Алек Кегелес
«Краснодар» пока не готов к ЛЧ. Матч с «Зенитом» выявил несколько проблем
«Быки» установили антирекорд по созданным моментам в РПЛ-2019 в одном матче.
Футбол / РПЛ 0

В подзаголовке нет никакого кликбейта. «Краснодар» за весь матч создал всего 0.18 xG – предыдущий антирекорд этого сезона был у «Тамбова» с 0.32 xG против всё того же «Зенита». Считать ожидаемые голы в одном матче и делать по этим цифрам выводы – практически всегда плохая идея, но вчерашняя игра – исключение. Во-первых, «быки» нанесли лишь два удара из пределов штрафной (оба из неопасных позиций) и три удара из-за штрафной – и так понятно, что гости атаковали беззубо. Во-вторых, команда теоретически может иметь много подходов, которые она не завершает ударами, но это не про наш матч: «Краснодар» сделал 19 попыток проникнуть в штрафную через пас с игры (из них 10 – кроссы или забросы из глубины), всего три оказались успешными. Более того, две таких передачи шли примерно на фронтальную линию штрафной, третья – примерно на её правый угол. Кроссы «Краснодара» не работали вообще.

Проблемы «Краснодара» во многом связаны с попыткой ввести Кабеллу в основной состав. Для этого тренерский штаб, например изменил функционал Вильена и закрепил Намли справа (раньше он играл и справа, и слева) – а ведь они только начали привыкать к другим ролям. Появление новичков, под которых надо менять игру – проблема для любого клуба: с этой же трудностью в этом же матче столкнулся и «Зенит», когда выпустил Малкома. Обо всём этом – в разборе матча.

Малком: уровень российского футбола довольно неплох

«Краснодар» пробует новый атакующий план

«Быки» не так часто начинали атаки от своих ворот – большая часть подходов «Краснодара» начиналась с отобранного мяча или аута где-то в середине поля, поэтому много говорить о билд-апе гостей в этом матче не стоит. Да и нового в этом аспекте не было практически ничего: «Краснодар» варьировал структуры 2-1 (Спайич и Мартынович в первой линии, Камболов и – ситуативно – Вильена на одном уровне во второй + Петров и Рамирес примерно на уровне Камболова) и 3-2 (Камболов в первой линии с двумя центрдефами, Вильена и часто Олссон во второй). Как уже часто бывало, сопернику «Краснодара» было проще накрывать билд-ап команды Мусаева, когда та использовала лишь двух игроков в первой линии; когда Камболов опускался к защитникам, «быки» получали больший контроль из-за преимущества 3v2.

Интересное начиналось выше. Независимо от структуры билд-апа, когда мяч доходил примерно до границы второй трети с финальной, «Краснодар» перестраивался в следующую структуру: 2-1-2-4-1; два защитника, опорник (Камболов), два полузащитника (ближний к мячу располагался в полуфланге, дальний – в центре), два игрока на флангах, два атакующих полузащитника выше (опять же, один в полуфланге, один в центре) и один игрок на острие.

Камболов опорник; Олссон – полузащитник в полуфланге, Вильена – в центре; Ари – на острие; Рамирес широко слева, Петров относительно широко справа; Кабелла – атакующий хавбек в полуфланге, Намли – в центре.

При этом игроки «Краснодара» не были привязаны к позициям – на примере выше Олссон и Кабелла поменяются местами после передачи на последнего, на примере ниже эта пара уже поменялась местами. Подобные комбинации могли запутать игроков «Зенита».

Особенно эффективно такие комбинации работали слева. Именно в левый полуфланг пришли две из трех точных передач «быков» в штрафную «Зенита». Дело и в слабой оборонительной игре Сутормина (хотя Дриусси не особо сильнее), и в периодических ошибках Оздоева, и в Сантосе, который всё-таки играл не на родной позиции (правый, а не левый защитник), и в не всегда смещавшимся на подстраховку Ивановиче. «Краснодар» давил на левый фланг – 41% атак прошло именно через него. Впрочем, даже редкие удачные комбинации гостей не заканчивались ничем – «Зенит» часто создавал численное преимущество на флангах, а игрокам «Краснодара» не хватало взаимопонимания; например, в эпизоде выше Кабелла предпочел пробить, а не отдать пас Олссону в штрафную.

Но огромная часть проблемы заключалась даже не в отсутствии сыгранности. «Краснодар» очень плохо создавал ширину, из-за чего позволял «Зениту» располагаться очень компактно и отрезал себе возможность быстрого перевода на другой фланг. Пример с шестой – нечастый случай, когда фланговый игрок «быков» создает хотя бы потенциальную глубину, пусть и располагается довольно глубоко. На примере с 15-й минуты Вильена исполняет роль «игрока на фланге», но на деле располагается очень узко.

В этом эпизоде, например, «Краснодар» не имел игрока широко слева весь эпизод, но в какой-то момент максимально сжался в одну точку. Неизвестно, кто в этом эпизоде должен был давать ширину слева – Кабелла, который сместился в зону 14, или Рамирес, которого в эпизоде вообще не было; более того, Намли еще и ушел справа. Даже если Мусаев вдруг специально отказывался перегружать такое маленькое пространство перед проникновением в штрафную, это не отменяет того факта, что «Зениту» в подобных ситуациях требуется оборонять очень маленькую территорию – а это, как известно, всегда проще, чем защищаться на территориях крупных.

Да, передача Кабеллы на Петрова в штрафную (вторая из трех за матч) в этом эпизоде прошла – дело в очередной раз вжавшейся очень глубоко опорной «Зенита» (хроническая проблема). Барриос шел за Петровым и очень поздно передал его партнерам, а Оздоев побоялся выдвигаться на Кабеллу, потому что рядом с ним находился Олссон. Тем не менее, Жирков быстро развернулся и вырос перед Петровым, как только тот принял пас в штрафной (потому что пространство, которое необходимо было покрыть, оказалось слишком мало).

Петров не очень здорово разбирается 1v1, поэтому осталась только подача. При этом узко располагающийся «Зенит» легко контролировал любой кросс – в любой линии хозяева имели преимущество и в числе, и в ситуации (речь, опять же, о компактности – разрывы между игроками, в которые мог бы вбежать кто-то из «быков», были слишком малы).

Намли и Вильена не очень хорошо показали себя в новых ролях. Первый сделал 21 передачу за 60 минут (меньше на этом отрезке только у Сафонова, Ари, Азмуна и Дзюбы), причем большинство из них – на своей половине поля, когда оттягивался для помощи в развитии атак. Действовать на узком пространстве Намли попросту неудобно. Визитной карточкой Вильена в первых трех турах были рывки по левому полуфлангу и флангу, но против «Зенита» он был вынужден подключаться через правую половину поля, что сильно уменьшало его функционал.

Лучшее тактическое решение тура. Мусаев комбинирует нападающих
Олссон сел на лавку – «Краснодар» одержал крупную победу.

После выхода Игнатьева и Шапи вместо Намли и Кабеллы «Краснодар» перестроился на 4-2-3-1, которые использовались в прошлом туре – с Игнатьевым на острие и Ари под ним. Разница заключалась лишь в Олссоне слева; у «быков» закончились левые вингеры из-за повреждения Вандерсона и двух замен. Лучше не стало: «Краснодар» не сделал ни одной точной передачи в штрафную за этот отрезок (не считать же точной передачей пас в голову Дугласу, который привел к глупому автоголу?), мало атаковал позиционно. Из комбинаций вспоминаются только тройки на флангах – подключившийся крайний защитник, вингер и Ари – но «Зенит» создавал численное преимущество на флангах с мячом, а в штрафной оказывался один только Игнатьев. Молодой нападающий сделал лишь шесть передач за 35 минут, ни разу не вступил в обводку и не пробил. Вильена же крайне мало подключался к атакам (в таких ситуациях Олссон садился глубже), а широко по флангу не подключался вообще.

«Краснодар» пропустил несколько опасных контратак

Одной из причин, по которой дальний крайний защитник «Краснодара» не поднимался выше и не давал ширину, может быть страх тренерского штаба пропустить контратаку «Зенита». В таком случае дальнего фулбека стоило бы держать в центре или полуфланге, а не глубоко во фланге, иначе толку от него при контратаках соперника будет немного. Если учесть, что центральные полузащитники «Краснодара» также поднимались очень высоко к чужой штрафной и периодически сбивались в кучу с остальными, вопрос о позиции дальнего КЗ становится еще более актуальным.

Речь идет о позиции Петрова. Ситуаций с контратаками «Зенита» через левый полуфланг при отсутствии там Петрова не было – это лишь теоретически было возможно. На практике контратаки «Зенита» (кроме тех, что начинались со странных обрезов и привозов от центральных полузащитников) получались очень опасными – с численным равенством или даже преимуществом – из-за слишком высоких позиций центральных полузащитников.

На примере ниже Рамирес выполнил неудачную подачу. Олссон и Вильена находились на позициях центральных полузащитников, Олссон – в полуфланге. После выноса мяча Ивановичем мяч полетел на Дзюбу. Олссон поздно среагировал, но всё равно побежал на Дзюбу, хотя того со спины уже поджимал Камболов, а пас Артем уже выполнял. Полуфланг оказался пустой – Сутормин легко получил передачу в нем и убежал в контратаку 2v2 с Азмуном против двух центрдефов. Высокая позиция Вильена также не позволяет ему даже теоретически догнать контратаку соперника.

Теперь о Петрове. Если бы ускоряться начал не Сутормин справа, а, например, Дриусси слева, то Дзюба мог развернуться и отдать передачу на ход аргентинцу. Петров, находясь изначально достаточно широко (и при этом не очень высоко, что убивает его атакующий потенциал), вряд ли мог бы догнать контратаку.

Задумки Семака работали средне, но «Зенит» мог рассчитывать больше, чем на один гол

Одновременное появление в составе Жиркова, Сантоса и Сутормина – что-то новенькое. Теоретически были возможны варианты с Жирковым-левым вингером и Суторминым — правым защитником, либо Жирковым -правым защитником и Сантосом слева, но логичнее всего смотрелся вариант с Дугласом справа. Так «Зенит» одновременно заполнял правый полуфланг качественным левшой с пасом и мог создавать изоляции справа для правши Сутормина.

Семак подготовил интересный план для начала атак. Первая линия билд-апа, как и всегда, преимущественно представляла из себя тройку игроков с опустившимся в середину Барриосом, но во второй линии помимо Оздоева всегда находился Дриусси и почти всегда – Сутормин, который не просто стоял на месте, но делал рывок с чужой половины.

Этот рывок вынуждал Рамиреса либо очень высоко уходить за Суторминым, либо передавать его кому-то другому. В эпизоде выше защитник передал вингера Камболову, который до этого держал Оздоева – в итоге Камболова отыграли пасом через Барриоса на Оздоева. Помогла и сильная левая нога Сантоса – бразильцу удобно отдавать передачи от правой бровки именно во внутренние каналы.

В итоге «Зенит» имел преимущество в первой линии билд-апа (3v2) и благоприятную ситуацию во второй линии – номинально 3v4, но реально вингерам «Краснодара» необходимо было следить и за Жирковым с Дугласом, и помогать своим опорникам, чтобы те не остались в меньшинстве. Учитывая проблемы Намли и Кабеллы без мяча, план казался действительно неплохим.

Тем не менее многие идеи Семака разбивались о непонимание или брак. На примере с 10-й минуты разрыв между линиями билд-апа довольно велик; позже Ракицкий сорвется на Дриусси за то, что аргентинец займет неверную позицию слишком далеко от начала атаки. С браком всё просто: игроки «Зенита» зачастую не могли отдать качественную передачу и просто теряли мяч.

Дриусси и Сутормин располагались шире Вильена и Камболова, как на первом примере. Сутормин получил передачу от Барриоса, увидел неконтролируемый забег Сантоса, но не смог развернуться, промедлил и отдал неудачный пас назад.

На втором примере «Зенит» снова воспользовался преимуществом 3v2 – Олссон не успел накрыть пас Ивановича на Сутормина. За вингером вылетел Рамирес, тот отдал пас Оздоеву, от которого требовалось сделать заброс на свободного Сантоса (Кабелла потерял оппонента, засмотревшись на мяч). Магомед не справился с задачей.

«Зенит» очень тяжело доводил мяч до чужой штрафной – это проявляется, например, в том, что первый удар из штрафной с игры хозяева нанесли лишь на 53-й минуты (явный момент Дзюбы с 46-й минуты всё-таки пришел со стандарта, пусть Иванович и вводил мяч в игру практически из центрального круга). Тем не менее, оценить некоторые атакующие идеи Семака возможно – «Зенит», как и «Краснодар», провел заметную долю своих атак, выиграв мяч в центре поля или заработав аут.

«Зенит» мог перегружать оба фланга, но левый хозяева перегружали гораздо чаще. В этом участвовали Дриусси, Жирков и Азмун/Дзюба. Справа же Сутормин оставался один, широко на фланге; благодаря этому вингер имел пространство и время, чтобы выполнить кросс – Рамирес далеко не всегда успевал накрыть подачу.

Но «Зенит», особенно в первом тайме, снова столкнулся с проблемой насыщения штрафной. Когда хозяева перегружали слева, в штрафной не хватало одного из перегружавших – он в лучшем случае успевал прийти на край штрафной, где в теории мог бы собрать подбор. При кроссах справа, от Сутормина, в штрафной всё равно находились только Азмун и Дзюба (и Дриусси на контролируемом подборе). С учетом не самого интенсивного движения в штрафной и не самых лучших подач, численное преимущество «Краснодара» почти всегда спасало от опасности.

Семак принял лучшее тактическое решение тура. Полностью изменил игру в перерыве
Показываем как.

Семак сделал несколько изменений. Во-первых, Оздоев стал активнее подключаться к атакам по полуфлангам. Во-вторых, Ерохин вышел вместо Дриусси. Эти решения – не в новинку для «Зенита» (а замена еще и связана с необходимостью учитывать лимит – готовился дебют Малкома), но они всё еще неплохо работают.
Включения Оздоева, например, помогали как уводить соперников из центра, так и перегружать фланги, не задействуя при этом насыщающих штрафную игроков.

Оздоев увел Камболова из центра и открыл линию передач от Сутормина на Дзюбу. Артем получил пас, подержал мяч и отдал передачу на Оздоева во фланг. В штрафной «Зенита» четыре игрока и две ситуации 1v1: Азмун против Петрова и Ерохин против Мартыновича.

Теперь «Зенит» имел больше игроков в штрафной и даже получал ситуации 1v1. Выход Ерохина добавил еще и движения: Александр хорошо чувствует, как и куда сделать рывок при кроссе или забросе. На примере ниже Ерохин изначально располагался не на одной линией с защитниками, и Мартынович очень просил забрать Ерохина. В итоге защитник чуть запоздал с рывком за Дзюбой и отпустил Артема, позволив тому нанести удар; Ерохин же забегал идеально между Спайичем и Рамиресом – если бы подача шла на него, Александр забил бы с высокой вероятностью.

Выход Малкома немного испортил игру «Зенита». Техники бразильца не хватило, чтобы исправить проблему отсутствия ширины атаки: Малком не держался фланга (то есть даже смещения начинал из полуфланга), а левоногий Сантос не мог давать ширину справа как крайний защитник. Грамотным решением было заменить Жиркова на Кузяева и переставить Сантоса налево – но между выходом Малкома и Далера разница в 15 минут. За эти 15 минут «Зенит» не нанес ни одного удара – думаю, не совпадение.

И всё же, несмотря на маленькое количество ударов из штрафной с игры, «Зенит» всё равно создал два явных момента после кроссов на Дзюбу (один, скажем так, с полустандарта), еще два неплохих шанса было у Ракицкого и Азмуна.

С учетом третьего явного момента (гол Дзюбы в контратаке) можно утверждать, что «Зенит» вполне заслужил победу в этом матче. Тем не менее обе команды имеют набор проблем, который необходимо решать к Лиге чемпионов. К сожалению, у «Краснодара» меньше времени – первый матч квалификации, против «Порту», уже на этой неделе.

В тексте использованы данные InStat.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент