«Зенит» — «РБ Лейпциг» — 0:2
Антон Михашенок
«Зенит» признаёт, что не разобрался со схемой «РБЛ». Это случилось ещё до матча
Семак отдал центр поля «Лейпцигу» без борьбы.
Футбол / Лига чемпионов 0

Редко когда случается такое, что опытный футболист после матча откровенно признаёт, что его команда не справилась с игровой системой соперника. Бранислав Иванович был честен и сказал: «Изначально не разобрались в схеме [соперника] с первых минут». Лейпциг очень буднично убрал «Зенит» — Юлиан Нагельсман не преувеличивал, когда сказал, что после 2:0 его команда уже доигрывала, думая о будущих матчах. Тренер «РБЛ» вновь переиграл Сергея Семака, но в этот раз тренер сине-бело-голубых сам помог молодому коллеге.

«Зенит» проиграл не в момент первого гола и не с финальном свистком, а на уровне подготовки к матчу. «Лейпциг» — это не имена игроков (Вернер спокойно может посидеть на скамейке, например) и тем более не тактическая схема. «Лейпциг» — это игровые принципы, на которых Юлиан Нагельсман строит команду вне зависимости от ситуации на поле. Нагельсман исходит из того, что невозможно подготовить команду ко всем событиям на поле и решениям тренера соперников, поэтому в хаосе матча «РБЛ» обязан подчиняться договорённостям, которые передаются из матча в матч.

В первом матче «Зенит» уже сгорел на этом — невозможно подготовиться к команде-хамелеону, которой управляют никак не относящиеся к вопросам игровой схемы правила. Невозможно найти слабости и подстроиться под сильные стороны такой команды, можно исходить только из своих. И самое главное: убийственно даже просто пробовать играть персонально против игроков «Лейпцига».

Фото: Елена Разина, «Чемпионат»

Именно с этой точки зрения переход на игру в три защитника против «РБЛ» был ошибкой. Здесь немного против Семака сыграл тот факт, что матч в Лионе с тремя защитниками был воспринят как удачный эксперимент против хороших соперников в Лиге чемпионов. Однако если «Лион» всю свою игру строит на изоляциях 1 vs 1, против которых справедлива подстраховка, то один из основополагающих принципов Нагельсмана гласит, что игроки всегда должны создавать излишек в зоне возле мяча, чтобы у футболиста с мячом был вариант продвижения вперёд через пас. То есть Нагельсман всегда заставляет искать ситуации 2 vs 1.

Это наиболее эффективный метод в средней трети поля, потому что дальше сопернику приходится нарушать позиционную структуру обороны, чтобы погасить возникшую опасность. Даже в первом матче, когда в средней линии у «Зенита» было четыре футболиста, «Лейпциг» легко находил такие ситуации. В Петербурге же Семак сделал Нагельсману подарок и вышел в три игрока средней линии и глубоко посаженных вингбеков, что автоматически дало преимущество сопернику.

Примерный сценарий матча стал ясен, когда на шестой минуте Барриос вылетел из тройки полузащитников в прессинг на Демме, который моментально перевёл мяч на свободного центрального защитника на другой стороне поля. В остатке полузащиты — два футболиста, и следом Лейпциг за несколько секунд создаёт две подряд ситуации 2 vs 1, благодаря которым Лаймер входит в штрафную через гигантскую дыру в обороне «Зенита». Только нерасторопность полузащитника в завершении помешала ему открыть счёт уже к этому моменту.

«Зенит» бессилен против немцев. От поражения не спасли даже пять защитников
Команде Семака остаётся бороться за второе место в группе.

Как с «Лионом», не получилось и получиться не могло — французы владели мячом против «Зенита» на 12% меньше, чем «РБЛ», но при этом за матч совершили на дюжину попыток вступить в дриблинг больше. «Лейпцигу» и не нужно было пытаться обыграть один в один — они всегда искали и находили возможность сыграть на партнёра, который находился в более выигрышной позиции. Система игры при этом предотвращала попытку «Зенита» сыграть персонально — Нагельсман хорошо это продумал. Если на правом краю всё было всегда одинаково — во второй трети в полуфланге всегда был крайний защитник, а вингер растягивал поле по ширине выше во фланге, то левый фланг/полуфланг был местом абсолютной свободы. Туда к Хальстенбергу приходили и Нкунку, и Форсберг, и Поульсен, и Демме, и даже Лаймер. При этом если фланг/полуфланг занимали два футболиста, то Хальстенберг получал возможность смещаться к центру.

Фото: Mike Kireev/MB Media/Getty Images

Это основа игры против персональной опеки. Если хочешь разрушить персоналку, заставляй соперников оказываться в неудобных для себя позициях. Целая сторона поля была отведена под свободную игру, где «Зенит» терялся, как и с кем играть, — и отсюда пришёл и второй мяч.

И ещё одно наблюдение по второму голу, уже относительно «Зенита» (чуть шире — всех наших команд), а не «Лейпцига». Во втором матче подряд «Зенит» а) пропускает на последней минуте тайма; б) пропускает в результате несогласованности после выноса от ворот. И ЦСКА, и «РБЛ» заставили команду Семака много думать на поле и принимать решения (ЦСКА — затруднениями в начальной стадии атаки, «Лейпциг» — свободным расположением игроков на поле с мячом), а наши команды плохо устойчивы к такому и в итоге не выдерживают напряжения.

Иванович, помимо того что признал промах со схемой соперника, сказал так: «Тяжёлая игра, мы начали не так, как хотели. Было физически тяжело». На самом же деле эта физическая усталость — результат ментального напряжения от сложного футбола, который показывал соперник. Речь стоит вести не о лимите на легионеров или стоимости состава «РБЛ», а о том, что мы сами такой сложный футбол показывать пока не умеем, а противостоять ему можем только при идеальной физике.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент