Ари. «Краснодар»
Дмитрий Егоров
«Я — русский». Интервью с Ари – первым темнокожим игроком в истории сборной
Форвард «Краснодара» водит детей на «Бессмертный полк», спасает людей и прямо говорит о критике и расизме.
Футбол / РПЛ 0

В феврале 2010 года бразилец Ари перешёл в московский «Спартак». С того времени он провёл 269 матчей за три клуба РПЛ, получил гражданство и сыграл за сборную Станислава Черчесова. На сборе «Краснодара» в Австрии мы поговорили с ним о жизни в России.

«Раньше не понимал, зачем в России военный парад»

Весной Ари сделал одну из самых крутых футбольных татуировок в РПЛ, превратив свою спину в карту жизненного пути из Бразилии в Россию с промежуточными точками в Швеции и Голландии.

Фото: instagram.com/ari_gol1000

— Что для вас означает каждая из стран?
— Бразилия – моя родина. Там было не самое простое, но счастливое детство (маленькому Ари приходилось торговать фруктами и работать на стройке, чтобы помочь маме. — Прим. «Чемпионата»). Там практически с пляжа я попал в команду, которая меня нашла и раскрыла. Потом провёл первый матч в чемпионате Бразилии.

Швеция стала окном в Европу. Там я открыл для себя новую жизнь, стал лучшим бомбардиром чемпионата.

В Голландии вырос как мужчина и футболист, работал с сильными тренерами (один из них – Луи ван Гал), взял первый трофей с «АЗ».

А Россия и Краснодар – просто мой второй дом. Со «Спартаком» играл в ЛЧ, с «Локо» победил в Кубке и чемпионате, с «Краснодаром» ещё многого добьюсь. Если говорить честно, то чувствую, что я – русский. И очень горд, что получил паспорт и дебютировал в сборной. Если бы 10 лет назад кто-то придумал для меня такой сценарий, то я сказал бы, что этот человек сошёл с ума. Но жизнь повернулась так, что именно в России я счастлив и здесь сбываются мои мечты.

— Что для вас – ощущать себя русским?
— Любить страну, уважать её историю, помогать людям. Я вот отмечаю национальные праздники: День России, День Победы. Когда только приехал сюда, не понимал, почему люди выходят на военные парады. Но потом узнал, какой подвиг совершил народ, как много людей погибло, так что теперь 9 мая для меня – один из главных дней в году. Стараюсь ходить на «Бессмертный полк». Понятно, что у меня нет фотографии воевавших родственников, но я просто сажаю дочку (два ребёнка Ари, родившихся в Бразилии, в последние годы учились на родине) на шею, чтобы она всё видела и тоже понимала, как этот день важен, как геройски проявил себя русский народ.

«Было страшно, что машина может взорваться»

— Когда вы говорите о помощи людям, то в голову сразу приходит история с ДТП. Можете ещё раз рассказать её?
— Был матч «Локомотива» с «Арсеналом» в Туле. На обратном пути мы с Фарфаном попросили у клуба машину, чтобы пораньше добраться до Москвы. Ехали по трассе всего минут десять и увидели аварию. Одна машина сильно дымилась, вторая просто превратилась в гармошку. Было страшно, что сейчас что-то может взорваться, но тут же среагировали и побежали вытаскивать людей. Других мыслей тогда вообще не было. Мужчина в одном автомобиле был сдавлен, во втором одна женщина потеряла сознание, а другая не могла выбраться, потому что была беременна. Мы начали вырывать двери, чтобы их поскорее достать. У нас получилось, все в итоге выжили.

— Вы общаетесь с кем-то из участников той аварии?
— Нет. Мы помогли, дождались скорой и уехали. И я не говорю, что мы сделали что-то особенное. Любой другой русский человек поступил бы на нашем месте так же. Вообще, нам в «Краснодаре» всегда объясняют, как важно помогать людям. Например, если мы получаем штрафы, то тренер говорит, что деньги лучше отдавать тем, кому они нужны. Были случаи с детьми сотрудников, которым нужны операции.

— Вы помогали бразильским детям. Продолжаете?
— Конечно. По-прежнему содержу футбольную команду, хочу со временем сделать академию. Никто не говорил и, надеюсь, не скажет, что я забыл или предал свою родину. Когда я сыграл за сборную России, то получил сообщения чуть ли не от всего города: писали родственники, друзья, люди из клубов, где я играл. Это было очень важно для меня. Значит, я сделал правильный выбор.

Фото: fckrasnodar.ru

«Называйте меня любимой шоколадкой — это не расизм»

— В России против вашего вызов в сборную выступали известные футболисты: Погребняк, Павлюченко. Вы помирились с ними?
— Нет. Но я был бы счастлив как-то пообщаться лично. Люди иногда ошибаются, говорят что-то обидное, но всегда можно по-доброму объясниться друг с другом, а не делая заявления через прессу.

— Но тот же Павлюченко говорил о том, что не вызвал бы Ари в сборную из-за драки с вашим участием в финале Кубка России.
— Но я ведь извинился за тот случай. Мне стыдно. Понимаю, что футбол смотрят дети, что мы должны быть для них примером и что на поле нельзя размахивать кулаками. Как я говорил, люди иногда совершают ошибки.

— Вам не кажется, что проблема нетерпимости к цвету кожи в России скорее из-за отсутствия информации и образовательных программ, в том числе с вашим участием?
— Как по мне, то Россия – это часть Европы и страна с довольно образованными людьми. И если раньше происходило много вещей, связанных с расизмом, то сегодня их практически нет.

— А что для вас означает слово «расизм»?
— Да всё просто: это когда ты не уважаешь другого человека из-за цвета кожи и некорректно относишься к людям другой нации.

— Уточню: если кто-то называет вас шоколадкой — это расизм?
— Если злобно или с пренебрежением – то да. А если с любовью или в шутку, то это, конечно, к расизму отношения не имеет. Если скажут: «Ты – моя шоколадка» или «Ты – моя горилла» — то проблем нет.

Высказывания Погребняка — расизм?
Нападающего «Урала» могут дисквалифицировать. Мнения «Урала», FARE, экспертов и читателей на этот счет.

— В прошлом году так попал Георгия Джикия из «Спартака». Он снял «сториз» с улыбающимися бразильцами, сказав: «Вот как шоколадки тают на солнце», а после этого британские СМИ раздули скандал.
— Никакого скандала. Всё нормально – игроки же говорили как друзья.

— А когда с трибун кричат: «Зачем российской сборной обезьяна» — это расизм?
— А вот это со зла, это неприятно. Но в России, повторюсь, проблем практически не осталось. Я получал большую поддержку, когда был вызван в сборную.

— Когда Холли Берри завоевала «Оскар» за лучшую женскую роль, то заявила, что для неё важно стать первой афроамериканской женщиной, получившей эту награду. Для вас важно было стать первым темнокожим игроком сборной России?
— Наверное, да, важно. Но намного больше я горжусь тем, что заслужил вызов своей игрой. Цвет кожи тут не на первом месте. Главное – футбол, который я показываю.

«Мусаев – крутой. Это лучший «Краснодар» за всё время

— Вам 34. Вы продолжаете прогрессировать?
— Я стал сильнее, это точно. И всё потому что я впервые вижу настолько хорошую атмосферу в коллективе, которая сложилась у нас в «Краснодаре». Теперь моя новая мечта – пройти как можно дальше в Лиге чемпионов, ведь город и люди заслужили матчи с топ-клубами.

— Но ещё полтора года назад вы говорили, что в «Краснодар» не вернётесь.
— Это всё из-за Шалимова. Была обида именно на него, поэтому так и сказал. Он не верил в меня как в футболиста, и я очень расстраивался.

— Но тогда шли слухи о том, что вы саботируете тренировки, разлагаете коллектив.
— Полный бред. Расскажу, как всё было. Когда Фёдор Смолов только начинал играть в основе, он занимал позицию левого или правого вингера и только потом стал центральным форвардом. В то время я тоже был в очень хорошей форме и надеялся получить получить шанс хотя бы на флангах. Но тренер не обращал на меня внимания. А когда я всё-таки провёл с ним две беседы, то Шалимов прямо сказал, что другие футболисты лучше меня. И вот тогда я заявил, что хочу уйти.

Ари: родственники плакали, когда я получил вызов в сборную России
Ари – о дебюте в сборной, конфликте с Павлюченко и вере в Путина.

— И перестали работать на тренировках?
— Такого никогда не было. Подойдите к любому игроку и спросите, кто делает атмосферу в команде, – уверен, они назовут меня. И со Смоловым у меня не могло быть никакого недопонимания. Например, перед прошлым сезоном я подошёл к нему и сказал, что в новом сезоне мы должны стать семьёй и делать всё иначе. Привёл ему пример чемпионского «Локомотива», где всегда были командные ужины, мероприятия. И Смолов, как капитан, такие встречи начал организовывать, сейчас они продолжились. У нас в команде правда семья.

— Какую роль в коллективе играет тренер? Он же всего на пару лет старше вас.
— Я всегда уважаю тех, кто стоит надо мной. И так как Мусаев меня тоже уважает, то я уважаю его вдвойне. И сейчас нет разницы, играл ли он когда-то в футбол, потому что наш тренер всю жизнь учился, у него огромные знания. А та форма, в которой он общается с игроками, вызывает уважение. Вот недавно была забавная история. Мусаев мне дал штраф за опоздание на тренировку, а я ему сказал: «Забью гол, и вы отмените штраф, ок»? Он ответил: «Без проблем». В итоге всё так и случилось. Это очень правильно, тренер должен знать подход к каждому игроку.

— Вы же продолжаете затыкать разные позиции.
— Так у нас нет такого, чтобы кто-то был приклеен к одному месту. Если я с разрешения тренера из центра смещаюсь на фланг и получаю мяч там, то тот же Классон или Вандерсон занимают моё место. У нас всё взаимозаменяемо. Я стал более командным футболистом благодаря Мусаеву и лучше понимаю футбол. Он — крутой тренер. Мудрый, как Сёмин, хотя Мусаеву всего 35.

«Кононов может принести топ-результат «Спартаку»

— Почему вы выделяете Сёмина?
— Он о-о-очень умный. Ты его никогда не перехитришь. Он видит человека насквозь, знает его настроение. Может внезапно выгнать с тренировки и сказать: «Вижу, что ты не хочешь работать. Иди, отдыхай, но если не покажешь себя в игре – тебе конец». И почему-то ты выходишь — и показываешь. Можно смеяться на тем, как он путал Фарфана с Форланом – мы реально ржали всей командой, — но ведь то, что «Локомотив» выиграл, было именно при Сёмине. Он – настоящая легенда.

— В четверг вы играете против «Спартака» Кононова. Что скажете об этом тренере?
— Очень хороший человек. Кононов очень любил работать с бразильцами, ему было с нами комфортно. Я уверен, что если в команде будет хорошая атмосфера, то клуб с ним может добиться топовых результатов.

— Кого из тренеров ещё выделите?
— Черчесова. Он сказал, что хотел взять меня в «Спартак» в те времена, когда был там главным. Тоже очень умный человек. В сборной всё построено на дисциплине, уважении и тактике. Каждое движение игроков точно просчитано. И, на мой взгляд, тренер дал все знания, чтобы мы успешно сыграли со Швецией. Но немного не получилось.

— А как вам молодой Чалов?
— Фёдор – лучший бомбардир чемпионата, и этим всё сказано. Но он не должен останавливаться, потому ещё может добиться прогресса.

— Но вы оставляете сборную России молодёжи или всё ещё хотите в неё вернуться?
— Конечно, хочу вернуться. Надеюсь, мы так успешно сыграем с «Краснодаром» в Лиге чемпионов, что я заслужу вызова Черчесова. Будьте уверены, что и в 40 лет увидите меня в РПЛ в отличной форме.

— Это значит, что вы собираетесь остаться в России?
— Я чувствую себя русским и думаю, что Россия меня уже никогда не отпустит.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент