Тимофей Калачёв – интервью
Григорий Телингатер
«Первым делом Бердыев закрыл тренировки». Душевное интервью с Калачёвым
Про третью степень артроза, провокацию Моуринью и шутки с Навасом в душе.
Футбол / РПЛ 0

Этим летом карьеру закончил защитник «Ростова» Тимофей Калачёв. Его карьера уникальна. Он не был в топ-клубах, не брал титулы, но всё равно стал легендой. В том числе потому что выступал до 38 лет. Это тем более поразительно для футболиста, который играет на фланге, а значит много бегает. Казалось, он будет носиться по бровке вечно.

– Как шёл внутренний диалог с самим собой?
– Мысли об окончании карьеры отгонял от себя, но они всё равно приходили. Понимал, что момент когда-то настанет. Здоровье подсказывало, что к этому идёт. Хотя до 36 лет спокойно выдерживал нагрузки. Вообще без проблем с восстановлением. А в 37-38 стало тяжелее. После игр мышцы и суставы отходили несколько дней.

– Мешало спать?
– Конечно, ночью чувствовалось – болело, ныло. Затем проходило, но всё равно организм давал сигнал: тело изнашивается. Раньше каждая тренировка в удовольствие, а тут этого уже не было.

РПЛ-2019/2020. Турнирная таблица

РПЛ-2019/2020. Календарь игр

– Василий Березуцкий рассказывал, что в последнее годы практически не тренировался, а только играл.
– Да, опытным игрокам действительно можно меньше тренироваться. Ветераны не выдерживают нагрузки, как молодые. Большие тренеры это учитывают. Божович и Бердыев давали нам поблажки. Убирали какую-то одну серию упражнений на тренировке.

– Когда окончательно определились, что заканчиваете карьеру в конце сезона-2018/19?

– За неделю до последнего тура. У меня была операция на колене, и если бы восстановление не затянулось, то мог бы ещё поиграть. Пообщался с семьёй, с руководством «Ростова» и решил, что матч против «Зенита» – красивое завершение карьеры. Тем более что клуб ориентировался на омоложение состава.

– Общались с Карпиным?
– Да. Сказал ему, что внутри есть желание играть дальше, но в то же время понимаю: достаточно. Карпин ответил, что у него в своё время было такое же ощущение.

– Говорят, профессиональные спортсмены становятся инвалидами после карьеры. Преувеличение?
– Я знаю футболистов, которые закончили играть и нормально себя чувствуют, ничего не беспокоит. А есть те, у кого серьёзные проблемы с суставами, коленями… Я значительно помучился – три операции из-за спорта: две на коленях и один раз ломал голеностоп.

– Как это напоминает о себе после окончания карьеры?
– Не хотел бы жаловаться или плакать, но у меня в голеностопе стоит пластина. Её ещё предстоит достать. Изношенность моих суставов – вторая и третья степень артроза. Но я за этим слежу, всё будет хорошо.

– Видел ролик с прощального матча против «Зенита». Слёзы даже у меня наворачивались.
– Получилось классно. Спасибо руководству и болельщикам. Не до конца знал, что запланировано. Стало сюрпризом, что по фасаду стадиона пустили надпись. Не мог знать, что выбегут фанаты. Они добавили атмосферы. Особенный для меня день выдался. Перед игрой попросил ребят выиграть у «Зенита» ради всех пришедших болельщиков. Попросил не бояться, играть в атаку, и у нас это получилось.

– Завершение карьеры – единственные раз, когда у вас были слёзы на поле?
– Наверное, да. С возрастом стал сентиментальнее. Это были слёзы радости, они у нас не так часто. Как правило, мы плачем по каким-то не очень хорошим поводам. В «Ростове» провёл столько лет… Сохранились тёплые отношения со многими ребятами, в том числе с администраторами, врачами, массажистами и другими сотрудниками. Перед матчем наши повара подарили мне огромный торт.

– Слышал, что вам иногда и в городе делали неожиданные подарки.
– Да, ходили на Центральный рынок. Нам надавали и рыбы, и овощей, и всего. Люди с такой добротой отнеслись. Мне даже стало неудобно, я к такому не привык. С тех пор ни разу больше не ходил на этот рынок. Хотя в кругу семьи постоянно шутим, что пойдём туда за подарками. На самом деле, за последнее время я почувствовал, как сильно в городе любят команду и ждут матчей. Отношение к футболистам поменялось. Где бы я ни появился, меня узнают, благодарят, обнимают, фотографируют. Приятно, конечно.

– Отношение болельщиков изменилось после того, как вы заняли второе место в РПЛ и мощно выступили в еврокубках?
– Да, та аура борьбы за чемпионство и матчи в ЛЧ сплотили нас с болельщиками. Народ с желанием пошёл на новый стадион и рассчитывает на новые победы.

– За счёт чего случился тот прорыв «Ростова»?

– Пришёл классный тренерский штаб, пришли хорошие футболисты. Команда сплотилась. Многим было что доказать. Не только самим себе, но и клубам, в которых в них не поверили. Вопрос желания, плюс народ был голоден до побед. Многие ничего не выигрывали, а тут почувствовали, что вот оно, рядом. Поэтому всё получалось.

– Вам не платили зарплату по полгода, но вы побеждали топ-клубы, где и зарплата стабильная, и стоимость состава в разы выше. Это вообще как?
– С финансированием проблемы были приличные. Ребята понимали, что ситуация решается с помощью бонусов за попадание в Лигу чемпионов.

– Это правда, что «Ростов» осознанно оставил поле рыхлым, когда принимал «Баварию»?
– Нет. Мы тогда лучшие матчи показывали как раз на хорошем газоне, а игроки «Баварии» такого уровня, что они и вообще без газона великолепны. Помню, насколько тогда был холоднющий ветер.

– У меня на том матче пролилась вода и быстро превратилась в лёд.
– Да, дико холодно было. Я ждал, чтобы матч уже закончился. Отмёрзли и руки, и ноги, и всё на свете. Народ надевал лосины, подштанники, повязки на уши. После матча отогревались в душе и Навас шутил: «Всё, заканчиваем с футболом, это невозможно». Особенно мы так говорили друг другу после Лиги чемпионов. Настолько другой уровень, настолько собранным надо быть – это и близко не РПЛ.

– Кафанов рассказал, что в ЛЧ соперники не дают ввести мяч из аута и сохранить владение. На каком участке поля ты бы ни выбрасывал.
– Там очень сильные футболисты при игре один в один. Такая техника, что невозможно забрать мяч у игроков «Баварии». Процент брака нулевой. И при этом всё время играют вперёд, дают тебе за спину. Малейшая потеря концентрации — и всё. Постоянно приходится это учитывать. Потеряешь мяч не в той зоне – накажут. Не вернёшься – накажут. В РПЛ не такие скорости. У нас можно зевнуть один раз, второй, третий, и ничего. А в Мюнхене любая ошибка заканчивалась голом в наши ворота.

– Бердыева не хватало на скамейке?
– Конечно. Его опыт и уверенность чувствуется, когда он рядом. Речь даже не столько о подсказках, их не услышишь при 70 тысячах зрителей. Просто игроки ощущают, если тренера нет на скамейке.

– Что творилось в раздевалке после 0:5 от «Баварии»?
– Был не очень хороший разговор в плане эмоций. Все понимали, что мы обделались. Очень напряжённая обстановка.

– Так понятно же, что вы уступили одной из лучших команд в мире.
– В том и дело, что непонятно. 0:5 – никуда не годится. Да, наверное, лучше не устраивать разбор сразу после матча, но не всегда можно сдержаться.

– В том сезоне вы повздорили с Моуринью. Как это произошло?
– Это всё эмоции. Где-то я вспылил, поддался на небольшую провокацию. После матча Моуринью извинился и поблагодарил, что не сыграю в ответной встрече.

Тимофей Калачёв и Жозе Моуринью

Тимофей Калачёв и Жозе Моуринью

Фото: «Чемпионат»

– Что поменял Бердыев, придя в «Ростов»?
– Первым делом закрыл тренировки. Команда ведь работает в парке, любой мог подойти и посмотреть все тренировки, увидеть, кто в форме, какие наигрываем стандарты и схемы. Понятно, что такого не должно быть. При Бердыеве поле сразу завесили баннерами. Нас фактически не было видно.

– А как это терпели тренеры до Бердыева?
– Думаю, они не ставили так вопрос перед руководством. А он сразу: «Это точно должно быть». Того же сейчас требует Валерий Георгиевич. Сказал, что нужно десять велотренажёров перед тренировкой, – купили. Сказал, что требуется криосауна, – поставили.

– Что изменилось в футболе по сравнению с тем, когда вы начинали?
– Всё изменилось. Особенно в плане питания и медицинского подхода. Раньше не важно, что у тебя болит, – вот укол и иди играй. Сейчас сказал «не могу», и тебя уже никто не будет насиловать. Тренировочный процесс полностью контролируется датчиками, тебя не перегружают.

– Некоторые команды РПЛ с этими датчиками бегают даже во время матчей.
– Да, мы в «Ростове» тоже пробовали, но не пошло. Парни сказали, что неудобно.

– Что ещё изменилось?

– Раньше молодых больше гоняли. Таскать мячи и форму – это вообще само собой. Сейчас футболисты такими вещами уже не занимаются. Вот один администратор, вот другой. Что касается арбитров, то стало лучше. Уже нет таких симпатий к топ-клубам. Да, ошибаются, но судят что видят. Помню, когда начинал в «Ростове», нам поставили пенальти. Рефери сказал: «100%, вообще без вариантов». После игры смотрим повтор, а «точки» не было. Было забавно потом наткнуться на этого арбитра в аэропорту. Высказали ему. Уже не помню, кто именно судил.

– Ваш лучший гол за «Ростов»?
– Мне понравился мяч, который мы забили в ворота ЦСКА в 2016-м. После углового у наших ворот мы убежали в контратаку, я отдал мяч пяткой, и Гацкан пробил. Быстрый выход в атаку – это был наш конёк тогда.

– Шикунов приходил к нам в редакцию и говорил, что «Анжи» вам предлагал чумовые деньги. Почему отказались?
– Я понимал, что это не мой вариант. «Анжи» уже хотел спастись любыми способами, но было ясно, что вряд ли получится. До конкретики так и не дошло. Мне это было неинтересно. Вообще, пока я был в «Ростове» ходило много разных разговоров, можно было куда-то пойти, но так, чтобы трансфер был на финальной стадии, такого не было.

– Был случай, когда дети попросили сфотографироваться и вы подняли шарф «Ростова» с провокационной надписью. Как это вышло?
– Да, мощная история. Я до сих пор не знаю, как такое возможно. Подошла мама и говорит: «Можно фото с мальчиками?» Я согласился, конечно. Потом кадр всплывает в Сети и читаешь комментарии, которые не прибавляют хорошего настроения. Как я мог это предвидеть в тот момент? Никак. Может, для кого-то такие вещи нормально, не знаю.

Тимофей Калачёв (слева)

Тимофей Калачёв (слева)

Фото: vk.com/alex_kholev

– Сейчас играете в футбол для себя?
– Да, меня пригласили. Там обычные ребята, есть бизнесмены, есть те, кто раньше играл. Бегаем на поле, где выступает академия Понедельника. Футбол в удовольствие – совсем другое: общение, баловство, комбинации. Просто поддерживаю себя в форме.

– Удивительно, что вам до сих пор не предложили должность в «Ростове».
– Пока разговоров не было, но, может, в ближайшее время встречусь. Сейчас у меня родился третий ребёнок. Я в заботах, от которых получаю удовольствие.

– Впереди работа тренера?
– Тут не поймёшь, пока не попробуешь. Начало положено, я получил лицензию категории А. Она даёт право работать в РПЛ, но, чтобы быть главным тренером, нужна категория Pro. Пока учился, целую тетрадь исписал. И ещё кучу книжек предстоит прочесть. Нужно знать много нюансов, чтобы что-то собой представлять.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Читайте также
Партнерский контент