Шалимов: мне было послано испытание
Фото: Елизавета Кирсанова, "Чемпионат.ру"
Текст: Еженедельник "Футбол"

Шалимов: мне было послано испытание

Игорь Шалимов рассказал еженедельнику "Футбол" о ситуации в отечественном тренерском цехе, женской сборной России по футболу и мечте тренировать московский "Спартак".
21 августа 2009, пятница. 20:10. Футбол

Впервые за последние восемь лет женская сборная России по футболу вышла в финальный турнир чемпионата Европы, который начинается в ближайший понедельник в Финляндии. Руководит командой некогда очень интересный футболист Игорь Шалимов. Он с успехом играл в московском «Спартаке», потом уехал в Италию, где в первом же сезоне стал лучшим новичком года, перешел из провинциальной «Фоджи» в знаменитый «Интер». А потом что-то не сложилось, и он, поколесив по иностранным городам и весям, вернулся в Россию. В 33 года его пригласили в «Уралан» – клуб Премьер-Лиги. Не игроком – тренером. Он пошел, но через год подал в отставку и пропал из футбола на несколько лет…

Мы на красный ходим. Немец встанет и будет стоять, даже если светофор сломается. Час простоит, пока светофор не починят. Мы ждать не будем, перейдем дорогу. Посмотрим: машин нет – и перейдем.

«О каком наследии мы говорим...»

Шалимов не любит оглядываться назад, полагая, видимо, что современная жизнь диктует свои правила поведения и правила игры. Его нигилизм в разговоре порой даже настораживал, но, с другой стороны, он поступает так, как хочет поступать, и пытается жить исходя из своего видения мира. Что из этого получится применительно к его новой работе – судить пока рано.

— Вот вы спрашиваете, не интересен ли нам опыт, накопленный немками, скандинавками. Отвечаю: не нужен. Мы играем по-другому. Мы физически не такие мощные, зато более техничные. Да и менталитет у нас совсем другой.

— Какой?
— А мы на красный ходим. Немец встанет и будет стоять, даже если светофор сломается. Час простоит, пока светофор не починят. Мы ждать не будем, перейдем дорогу. Посмотрим: машин нет – и перейдем. Так что нам нужно только своё. И дух победный, и история России, которую никто никогда не завоёвывал. У нас другие девчонки.

— Ну есть же какой-то тренерский опыт, конспекты в конце концов.
— Конспекты… Вся Украина работает по конспектам Лобановского и что? Переписали, сидят и думают, что они теперь все выиграют? Да по этим конспектам мог работать только сам Лобановский. Если уж тебе дано стать хорошим тренером, делай все так, как ты чувствуешь.

— А то, что сейчас происходит у нас в тренерском цехе, вас интересует?
— Там происходит то, что и должно происходить: смена поколений. От этого мы никуда не уйдем. Была своя школа, советская. Но тот футбол уже ушел. То, что делали Романцев или Бесков, – вчерашний день. При всем уважении к этим людям.

— А как же наследие?
— Наследие чего? Есть новые системы, новые взгляды на футбол. Со временем ты получаешь все больше и больше новой информации. Ты ее перерабатываешь и выходишь на какие-то другие вещи. Это нормально. Футбол идет вперед, от этого никуда не денешься. Какое бы наследие ни было. А если ты со временем не идешь… Вот Лобановский со временем шёл. Он и в 70-е выигрывал, и в 80-е, и в 90-е, когда чудом не попал в финал Лиги чемпионов. Был современен на протяжении очень большого количества времени.

— А те, кто поиграл только в нынешнем российском чемпионате, не выступая за иностранные клубы, могут быть современны, успешны как тренеры?
— Они имеют намного меньше информации. Вот у Карпина, например, с его богатым испанским опытом информации значительно больше. Люди, становящиеся главными тренерами или генеральными директорами в клубах, на мой взгляд, должны пройти испытание славой и медными трубами, чтобы у них, грубо говоря, не снесло крышу. Этот человек должен быть абсолютно независим от денег. Чтобы у него была цель не цепляться за работу, а работать. Тогда у него будет шанс правильно поставить себя в отношениях с руководством.

— Но тренер в современных условиях все равно очень зависимый человек. И прежде всего от результата.
— Есть три составляющие результата.

Вот Лобановский со временем шёл. Он и в 70-е выигрывал, и в 80-е, и в 90-е, когда чудом не попал в финал Лиги чемпионов. Был современен на протяжении очень большого количества времени.

Первая – максимально хорошая организация клуба, вторая – уровень игроков, третья – уровень тренера. Хотя тренера и игроков можно в принципе поменять местами. Если игроки классом ниже, то тренер в команде имеет большее значение. Но организация дела в клубе всегда должна быть на первом месте. Если там бардак, то какого бы ты тренера ни взял, ты ничего и никогда не выиграешь. Примеров — миллион. «Интер», который пятнадцать лет не мог ничего завоевать, потому что внутри клуба происходило непонятно что. Тот же «Спартак»… Руководителями должны быть спортивные люди. Нефутбольный человек многие вещи просто не увидит и никогда не оценит их важности. Они подчас очень мелкие, но их бывает очень много. Карпин, с которым я общаюсь, полгода работал генеральным директором. И он уверен: полгода – достаточный срок для того, чтобы все наладить. Но должны быть полномочия.

— Из Карпина может получиться главный тренер?
— Не знаю. Когда мы с ним по тактике разговариваем, он выглядит совершенно адекватным человеком. В клубе до него был бардак. Он пришёл и все наладил. Там игроков-то своих в лицо не знали. Как так можно?

«Реально завёлся на женской теме»

На футбольном поле Игорь Шалимов был техничен и элегантен. В обыденной жизни – неординарен, нередко совершая поступки, сразу же вызывавшие бурю эмоций в кругах не только футбольных. Знаменитое «письмо четырнадцати» футболистов по поводу ситуации в сборной страны накануне поездки на чемпионат мира в США, двухгодичная международная дисквалификация в Италии за найденную в крови большую дозу запрещенного нандролона, роман с Оксаной Робски, о которой взахлеб писали в светских хрониках. Я только намекнул Шалимову: наверное, есть смысл вспомнить и об этой стороне его жизни. Но он только ухмыльнулся:

— Давайте не будем касаться прошлых историй. Что сейчас говорить о том письме, например, когда прошло так много времени? О чем-нибудь другом…

— Хорошо. После того как вы ушли из «Уралана», вас в футболе не было слышно пять лет. Чем занимались?
— В принципе – ничем. В ВШТ год учился, футбол смотрел, анализировал. Ездил в Италию, в «Интер».

— Мне показалось, что вы обижены на «Интер».
— Я – на «Интер»? Нет. Наоборот, я говорю спасибо этому клубу. Все, что у меня происходило до 35 лет, я расцениваю как посланное мне испытание. Чтобы понять: кто я? А жалеть о том, что произошло, не надо никогда. Все решения, которые принимались на тот момент, были моими. Других я принять не мог. А то, что получилось?.. Может, ты думаешь или считаешь, что это плохо, а на самом деле – только отвело от каких-то других непонятных историй.

— А что осталось в памяти от следующих команд?
— Все они – это восстановление после взлета, который у меня случился в первый итальянский год: «Фоджа», «Интер»… Потом произошло падение, которое психологически всегда очень тяжело пережить. После «Интера» я удовлетворения от футбола не получал. Постоянно думал, что это не мой уровень, и сравнивал с теми играми, в которых был на пике. Последние лет пять просто играл в футбол. Да, может быть, я не смог удержать тот уровень, на который попал. Но слишком уж большие перемены произошли вокруг. Я вырос в Советском Союзе, потом уехал в другую жизнь, где поначалу все складывалось прекрасно. В «Фодже» лучший новичок года, потом переход в «Интер». Вот там я, может быть, чуть-чуть поплыл… На высокий уровень попал, а удержаться не смог. Стабильности не хватило, наверное.

— Правда ли, что у вас есть несбыточная, по вашему же мнению, мечта: тренировать «Спартак»?
— Или тренировать «Спартак», или ничего не делать? Наверное, так все и было бы. Но вот тут появилась женская тема. В ней я готов остаться и на 10, и на 15 лет. Мне здесь очень интересно, я увидел плоды своей работы. Настолько все делается от души… Я реально завелся на этой теме. Засыпаю — и то думаю об этом. У меня такого никогда не было. Национальная сборная – гимн, флаг, чемпионаты мира, Европы, Олимпиады. Все условия для работы. Я вижу здесь огромный потенциал. И в довершение ко всему – я в футболе. А это самое важное. Это та жизнь, которая дает тебе возможность каждый день ставить какие-то новые цели. Не знаю только, что с зимней паузой делать. Скучаешь, ждешь четыре месяца, приезжаешь в РФС чего-то делаешь, но хочется того, чем сейчас занимаешься…

Когда мы с Карпиным по тактике разговариваем, он выглядит совершенно адекватным человеком.

— И все же можно несколько вопросов из личной жизни? Действительно вы помогали легендарному Игорю Нетто в последние дни его жизни?
— Игорь Александрович был моим первым тренером. Когда он тяжело заболел, я его долго не мог найти. А когда нашел, мы с Игорем Ефремовым собрались и поехали на дачу, где он жил с братом. Нетто нас не сразу узнал. У него был рассеянный склероз. Я посмотрел – дверь, на которой шестой номер, под этим номером играл. Условий никаких. Ничего нет. Мы подумали и привезли ему телевизор, поставили тарелку «НТВ-Плюс». Потом брат Игоря Александровича написал письмо, что жизнь его поменялась: с утра до вечера футбол смотрит.

— Правда, что вы однажды пожали руку самому Папе?
— В Фодже. Нам организовали встречу с Папой, когда мы играли, по-моему, с «Лацио». Вся команда и мы с Игорем Колывановым встали по стеночке, он обошел нас, познакомился. С нами по-русски поговорил. Поляк все-таки. У меня дома хранится фотография с этой встречи. Она и в книжке моей есть. Ну итальянцы руку ему целовали, а нам что делать? Спросили знающих людей, те говорят: делайте что хотите. Ну мы Папе руку и пожали.

Продолжение читайте в еженедельнике «Футбол» №34 в продаже с 21 августа.

Источник: Еженедельник ФУТБОЛ Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 апреля 2017, вторник
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто станет чемпионом Испании по футболу?
Архив →