«Говорят, что мы отдадим «Зениту» 6 очков. Но я даю слово: будет битва»
Дмитрий Егоров
Никита Бурмистров — о «Сочи», «Спартаке», «Зените»
Комментарии
Никита Бурмистров играл у топ-тренеров со звёздами уровня Это’О. Что же случилось с большим талантом? Откровения игрока «Сочи».

В этом интервью:
1. Почему «Спартак» без Фернандо – клуб второй восьмёрки.
2. Как игроки «Сочи» относятся к разговорам о сдаче матча с «Зенитом».
3. Почему Гончаренко уехал из «Урала» перед игрой с «Тереком».
4. Что было не так в звёздном «Анжи» и кто саботировал тренировки.
5. Удивлён ли он проблемами Мамаева.
6. Как агенты управляют футболом.
7. Какие ошибки не должен совершать молодой талант.


В 17 лет Никита Бурмистров дебютировал за ЦСКА. Тогда в клубе ещё играли Вагнер, Жо и Карвалью.

В 23 его вместе с Лассана Диарра подписал «Анжи», где уже были Роберто Карлос и Самуэль Это’О.

В 25 Бурмистров перешёл в «Краснодар» и должен был стать ключевым игроком команды Сергея Галицкого.

Но, всё время играя с топ-футболистами у лучших тренеров — Газзаева и Черчесова, Гончаренко и Кононова, Хиддинка и Божовича, – Бурмистров вдруг оказался в ФНЛ, а затем и на первенстве Калининградской области.

Сейчас, перезапустив карьеру и вернувшись в РПЛ вместе с «Сочи», уже зрелый 30-летний футболист рассказывает об ошибках юности.

«Спартак» — не гранд. Без Фернандо это команда второй восьмерки»

— Говорят, что ещё за пару недель до первого тура в РПЛ у «Сочи» не было команды. Это правда?
— Можно и так сказать, раз к началу сборов нас было всего 13. Шла непонятная ротация, никто не понимал, что происходит. Не могу сказать, что в тот момент переживали, но всё равно было неприятно, потому что не хотелось выходить в Премьер-Лигу и быть мальчиками для битья.

— А как вообще тренироваться, если вас 13 человек?
— Сложно, если для двусторонки людей не хватало. Мы просто играли в квадраты и дыр-дыр на клочке поле. Ну и физика закладывалась.

РПЛ-2019/2020. Турнирная таблица

— Не было опасений, что в таких условиях «Спартак» мог вас просто уничтожить?
— Так ведь они нам семь напихали две недели назад. Но тогда нас как раз 13 было. А по-футбольному какой смысл бояться «Спартак»? Это смешно. В этой лиге неизвестно, с кем проще играть – со «Спартаком» или с обороняющимся «Оренбургом». Понятно, что есть гранды – там другой уровень.

— Но «Спартак» — не гранд?
— Нет. Есть три другие команды — «Зенит», «Локомотив» и «Краснодар». Они стабильно показывают хороший футбол. А вот у ЦСКА и «Спартака» идёт перестройка: меняются люди, тактика, приходят молодые — объективно, болельщикам нужно подождать.

Никита Бурмистров в составе «Сочи»

Никита Бурмистров в составе «Сочи»

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

— Вывод про слабость пришёл после того, как вы полчаса не пускали «Спартак» на свою половину?
— И до этого всё было ясно. Во-первых, мы неплохо сыграли последние матчи на сборах с командами квалификации Лиги Европы – они примерно одного уровня со «Спартаком». Во-вторых, на поле о раскладах не думаешь – просто выходишь и пашешь. Жаль, что сил у нас только на 30 минут хватило – в это время надо было забивать и побеждать. В футболе всё по-честному, если ты готов на полчаса, то в остальное время, находясь перед чужими воротами, сложно сохранить концентрацию и использовать момент.

РПЛ-2019/2020. Календарь игр

— По-честному? Но РФС официально признал, что в вашем поражении виноват судья.
— Лично я себе такие скидки не делаю. А то все говорят: «Не будь такого судейства – «Сочи» мог бы выиграть»! Это неправильно. Да, эпизод с Рассказовым — это пенальти, конечно. Но судьи ошибаются везде: в пользу «Барселоны», в пользу «Реала», любых других команд. Ничего страшного, это всего лишь один эпизод в игре. И ладно, если бы забитые голы отменяли – один разговор. А так, мы просто не использовали свои же моменты – один, два, три, даже больше – и всего лишь сыграли 30 минут в неплохой футбол. Так что истерия и восхищения лишние — просто люди думали, что мы сыграем хуже, а мы сыграли чуть выше их ожиданий.

— А «Спартак» сыграл хуже ваших ожиданий?
— Как я говорил, там команда строится, новые игроки приходят. Кто мне сейчас из россиян понравился, так это Бакаев. Ну и Фернандо, конечно. Не знаю, куда они собираются его продавать. Игрок – топ. Убери этого человека – и получится команда второй восьмерки. Опять же, «Спартак» со временем наберёт и всё равно себя покажет.

От позора до радости – один удар Жиго. «Спартак» начал с невероятной победы От позора до радости – один удар Жиго. «Спартак» начал с невероятной победы

— Вы же играли у Кононова. Есть мнение, что он не справляется с коллективом, совсем не повышает голос.
— Почему так считают? Он повышает голос. Просто Олег Георгиевич — очень культурный человек, который считает, что незачем повышать голос, если можно спокойно объяснить. Это не его слабость, а проблема людей, которые в нормальном тоне ничего не понимают.

— Его нельзя назвать мямлей?
— Нельзя. Гончаренко вот тоже не кричал, но игроки всё понимали, как действовать на поле. Всё было конкретно и чётко.

— У Кононова менее конкретно?
— Олег Георгиевич — романтический персонаж, и стиль у него такой же. Он любит эти кружева, правда, в «Краснодаре» их делали бразильцы, там исполнители были серьезные, даже в сравнении со «Спартаком». Вот, например, в обороне идеальная связка Гранквист — Сигурдссон всё выжигала и прерывала, а к ней добавлялся ещё и Енджейчик, который мог бегать туда-обратно хоть три матча. Мартынович сейчас лучший защитник у них, а тогда он не попадал в состав. Так что со «Спартаком» сейчас могут на равных играть все – и во всех клубах это понимают.

«Зениту» очки не отдадим. Будет битва – сто процентов»

— «Сочи» вышел в РПЛ – зарплаты у вас сильно выросли?
— В ФНЛ максимум было 350-400 тысяч, а в среднем 200-250. Сейчас не особо выше, может, где-то +100, но ситуация не сильно изменилась. Ну и премиальные возросли в три раза. Правда, в ФНЛ мы побеждали и жили на это. Сочи-то — очень недешёвое место. Сходил поесть в ресторан – 10 тысяч отдал.

— Что можно съесть на 10 тысяч?
— Да что угодно. Здесь вообще нет ни одного блюда меньше тысячи рублей. С кем-то сидел недавно, был выходной – и человек решил заказать пива. Ему чек принесли, он говорит: «А что у вас здесь такого за 800?» Оказалось, это стоимость пинты. Нигде в мире такого нет. В Адлере надо много зарабатывать, чтобы жить, а самом Сочи всё ещё дороже. У нас там Казаев жил – о каких-то страшных суммах рассказывал.

— А вас не смущает, что сейчас в «Сочи» приезжают люди с зарплатами в разы больше, чем у вас? Точнее, это не повод пойти и сказать: «Уравнивайте»?
— На это шансов нет, мы же не из «Зенита» приехали. Если бы мы вместе переезжали из Питера, и выяснилось, что у кого-то деньги значительно выше, то ещё можно было бы сказать. А так — да, я тоже много где поиграл, но это же было давно. В футболе нет прошедшего времени и нет места сожалениям — тут надо сейчас доказывать.

— Вам есть что доказывать в матче с «Зенитом» на фоне разговоров о якобы заранее расписанных шести очках?
— Все слышат это, все знают и читают в прессе, что с «Сочи» и «Зенитом» всё решено. Но я в таких делах никогда не участвовал и не буду. Любой трезвомыслящий футболист понимает, что завтра к нему могут подойти и сказать: «Ты сдаёшь матч» — и всё, карьера закончена. Наверное, во второй лиге или в КФК это ещё возможно, но в РПЛ нереально. И я даю слово, что не слышал ни одного сомнения в команде насчёт того, играть в полную силу или нет. С «Зенитом» на 100% будет битва. Будем играть на победу. Тем более перед нашими фанатами.

Никита Бурмистров и Виктор Гончаренко

Никита Бурмистров и Виктор Гончаренко

Фото: РИА Новости

— Вы же как-то раз участвовали в подозрительном матче «Урал» — «Терек». Как это было?
— Тогда началась движуха в СМИ. Потом раз — и говорят, что Гончаренко улетел. Все в шоке, честно. Я дня три не мог тренироваться вообще, потому что очень болезненно к этому всему относился. Расстроился. Несколько раз убирали тренеров, которые мне нравились, а тут ещё и в таких условиях.

— Но вы поняли, что раз он улетел, то что-то странное могло быть?
— Да все поняли, что могло быть. Но сыграли-то в полную силу со счётом 3:3. Во всяком случае, я вышел на замену и ничего такого не слышал, никто у меня ничего не просил. Может, потому что только-только перешёл в команду и не участвовал в матче, который был в Грозном. Но если вернуться в тот день — думаю, что там всё было честно.

— К вам за карьеру никто не приходил и ничего не предлагал?
— Нет, на это просто никто не согласится. В России возможно всё, конечно. Но я не верю, что какой-то человек подойдёт к футболисту и скажет: «Ты должен сдать» — и он сдаст. Как этот человек будет потом в этом коллективе жить? Как будет в глаза людям смотреть? Это нереально. Может, я идеалист в этом вопросе, но другого сценария не вижу.

— Гончаренко тогда хоть что-то объяснил?
— Нам – нет. Он прощался с теми, кто был близок – с Мартыновичем, белорусами. Хотя, может, и позже приезжал, я не помню уже.

— Если бы тогда сказали, что он будет тренировать ЦСКА – поверили бы?
— Безусловно. Это человек, который пришёл и сразу конкретно рассказал всем, как он видит игру и что будет дальше с командой. Гончаренко – очень сильный тренер.

— И может накричать похлеще Кононова.
— Кстати, я не слышал, чтобы он на кого-то кричал в «Урале». Мог жёстко объяснить – да, но без лишней истерики.

— Там Григорий Иванов кричал.
— За всех причём. Хорошо, что Гончаренко поставил условие: пока он тренирует — Иванов сидит на трибуне. Но как только Михалыч ушёл — Иванов, конечно, выдал нам всё. Помню, я должен был выйти на замену, переоделся уже – и тут как раз нам гол забили. И он как начал меня матом песочить, оскорблял, орал. И тут я спросил: «А что вы на меня кричите, при чём тут я?». В общем, зря это сделал. Иванов как царь, ему вообще нельзя отвечать или перечить. Он стал ругаться ещё сильнее, а потом просто предложил пойти и разрорвать контракт. Я ответил: «Давайте бумагу – разорву, какие проблемы?» Так с «Уралом» всё и закончилось. Если честно, в обычной жизни Иванов адекватный, нормальный человек, с ним можно договориться, но когда идёт игра – его вообще разрывает. Лучше спрятаться или кивать головой.

— С тех пор в «Урале» вы не играли?
— Иванов отошёл немного, конечно, но по факту всё закончилось. Потом ещё главным стал помощник Гончаренко, чудак такой интересный, Скрипченко. С ним вообще не пошло. Даже говорить о нём не хочется.

«Это’О мог уехать и вернуться в «Анжи» перед игрой»

— В такие моменты, как с Ивановым, было ощущение, что карьера загублена?
— Сто процентов. Я карьеру, конечно, загубил сам, хотя в своей жизни ни о чём не жалею – она ведь моя. Могу только анализировать ошибки. Вот вроде бы играл в ЦСКА у Газзаева, побывал в «Анжи» Хиддинка вместе с Это’О, Диарра, Жирковым и звёздами, которых только по ТВ видишь. Оказался в «Краснодаре», где мне доверяли. Был какое-то время у Черчесова в «Амкаре», работал с Кононовым, Гончаренко, Божовичем. Шансов раскрыться много было.

— Наверное, только в ЦСКА удалось зацепить всё по максимуму.
— Да, дебютировал в 17. Мог только сидеть и учиться у бразильцев, но поехал в аренду. В «Шиннике» и «Амкаре» только прибавил, подписал полноценный контракт с Пермью, меня ЦСКА даже хотел взять в аренду, но «Анжи» предложил 2,5 миллиона евро. Ни клуб, ни я от такого отказаться не могли.

— «Анжи» Керимова – что это?
— Команда несбывшихся надежд. Я, честно говоря, шёл туда не играть, а учиться и тренироваться, хотел посмотреть, как вообще находиться на поле с такими звездами.

100 лучших легионеров чемпионата России. Места с 10-го по 4-е 100 лучших легионеров чемпионата России. Места с 10-го по 4-е

— Мои коллеги летали с «Анжи» и были в шоке от того, что клуб представлял собой тусовку. Звёзды могли улететь посреди сборов на шоппинг в Милан, пропускали тренировки, ходили в клубы.
— Я не ходил в клубы, потому что был занят футболом. Мне хотелось тренироваться, чего-то достигнуть, попасть в сборную. Но обстановка была страной – это правда. Некоторые ребята, например, тот же Это’О, могли сыграть в воскресенье, получить выходной в понедельник, а вернуться в команду только в четверг, провести одну тренировку и потом сыграть. Не знаю, правильно это или нет. Они ж всё равно были лучшими, да и достигли многого в жизни, в футболе – и знают больше, чем я.

— А кто-то мог подойти и предъявить Это’О и другим звёздам за отъезды?
— Нет, конечно. Где они – и где мы. В «Анжи» при Хиддинке была такая расслабленная обстановка, как в любительском клубе. Всё спокойно, деньги все зарабатывают. Говорят, Красножан мучил команду с физухой и становился в позу. Ребята рассказывали, что при нём могли бежать вперёд, что-то противопоставлять сопернику. Возможно, когда их заставили побегать, звёзды его и убрали.

— Ваше мнение о звёздах поменялось?
— Нет, мы же всё понимали. Тот же Хиддинк – классный психолог. Умел найти подход к каждому перед матчем. Это’О был на 100% позитивным персонажем и топовым игроком, ничего плохого не могу о нём сказать. Всех уважал, помогал, хорошо относился. Помню, уже играл за «Краснодар» в Лиге Европы против «Эвертона», так он кричал мне через всё поле: «Привет, как дела?». Мы сами виноваты, что ничему у них не научились.

— То есть вы не подходили и не просили: «Самюэль, научи меня»?
— Нет. И это было главной ошибкой. Я вообще парень скромный – больше молчал, хотя надо было брать намного больше, общаться, спрашивать. По факту, тут вопрос ко мне, а не к ним: «Почему ты ничего у них не взял, почему не работал дополнительно?» В «Анжи» ведь было всё для развития: топовые физиотерапевты, тренеры по физподготовке, футболисты. Но после тренировки я ехал домой, как и все. Сейчас бы вёл себя иначе.

Диара и Бурмистров в составе «Анжи»

Диара и Бурмистров в составе «Анжи»

Фото: РИА Новости

— Кто был лучшим в том «Анжи»?
— Как личность — Это’О. Это космос! Но он не футболист, а президент. А по игре и отношению к делу – Диарра. Он был единственной звездой, кто реально пахал. Первым работал до тренировки, оставался после, тянул весь центр на играх — очень крутой. Но, оценив ситуацию, в какой-то момент и он приобщился к обстановке.

— Керимов был далеко от команды?
— Нет, всегда рядом. Я видел двух олигархов, которые реально были больны футболом. Галицкий и Керимов — это топ-личности. Керимов вызывал молодых, постоянно с нами общался, говорил, что рассчитывает, что мы должны о себе заявить и больше работать. Даже после смены курса и ухода звёзд он был рядом.

— Вы бы перешли в «Анжи», заранее зная, что там будет происходить?
— Наверно, нет. Но я бы точно правильнее повёл себя в «Краснодаре». Вот там было всё, чтобы футболист повышал свой уровень. Если сейчас вернуть годы назад и выбирать клуб, то я бы пошел в «Краснодар».

«Ещё немного — и запястье пришлось бы ампутировать»

— Что случилось в «Краснодаре»?
— Вёл себя неправильно в плане тренировок и режима. Сейчас смотрю со стороны и понимаю реалии: если молодой футболист сидит на лавке в топ-клубе — начинает закисать. Думаешь: «Ну, если я не буду в составе, то пойду в ночной клуб схожу».

— Вас же там пытались из форварда в защитника переделать.
— Да. На подписании контракта мне внезапно сказали: «Теперь ты не атакующий игрок, а левый защитник». Я был в шоке, потому что всегда играл впереди. Но окей, если хотите – давайте. Кононов тогда начал мне объяснять, что серьёзно на меня рассчитывает. Говорил, что хочет, чтобы крайний защитник был русским и атакующим. Приводил в пример Алабу, который ему очень импонировал. Мы начали нарабатывать, но не всё получалось. Ты никогда в жизни не оборонялся, а тут нужно закрыть двух игроков одному. Дело в том, что в «Краснодаре» была большая группа латиноамериканцев — они атаковали, назад бежать не хотели. А я должен был, грубо говоря, разрываться и покрывать вот это пространство. Но на все 100% понимания не хватило. Со временем, может быть, справился бы, но всё испортила одна ситуация, после которой пропустил
месяц.

— Неудачная тусовка?
— Вроде того. Днём пошли с одним из одноклубников и нашими жёнами покататься на лошадях, а в итоге, как это иногда бывает, оказались в ночном клубе. Всё было обычно, весело, танцевали — и вдруг у друга с охранником начался какой-то движняк. Они его не узнали, тогда я подошел и сказал секьюрити, что человек он непростой, поэтому лучше успокоиться и свести ситуацию на нет. И прямо в этот момент мне со спины в руку прилетел стакан. Кидал-то друг в охранника, а попал мне в руку. Смотрю, а на запястье большая дырка, кровь хлещет, пока до больницы добрались – потеря большая была. Так еще и ночь, в клинике какие-то интерны сумасшедшие, которые кое-как все зашили. В общем, что-то пошло не так, потому что весь месяц было плохо – слабость, температура. Я толком не мог тренироваться, но терпел, выходил, играл, хотя ноги подкашивались. И вот в одном матче должен был выходить на замену. Меня готовят, а я отвечаю, что просто не могу встать со скамейки, потому что очень плохо, голова кружится. Тогда меня срочно отправили к хирургу. Он разрезал, а из руки потек гной, сгустки крови — всё подряд. В общем, ещё немного, и запястье пришлось бы ампутировать.

— Как реагировал клуб?
— Хашигу кто-то донёс, что я пьяный выбивал руками двери. Но этого не было. Я подошёл к Кононову, объяснился, сказал, что это всё глупость. Не стал сдавать человека, который это сделал.

— Вы не в обиде на него за то, что он не взял вину на себя?
— Нет, конечно, почему он должен меня защищать?

— Я просто пытаюсь понять, с кем вы пересекались до «Краснодара», и на ум приходит ЦСКА и Мамаев. Это ведь он был, да?
— Я всё равно не скажу.

— Кстати, про Павла. Положа руку на сердце — вы ведь не удивлены, что всё вот так с ним закончилось?
— Наверное, не удивлён. Рано или поздно к чему-то серьёзному пришло бы. Хотя в «Краснодаре» я застал его уже сложившимся, семейным, адекватным парнем. Я встречал его несколько раз в Дубае, он с детьми обычный, примерный. А вот в ЦСКА слышал разные истории, что он какие-то неадекватные поступки совершал. Выходит, раньше ты что-то делал и всё сходило с рук, а потом, когда перестал, случились вот такие последствия. В жизни, наверное, всё возвращается – и молодёжь всегда должна наблюдать за нами всеми и обо всём помнить. На самом деле, ребят очень жалко. Паша — талантливейший футболист и человек хороший. Просто так получилось.

Суд отменил приговор Кокорину и Мамаеву. Но они всё равно будут сидеть Суд отменил приговор Кокорину и Мамаеву. Но они всё равно будут сидеть

— После истории со стаканом заиграть в «Краснодаре» было невозможно?
— Отношение ко мне было уже не то. Клуб меня взял на сборы, конечно. Точнее, я сам попросился. Справа тогда играл Енджейчик, слева – Петров. У нас с Серёгой была конкуренция, и у меня неплохо всё получалось. Помню, тогда же на сборах с «Селтиком» играли. Я ещё думал, что за топ у них в обороне – на спокухе всё перехватывал, отбирал, отдавал – просто космический футболист. Вирджил ван Дейк звали. Ну вот тогда мне сказали: хочешь – уходи, хочешь – оставайся, но пока ты третий на своей позиции. Надо было сидеть и ждать шанса, выдержать паузу, пока о той истории забудут, но я вдруг решил – пойду в Томск играть в ФНЛ. Глупее выдумать было нельзя. Какой Томск вообще, где там футбол? И ведь Мамаев с Измайловым отговаривали – а я упрямился. Мы тогда с Маратом много общались, жили вместе на базе. Он самый техничный русский игрок, это точно.

— Некоторые персонажи любят набросить, что Марат – сумасшедший.
— Он не сумасшедший, просто мало кто понимает ход его мыслей. Человек – гений. Да, может, он был чересчур мнительным из-за травм, но всегда тренировался даже больше остальных. Измайлов – умный и адекватный человек, сильная личность. Жаль, что здоровье не позволило играть дольше.

«В нашем футболе всё решают агенты»

— «Томь» и ФНЛ – это понятно. Но как можно было уехать на первенство Калининградской области?
— Для самого сложный вопрос. У меня был в Туле неплохой сезон, но по нефутбольным причинам они со мной не продлили контракт. Как это в футболе бывает, брали одни люди, а потом пришли другие. Аджоев говорил, что я ему нужен – и мы вытащили команду из ФНЛ, но в последних матчах я сломался – неудачно упал на плечо — и должен был ехать на операцию. Мне предложили сделать её в Москве за сто тысяч. Я не очень доверял нашей медицине и на свои деньги поехал в Германию. Причем там решили, что всё заживёт и без хирургического вмешательства и вернули шесть тысяч евро. Я вернулся домой, проходил реабилитацию. Ещё Габулов звонил, спрашивал, хочу ли остаться. А потом начался концерт: меняют тренера, говорят, что Божович меня не хочет оставлять. Хотя мы с ним в отличных отношениях были. Видимо, той группе агентов я не подходил. В итоге устал от всего и остался в родном Калининграде, где у меня жена была беременна. Так меня через месяц выгнали оттуда.

— Почему?
— Да они и брать не хотели, потому что я не их игрок. Там ведь всем управляли Лепсая, Котов – подписывали игроков на сумасшедшие по меркам ФНЛ зарплаты, по 500-800 тысяч. Я же был согласен на 300. Так вот, был матч какой-то, и после игры они начали мне предъявлять претензии, что я сыграл в эпизоде не на своей позиции. Я объяснил, что хотел лучше для команды, потому что одна зона провалилась. Но всё это интерпретировали так, будто я говорю, что у нас плохие защитники. Цирк. Звонят на следующий день с утра и говорят: ты отчислен. Зарплату платили, но с задержками. Я вот и играл на любительских турнирах.

— Опустился на дно.
— Да. Надо было переосмысливать происходящее. Кем я был – и кем стал. Тяжело было несколько месяцев. Зато начал понимать кухню российского футбола. Раньше думал, что если я буду хорошо тренироваться и играть, то всё будет нормально, но тут стало ясно, что агент в российском футболе решает если не всё, то многое. Есть 3-4 топовых человека, которые распределяют между собой весь российский футбол. Фамилии не буду называть – вы их и так знаете.

— Но в Сочи иначе?
— Здесь не так, здесь всё нормально. В первой лиге собирали народ по уму: тренер и спортивный директор сами принимали решение, нужен игрок или не нужен. В Сочи хорошая кухня на самом деле, это прям одно из исключений.

— Что думаете о Точилине?
— Это очень перспективный тренер, далёкий от всех игр. Уверен, он будет расти. Ему нужно чуть-чуть всё понять, переварить РПЛ.

— Но вы знаете слухи и понимаете, что если Точилин уйдет, то в клуб очень быстро зайдёт целый пакет футболистов?
— Понимаем, конечно. Но что касается слухов – что нам с ними сделать? Отмахиваемся. Если будем хорошо играть и доказывать, то ничего не изменится.

— Какую цель вы сами себе ставите сейчас?
— У меня одна цель, она была и осталась – попасть в сборную. Знаю, что это будет сложно, но что поделать. Сейчас я совсем другой футболист. И если бы в какие-то этапы карьеры относился к себе так, как отношусь сейчас, то уверен, что результаты были бы намного лучше.

Никита Бурмистров в составе ФК «Краснодар»

Никита Бурмистров в составе ФК «Краснодар»

Фото: РИА Новости

«Молодёжь ошибается, когда думает, что в порядке»

– Что в молодости было не так?
— Мог ночью не спать, куда-то пойти, нарушить режим, выпить пива. Москва же — деньги есть, а всё остальное – вообще не проблема. Вот так и приходил на тренировки после почти бессонных ночей, и всё это сказывалось. А сейчас – всё. Режим, правильное питание, пиво в редких случаях в отпуске.

— Почему так много футболистов из вашего поколения не раскрылось?
— Думаю, было очень мало информации. Во-первых, мы не понимали, как правильно тренироваться, что есть, как вести себя. Во-вторых, были просто не готовы к деньгам. У нас нет культуры обращения с финансами, да и вообще культуры поведения. Я много читал, что в той же Германии воспитанники с определённого возраста уже готовы и к славе, и к большим деньгам. Там идет подготовка по всем фронтам, скажем так. У нас – нет. Появляются деньги, появляется Москва, горящие глаза — и всё, конец.

— Ваша самая глупая покупка в то время?
— Дома валяются 15 пар джинсов – Gucci, Gabanna, — всё как надо. Деньги получил – и в ЦУМ, сметать всё без разбора. Ещё купил себе Audi спортивную, RS 5, проехал на ней 5000 км за два года. Просто не умел водить, да и прав не было. Вот она без дела очень долго стояла в моём гараже. Такую машину даже продать сложно – разве что на футбольном рынке тщеславия.
Такая жизнь была. Думаешь о какой-то фигне вместе того, чтобы уделять больше времени футболу.

— Вы-то к 30 уже всё поняли, а молодёжь, получающая информацию, изменилась?
— Мне кажется, что стала только хуже. У нас-то были жёсткие возрастные ребята, к которым попробуй только не прислушайся. А сейчас же молодые считают, что они одни в этом мире – самые умные, талантливые, лучшие. И даже информация им не помогает. Ведь в том же ЦСКА Березуцкие с Игнашевичем были незаменимы что в 25, что в 35 лет. Это говорит о том, что новые звёзды практически не появляются. Поэтому я считаю, что в нашем футболе по отношению к воспитанию молодёжи надо многое менять. Иначе потерянных талантов будет всё больше и больше.

Комментарии
Партнерский контент