Де ла Ред: хочу понять, что со мной произошло
Текст: Александр Служаков
Фото: Reuters

Де ла Ред: хочу понять, что со мной произошло

Рубен де ла Ред вот уже 11 месяцев не может выйти на поле после перенесённого приступа во время кубкового матча. О том, почему он не возвращается на поле, вы узнаете из его интервью.
4 сентября 2009, пятница. 18:30 Футбол

Полузащитник мадридского «Реала» Рубен де ла Ред вот уже почти целый год не появляется на поле в составе своей команды. Всему виной обморок, который у него случился в прошлом октябре во время кубковой игры с «Реал Юнион». В интервью изданию «As» он рассказал о том,

В «Реале» произошли большие изменения, которых и ждали с приходом Флорентино Переса.

что с ним происходит в данный момент, на что он тратит время и почему продолжает бороться.

— Рубен, как вы пережили это лето без футбола?


— Я успел жениться, так что у меня было бурное лето. Я хотел бы начать тренировки, но…

— Впервые в вашей карьере вы не можете летом готовиться к сезону?


— Мне надо привыкать к тому, что жизнь меняется, так вдруг… Сейчас я дома, пользуюсь этой возможностью – общаюсь и играю с моим сыном Оливером.

— Как бы вы охарактеризовали каждодневного, домашнего Рубена де ла Реда?


— Да я обычный, простой человек. Вожусь с ребёнком, которому всего 15 месяцев. Продолжаю внимательно следить за футболом, узнаю новости, обсуждаю матчи с друзьями.

— Вы смотрели первый матч чемпионата, в котором «Реал» играл с «Депортиво»?


— Конечно, эта новая команда сногсшибательна. И без того сильный состав был значительно укреплён. Произошли большие изменения, которых и ждали с приходом Флорентино Переса.

— Ваш приятель Гранеро, с которым вы играли в «Хетафе» и в молодёжной команде «Реала», сейчас является частью нынешнего «Реала», завидуете?


— Конечно, да, он ведь здоров и может играть (смеётся)! На самом деле я очень хочу, чтобы Эстебан играл в каждом матче. Мне хотелось бы видеть на поле и его, и Альваро Арбелоа, они заслужили выходить на поле в майке «Реала».

— За «Реал» теперь играет Хаби Алонсо, выступающий на вашей позиции…


— «Реал» – то, что нужно Хаби, он подстроится под эту команду, а сам «Реал» под него. Это в интересах и Хаби, и «Реала». Думаю, игра команды будет строиться через него, он станет одной из ключевых фигур.

— Вы говорили с Пеллегрини?


— Да, пару раз. Он сказал, что со мной случилось настоящее горе, но на меня надеются по-прежнему.

Врачи говорят, что мой случай очень редкий. Поэтому они и не хотят подвергать мой организм нагрузкам, чтобы обморок не повторился.

— Прошло уже девять месяцев после операции, в июне вам сообщили, что не будут включать в состав команды, что планируете делать дальше?


— Пока что я в отпуске, никаких мыслей.

— Что вам сказал Хорхе Вальдано, когда говорил о том, что пока вам не стоит тренироваться?


— Хорхе отметил, что клуб находится в контакте с моими врачами. Причину того, почему со мной случилось то несчастье, никто не знает, поэтому в мерах предосторожности я не тренируюсь. Как мне сказали, стоит пока воздерживаться от физической активности, что я и делаю.

— Много времени прошло, а вам так и не поставлен диагноз…


— Врачи говорят, что мой случай очень редкий. Поэтому они и не хотят подвергать мой организм нагрузкам, чтобы обморок не повторился. Пока все не выяснится, играть не смогу.

— То, что врачи не могут разобраться с проблемой, влияет на ваше психологическое состояние?


— Прошло одиннадцать месяцев, я ко всему уже привык и не воспринимаю остро всю эту возню.

— Вас подвергали всевозможным испытаниям и в Испании, и за рубежом, что остаётся сделать?


— Я не знаю. Сначала думал, что нужно просто подождать, тогда кардиологи все поймут, потом казалось, что биопсия даст ответы, но нет. К несчастью, данных пока не хватает.

— Вы знаете, что похожий случай был с Айтором Каранкой, и он после этого играл за «Реал»?


— Каждый случай индивидуален. У него был диагноз – инфаркт миокарда, ему нужно было время, чтобы восстановиться. В моём случае даже диагноз не поставлен. Если бы мне сказали, что со мной, я знал бы, что делать, как бороться, как вести себя…

— Как вы думаете, почему такие проблемы возникают зачастую у молодых футболистов?


— Инфаркт может случиться у любого человека. Нет ни возрастов, ни профессий, которые бы от него освобождались. Не думаю, что то, что со мной случилось, связано с моими занятиями футболом.

Для меня важно понять, что со мной, а не просто услышать: «Ты не можешь играть, тебе надо лечиться». А снова начать играть можно и в 30 лет.

— Вы понимаете, что, может быть, уже никогда не выйдете на футбольное поле?


— Да, понимаю, но сейчас совершенно об этом не думаю. Я стремлюсь к тому, чтобы врачи поняли, что со мной. Тогда бы я смог бороться за то, чтобы вновь играть.

— Даже если пройдёт много времени?


— Для меня важно понять, что со мной, а не просто услышать: «Ты не можешь играть, тебе надо лечиться». А снова начать играть можно и в 30 лет.

Источник: AS Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 августа 2017, суббота
Партнерский контент