказали про улыбку. Я недавно общался с человеком, который убил по неосторожности. Ему дали год и четыре, у меня — год и шесть. Как тут не улыбаться? Ещё раз хочу всех поблагодарить за поддержку. Мы получали много писем от неравнодушных людей.

Мамаев: — Все сказали правильно, что мы перед всеми извинились, всё сделали. То, что мы улыбаемся… Мы приезжаем на заседание в хорошем настроении, а потом пишут, что мы не исправились. Из этой ситуации нужно выходить с добром. Нам много писем писали, всем спасибо. Всем родным, близким — в первую очередь супруге — огромное спасибо. Не плакать же нам… Если выйдем, будем безмерно счастливы.

Протасовицкий: — Сказали уже больше, чем хотелось. Ещё раз поблагодарю всех за поддержку. Многие люди не остались равнодушны и адекватно оценивают эту ситуацию.

15:51. Судья — Кириллу
— А почему вы улыбаетесь? Весь процесс.
— Он позитивный человек, — бросил кто-то из камеры
Кирилл: Хотелось бы домой. Благодарю всех людей, которые писали письма и поддерживали

15:50. Протасовицкий:

«Всё, что говорили мы и наши защитники, подкреплено фактами и видео. Но суд всё время отдаёт предпочтением не нашим словам. Наши показания ни разу за весь процесс не были изменены, каждый из нас признал вину, где она есть, каждый извинился перед потерпевшими. Что касается меня в этой ситуации, в эпизоде с Соловчуком я признал свои два удара и раскаиваюсь. По второму эпизоду совсем не понимаю, в чем заключается смысл правосудия. Я удержал Гайсина, когда он агрессивно действовал в сторону Мамаева. По большому счёту, я предотвратил конфликт. Если бы мои действия были бы направлены на причинение боли, мы бы с ним потом не разговаривали. А статья 213… Это какой-то произвол. В моих руках не было ничего, что можно назвать оружием.
Хотелось бы надеяться, что ваше решение будет справедливым. За эти месяцы мы справедливости ни разу не видели.

Хочется поблагодарить всех, кто не остался неравнодушным к этой ситуации.

15:45. Павел Мамаев:

«Если честно, радость на душе, что процесс этот заканчивается. Все устали от этого всего. Не хочется ничего просить — устали. Нужна какая-то логика во всех действиях. Да, мы совершили преступление, но 8 в СИЗО — это более чем достаточно. Любой человек скажет, что здесь нет 213 статьи. Не представляете себе, сколько нам писем в СИЗО пришло от абсолютно нейтральных юристов и адвокатов, которые говорят, что всему есть предел.

Мы сами в этом виноваты. Каждый осознал свою ошибку, каждый сделал определённый вывод. Как бы странно это не звучало, но это был сложный жизненный этап. Что касается поездки в лагерь, то мы, конечно, поедем, если вы примете такое решение, но гораздо больше пользы мы принесём на свободе: поможем детям, людям с заболеваниями. Это всё есть в материалах дела. Но почему-то обычная мужская драка все это перечеркнула. Это не оправдание — повторюсь.

Хотел бы поблагодарить всех людей, которые на протяжении всего этого времени нас поддерживали. Тех людей, которые провели 20 с чем-то заседаний. Это приятно. Но хочется домой, ваша честь.

Сегодня жена с детьми пришла, но им сюда нельзя. К ним хочется — их надо воспитывать. Ошибки, которые мы совершили, и им будут уроком. Ваша честь, как решите, но честно, очень хочется домой».

15:40. Александр Кокорин: «Не знаю, с чего начать. Хотелось бы попросить вас и журналистов дать увидеть родителей, семью. Нет смысла рассказывать, как всё происходило на протяжении восьми месяцев. Если есть возможность дать шанс показать, что мы не преступники, дайте его. Хотелось бы справедливости и гуманности. Мы прошли этот путь достойно. Все свои показания, начиная с первого заседания, мы не меняли, помогали следствию. Всё, что есть, все доказательства, показания свидетелей — это есть. Тут по десять человек говорило одно и то же, а нам говорят, что на чёрном мы совершили белое.

Мы в этом деле сколько времени уже разбираемся, а Соловчук поменял свои показания уже три раза. «Ну, может быть ошибся», а мы сидим и разбираем. Хотелось бы справедливости. И выйти, конечно, наконец".

15:35. Кирилл Кокорин: «Ваша честь. Ну… поддерживаю защиту, мне даже особо нечего добавить. Пару моментов мне интересно с точки зрения логики, а не юриспруденции. Судья меня сначала оправдывает, но наказание не меняет. Второй момент — про этап. Я занимался спортом, ребята тоже. Чем мы опасны обществу? Что полезного мы можем сделать в лагере, чего не можем сделать на воле? Почему нельзя дать условный срок. Хотелось бы как можно скорее выйти. Чтобы играть, тренироваться — может, не на таком уровне, всё-таки время прошло. Я не думаю, что необходимо нас отправлять в лагерь. Будем отталкиваться от решения суда. Хотелось бы, чтобы оно было положительное».

15:28. Дальше Бушманов. Как и коллеги, он считает выводы суда необоснованными. Также он отрицает квалификацию по 213 статье.

15:20. «Они наказали себя уже дальше некуда, выше крыши. Для моего подзащитного большая беда — немолодые, больные родители, маленький ребёнок. Для Саши Кокорина — здоровье. В чём смысл их дальнейшего содержания под стражей? Зачем отправлять их по этапу? Это опять удовлетворит чьи-то амбиции?
Убедительно прошу суд принять не только справедливое решение, но и гуманное. Этот полугодовой спектакль должен прийти к концу".

15:15. «Не будь там Пака, никогда бы в жизни это дело никто бы не завёл. Спонтанные мордобои часто бывают».

15:05 Адвокат Прилипко берёт слово:

Говорит, что по первому эпизоду Протасовицкий должен быть оправдан. Как, в целом, и по статье 213.

«Сам Пак, очень агрессивно настроенный человек, не предъявлял к моему подзащитному никаких претензий. Даже он. Говорить о 213 статье нет никаких оснований», — говорит Прилипко.

«Он поднялся из-за стола, — нехотя и лениво — чтобы предотвратить эскалацию конфликта. Уже после того, как к Паку и Гайсину пошёл Мамаев. Всё. На этом мизансцена заканчивается — как и весь конфликт. На видео видно, что Гайсин и Протасовицкий обмениваются рукопожатиями перед тем, как компания ушла».

14:55. Продолжаем.

14:12. На этой оптимистичной ноте объявляется перерыв. Есть ощущение, что сегодня надолго.

14:10. «Не просто так Кокорину дали звание чемпиона России, когда он был в СИЗО. Какой резон его отправлять сейчас на зону?»

14:08. Адвокат наезжает на журналистов, судья защищает. Что творится в этом мире?

14:05. Стукалова снова говорит о том, какой Кокорин хороший человек, о его заслугах и добрых поступках.

«Если бы не социальный статус наших подзащитных, то всё было бы по-другому. Зачем вы, журналисты, всё это писали? Прокручивали это по всем федеральных каналам?"

Судья попросила не обвинять журналистов, а говорить по существу.

«Если бы всего этого не было, то всё было бы иначе, скажу ещё раз».

Хочется заметить, что всё было бы иначе, если бы Кокорин никого не бил стулом по голове.

14:00. Ромашов говорит про заслуги Кокорина, про его операцию и больную ногу. Всё это мы уже слышали.

«Ему ногу электрофорезом сожгли, это как? На зоне вообще врачей не будет. Куда мы его направляем? Прошу суд ограничиться отбытием срока в СИЗО. Либо изменить наказание на колонию поселение».

13:47. Ромашов: «Прошу оправдать моего подзащитного по статье хулиганство. Удар стулом отрицать глупо — всё видно на видео. Но удар указан немного не в той плоскости, как указано в обвинении. Удар был нанесён направо, а не сверху вниз. Пак и Гайсин говорят о шишке, которая была после удара. Но на видео чётко видно, что Пак ни разу не хватается за голову».

13:45. Остальные адвокаты не такие яркие, как Барик.

13:40. Ромашов в целом говорит то, что мы не раз слышали. Вообще нового сегодня мало, а прокурор молчит.

13:30. Ромашов: «Первый эпизод — причинение вреда Соловчуку. Все очевидцы утверждают, что Александр Кокорин не причинял никакого вреда, а, напротив, препятствовал всем остальным. Даже видно на видео, что он за рубашку его оттаскивал. Это подтверждено было на очных ставках».

13:20. «Ладно, я буду заканчивать. Хотел бы обратить внимание, что ни одного дня Кирилл законно не провёл под стражей. Ему нет никакой необходимости и дальше оставаться в местах лишения свободы. Уважаемый суд, я прошу изменить приговор и ограничить срок тем наказанием, которое Кирилл уже отбыл.

Если судебная коллегия не посчитает наши доводы законными, то прошу хотя бы изменить наказание на колонию поселения".

13:12. «Он не отрицает удар — он честный парень. Но только в корпус! Ситуация развивалась не по плану Соловчука. Он-то надеялся, что он один будет решать судьбу уголовного дела. Его противоправные действия очевидны. Была ложь перед работодателем, что он ни оскорбил никого. Получается, что компания, которая прекрасно себя вела весь вечер, беспричинно решила выместить какую-то злость? Ни к кому не лезли, а к Соловчуку решили? Ладно, все всё видели»…

13:08. «Соловчук в своих показаниях говорит, что были удары от Кирилла в корпус. Удар повлёк боль и звук какой-то — нос, видимо, хрустнул, но удар этот был не Кирилла. Ни одного удара в голову от него не было. Единственное доказательство, на котором суд основывает свой вывод, это фототаблица. Никакой критики не выдерживает этот документ! Там ничего не видно. Ни-че-го. Невозможно оценить это как факт удара Кириллом по голове Соловчука".

13:06. Барик снова про гандбол начал говорить. Про мышечную массу тоже упомянул. «Отлетает голова Павла Мамаева, как гандбольный мяч», — добавил он.

Куда отлетает? Зачем? Дался ему этот гандбол.

13:05. «Все абсолютно искренне спрашивают у человека о причинах прозвучавших оскорблений. Соловчук себя очень уверенно чувствует себя в компании легковесов. Мог же он им сказать: „Пошли отсюда“. И уехать. Но нет. Он встаёт в пол-оборота к камере — оператор бы его поблагодарил бы за такое.

Только вот его еле-еле слышно. Но видно, что он не отрицает факт оскорбления, говоря, что это его ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ. Ребята растерялись. Не знали, что им делать, наивно полагая, что человек извинится. Ошарашены были. Не ожидали такого поворота событий. А Соловчук провоцировал конфликт! Мы все с вами понимаем язык тела. Так вот у него он был агрессивным и провокационным".

13:00. Барик продолжает: «Поздняковиене абсолютно точно, в деталях помнит всю ситуацию. Она вышла на улицу, села не туда, завязался диалог, в ходе которого по непонятным ей причинам прозвучало оскорбление. Она вышла — не хотела никому ничего рассказывать — пока Павел ей в четвёртый раз не пригрозил ей, что они с ней поругаются. Она пояснила. Что видим потом на видео? Я бы рекомендовал членам коллегии его тоже посмотреть. Ещё не появившись в кадре, звучит голос: „Братан, а ты почему Кокорина петухом назвал?!“

12:57. Барик: «Очень приятно видеть такое живое, яркое выступление гособвинителя! Хотелось бы поблагодарить за такое желание разобраться в ситуации. Подкупает заинтересованная позиция обвинителя. Отдельно хотел бы поблагодарить за то, что озвучены нормы закона.

Мы все знаем русский язык, можем формулировать из слов предложения. Но в них них должна быть логика и обоснованный вывод. По эпизодам пойдём. Я считаю, что выводы суда не основаны на доказательствах, которые собраны по делу. В приговоре не указано, на каких основаниях суд отдал те или предпочтения. Слова не звучат разумно или логично. Мы не компьютер, мы не УПК, мы можем уличить отсутствие логики.

По доказательствам, которые безосновательно были истолкованы в приговоре. 116 чудесным образом отпала, а 213 не отпала. Что касается Соловчука, по этому эпизоду были допрошены свидетели. Каждый раз выяснялось, что показания в протоколе не совсем те, какие были изначально".

12:53. В общем, прокурор просит всё то же самое для всех осуждённых, что уже и есть. Без каких-либо смягчений.

Кокорину К.К — 1 год 6 месяцев колонии общего режима, признать невиновным по статье 116.
Кокорину А.А. — 1 год и 6 месяцев колонии общего режима.
Мамаеву П.К. 1 год и 5 месяцев колонии общего режима.
Протасовицкому А.С. — 1 год и 5 месяцев колонии общего режима.

Даты задержания:
с 11.10.18 — Кокорин К и Протасовицкий
с 10.10.18 — Кокорин А и Мамаев

С этого момента день считается за полтора.

12:49. Простите за маленькую паузу. На всех приступ кашля напал. Продолжаем.

12:43. Ещё прокурор. Внимание, сейчас будет очень эпично.

«Считаю, что справедливо указаны отягчающие обстоятельства у каждого осужденного. Правосудие должно быть свободным! Суд у нас не-за-ви-сим».

12:43. Опять прокурор.

«Я обращаю внимание судебной коллегии и участников процесса на содержание протокола заседания. Суд первой инстанции допросил более 30 свидетелей, были исследованы письменные материалы уголовного дела, допрошены потерпевшие. Сторона защиты не была лишена возможности указывать в полном объёме свои доказательства. Те показания, которые дал сегодня специалист, не могут коренным образом подорвать решение суда. Они носят вероятностный и субъективный характер.

Считаю, что фактов для решения суда первой инстанции хватает. Таким образом, почему мы должны не верить, что суд пришёл к неправильному решению? Все было оценено, рассмотрено и подробно расписано.

Существенных нарушений процессуального закона судом не допущено. Процедура судопроизводства соблюдена. Отступлений от правил не был".

12:40. Прокурор Зверева: «Не могу согласиться с доводами стороны защиты, потому что сторона подвергает сомнению выводы суда первой инстанции. Мои оппоненты по своему усмотрению трактуют показания свидетелей и потерпевших, выделяя удобные им моменты. Подвергать выводы суда можно лишь в строгих, ограниченных случаях. Например, если суд не учёл определённые доказательства».

Очень символичная фамилия у прокурора. У предыдущей была фамилия Тарасова.

12:35. Дополнений к судебному следствию ни у кого нет. Его объявили законченным, дальше — прения сторон. Эксперт был только один. И очень крутой.

12:35. Возвращаемся к Пичурину.

— К каким результатам вы пришли?
— На видеоматериале был конфликт между мужчинами номер 1 (мужчина в белой шапке) и номер 2 (мужчина полного телосложения). Было физическое воздействие мужчины номер 2 на номер 1 правой рукой.

— Короче, Соловчук ударил Мамаева?
— Границы этого конфликта мне неизвестны. Мне просто поступил видеофайл от руководителя бюро «Версия» с просьбой провести экспертизу.

Пичурин покидает заседание. Ну так себе экспертиза. Её мог любой провести в общем-то.

12:33. Минутка чёрного юмора из комментариев к статье. Простите.

3jlou:
— Ставлю сотку, что если Кокорин вернётся к футболу, то голы свои он будет праздновать с руками за спиной.

portstar:
— А может в позе Леонова из «Джентельмены удачи», когда он в тюрьме кому-то хотел моргалы выколоть.

12:30. Бушманов начинает допрос, спрашивает про исследование. «Изучение видеоматериалов и выполнение пошаговой раскадровки, после чего нужно было составить комментарий», — говорит Пичурин.

Непонятно другое. Зачем это сейчас? То есть вот реально, если выяснится, что Пак реально назвал их словом на букву «у», от этого как-то и что-то может измениться?

12:26. «К нам идёт специалист Пичурин», — пишет Полина Куимова. Немного по-гоголевски прозвучало. Он эксперт-криминалист экспертного бюро «Версия»

12:25. Быстро события разворачиваются. Эта серия будет короче других? Финал сериала, наоборот, должен быть длинным.

12:24. Протасовицкий:

— Хотелось бы впервые за 8 месяцев увидеть, что у нас есть справедливое правосудие.

12:23. Павел Мамаев:

— Ваша честь, мы 8 месяцев чего-то просим. Сейчас уже ничего просить не хочу. Всё происходящее — это позор. Уверен на 1000%, что ничего сегодня не изменится.

12:22. Александр Кокорин:

— Мы просим от судебной коллегии справедливости. Хотелось бы, чтобы вы разобрались во всём, основываясь на уголовном кодексе. Просим справедливости.

12:21. Кирилл Кокорин: «Против прокурора возражаю. Жалобу адвоката поддерживаю.

— Что вы просите от судебной коллегии?
— Хотелось бы выйти.

— Выйти, да?
— Я в юридическом плане не особо силён, но, мне кажется, что хулиганства там не было. Это беспричинное деяние по отношению к обществу.

12:20. Далее адвокат Прилипко: «Весь процесс прокурор доказывала суду, что был предварительный сговор. Относительно моего подзащитного не может быть ни „а“, ни „б“, ни „в“ статьи 213 УК РФ. Наша прокурор не смогла… не смогла опровергнуть ни одного нашего довода. А по поводу жалоб коллег, я их поддерживаю».

12:17. Бушманов выступает: «Никакого процессуального уважения апелляционное представление прокурора не заслуживает. Дело элементарное, и не требует серьёзных юридических познаний. Один момент упущен в приговоре: он касается наших утверждений, что были проигнорирован тот факт, что виновными по 213 статье никого не признавали».

12:14. «У нас одно мнение с адвокатом Ромашовым. Поддерживаю доводы апелляционных жалоб своих коллег. По поводу обращения прокурора, я считаю, что это неправильное применение уголовного закона. Мы наглядно увидели на всех заседаниях, что там не было 213 статьи. Судья словно по Фрейду применила эту статью», — добавила Стукалова.

12:13. Барик не согласился с доводами прокурора Тарасовой. Ромашов обращает внимание, что в доводах апелляционнного представления есть такой оборот, как «нанёс несколько ударов стулом». Адвокат удивлён, откуда это взялось.

«Представление направлено на поддержку незаконного приговора», — сказал он.

12:12. Слово предоставили прокурору. Она в полном объёме поддерживает доводы апелляционного представления, но не соглашается со всеми доводами апелляционнных жалоб.

12:10. Видео из зала суда.

12:05. Кстати, именно специалист, которого будут скоро допрашивать проводил сурдэкспертизу. Ту самую, где по видео определяли, называл ли Пак ребят словом на букву «у».

12:00. Указано, что Кокорин стал чемпионом России по футболу и «Зенит» ходатайствует о его возвращении в команду.

11:52. Пока можете фоточки посмотреть.

11:50. Зачитывают апелляционные жалобы адвокатов.

11:41. Маленький опрос.

Проголосовать можно по ссылке.

11:38. Одна из судей зачитывает приговоры осуждённых. Если вдруг забыли: братья Кокорины — 1 год и 6 месяцев колонии общего режима, Мамаев и Протасовицкий — 1 год и 5 месяцев.

11:35. Также в зале суда присутствует уполномоченный по правам человека. Отсутствуют потерпевшие. Судья говорит, что с ними связались по телефону, и они выразили нежелание участвовать в заседании.

11:32. Пришёл специалист Пичурин Сергей, который проводил исследование по данному делу в суде первой инстанции, Бушманов попросил его допросить. Прокурор не возражает. Судья ходатайство удовлетворила.

11:28. Алане Мамаевой в зале места не хватило, она в зале трансляций. Или из-за детей могли не пустить.

11:27. Наш судебный обозреватель Полина Куимова работает в зале суда. Про суды она теперь знает всё. Ну и мы теперь подкованные.

11:26. Судебная коллегия Мосгорсуда — судьи Заурбеков, Нудиева, Рыжова. Зачитывают подсудимым права отвода. У подсудимых, защитников и прокурора отводов не имеется.

11:25. Фото из зала суда.

Фото: «Чемпионат»

11:20. Прокурор Тарасова тоже подавала апелляцию, но ее в зале нет. Судьи, кстати, три. Солидно.

11:15. Прилипко на месте. Судебное заседание начинается.

11:05. Заседание суда откладывается. Нет Татьяны Прилипко, адвоката Александра Протасовицкого. А пока остальным адвокатам разрешили пообщаться с подзащитными.

10:55. Алана Мамаева приехала с детьми. Но их скорее всего не пустят — по закону дети до 16 лет не допускаются в зал суда, где рассматриваются уголовные дела. А ведь дети не видели отца с осени.

10:45. Заседание суда начнётся ровно в 11:00. Сегодня в зале суда мы увидим и Мамаева, и Кокориных, и Протасовицкого.

10:30. Здравствуйте! Соскучились по залам суда?

8 мая 2019 года суд приговором подвёл итог бесконечным заседаниям рассмотрения дела Кокорина и Мамаева по существу. До этого на протяжение месяца подсудимые, их адвокаты, свидетели, прокурор и журналисты регулярно собирались и слушали новые и новые подробности того, как футболисты «Зенита» и «Краснодара» в компании друзей провели самую яркую (из публичных) ночь своей жизни.

В какой-то момент было ощущение, что итоговый приговор будет составлен так, что все четверо обвиняемых в итоге будут освобождены из зала суда. Нет. Александру Протасовицкому дали 1 год и 5 месяцев колонии общего режима, трем его друзьям по 1 году 6 месяцам колонии.

На данный момент все четверо до колонии не добрались и не пробыли там ни дня. Они продолжают находиться в СИЗО, потому что подали апелляцию на решение суда. День в СИЗО, кстати, оценивается в 1,5 дня колонии общего режима. Так что после оглашения первоначального приговора смысл нахождения в изоляторе только вырос.

Все подробности.

Кокорин и Мамаев опять в новостных лентах. Сегодня апелляция
Есть шанс на изменение приговора.

А вот тут — мнение юриста.

Чего ждать от апелляций по делу Кокорина — Мамаева. Все подробности
Долго ли ждать решения? Помогут ли Путин и ЕСПЧ? Апелляции реально помогают? И при чём тут «Болотное дело»? Отвечает юрист.
Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент