«Контракт — кабала». От 18-летнего игрока «Локо» требуют € 350 тысяч
Максим Ерёмин
Максим Мухин
Комментарии
Как влететь на иск в 700 месячных зарплат. На примере Максима Мухина.

В Тольятти прошло судебное заседание по иску к юному футболисту «Локомотива» в 350 тыс. евро. Футболиста зовут Максим Мухин, в Москву он переехал летом. До переезда неплохо проявил себя в молодёжке «Крыльев», а в «Локо» перешёл по приглашению селекционеров.

Мухин — воспитанник знаменитой тольяттинской академии им. Коноплёва. Но, помимо футбольной школы, Максим приобрёл там кое-что ещё. Вернее, кое-кого — представителя Анатолия Платова.

В агентских кругах Платов неизвестен. Если изучить интернет, с его именем связано только тольяттинское ИП «Пилот Транс» с уставным капиталом 15 тыс. рублей. Впрочем, совсем не факт, что речь о том Платове, которого мы имеем в виду.

Скоро всё может измениться. Сеть заполонит огромный поток новостей с этой фамилией. В них будет говориться о процессе по иску против футболиста Максима Мухина. Платов требует с него сумму, более чем в 700 раз превышающую месячную зарплату игрока в «Локомотиве».

Новость по теме
На 18-летнего игрока «Локомотива» подали иск на € 350 тыс.

«Он приехал на дачу к деду. С каким-то бугаём»

Начнём с того, как видит ситуацию сам футболист.

— В 16 лет я перешёл в молодёжную команду «Крыльев», а в 17 оказался в «Локо». Всё это время сотрудничал с одним человеком, Анатолием Платовым. Познакомился с ним ещё в академии, мне его посоветовали тренеры. На тот момент был неопытен в этих вопросах, поэтому пришлось согласиться.

— Есть версии, откуда идут его связи с академией?
— Честно, даже не знаю, откуда он появился.

— Он футбольный агент?
— Ну как агент, без лицензии. Просто помогал мне решать какие-то вопросы.

— Ваши отношения были как-то регламентированы?

— Да. Сначала он встретился со мной, а потом с мамой. Обговорили все моменты, подписали какую-то бумагу. Как я читал, он лишь недавно стал всерьёз этим заниматься. Только сейчас начинает работать с футболистами, и в основном это воспитанники академии. Он тесно работает именно с ней.

— За те пару лет, что вы вместе работали, чем он помогал?
— Звонил после игр, говорил, как я провёл матч. Больше, если честно, вспомнить нечего. Ну, мы могли иногда встретиться. Он говорил, что скоро поедем в Москву и всё в таком духе. Но это была в большей степени моральная поддержка.

— Как насчёт финансовой?
— Нет, её не было. Мог пару раз привезти бутсы, но там, насколько я знаю, была какая-то коммерческая история с аdidas.

— Но вариант с Самарой появился благодаря нему?
— Нет, этот вариант был у меня ещё до того, как мы начали сотрудничать. Вариант с «Локо» тоже организовал не он, меня пригласил знакомый селекционер из клуба.

— В чём тогда вообще заключалась роль Платова?
— Ну, если мы говорим о переходе в «Локомотив», он договаривался о моментах, связанных с переездом. О билетах и прочем. Поначалу говорил, что ведёт переговоры о контракте. Но в какой-то момент сказал: «Контракт — кабала, поехали отсюда». При этом все контракты «Локо» — однотипные, и ничего такого там не было. А он всё: кабала, кабала. Предложил ехать в «Зенит». Я не захотел, и после этого у нас начались разногласия.

— Есть версии, почему он посчитал контракт кабалой?
— Ему не хотели платить за меня компенсацию. В клубе сказали, что готовы выплатить комиссионные, как только переподпишут со мной контракт. Он ответил, что не будет ждать, и просил заплатить сразу.

— Не было мысли поддержать его и поехать в «Зенит»?
— На тот момент мне всё очень понравилось в «Локомотиве», клуб был во мне заинтересован. Да и, если честно, мне не кажется, что этот человек сделал для меня так много, чтобы из-за него принимать решения, которые могут повлиять на мою карьеру.

Новость по теме
Мухин — об иске в € 350 тыс.: всё началось, когда я отказался ехать в «Зенит»

— По вашим словам, в «Локо» вас позвал селекционер. О ком речь?
— Александр Сорочинский. Мы знакомы два года — ещё с ЦСКА, куда я ездил на просмотр.

— Почему вас не взяли туда?
— Подозреваю, там тоже была история, связанная с Платовым.

— Что за история?
— Когда приходил в «Локо», он хотел пристроить другого человека из академии им. Коноплёва. Сказал, что если его не возьмут, он не отдаст им меня. Не уверен, что в ЦСКА было то же самое, но подозрения есть. Потому что когда я приехал туда на просмотр, в клубе сказали, что я им подхожу и для меня готовят контракт. А потом всё резко изменилось.

— В какой момент поняли, что ваши отношения с Платовым не складываются?
— Когда решил остаться в «Локомотиве». Он сказал, что я не имею права подписывать контракт, штрафом мне угрожал. При этом, повторюсь, у него даже лицензии агента не было. Ничего ему не ответил и принял решение остаться в «Локо».

— Что потом?
— Прислал мне счёт. 350 тысяч евро.

— Откуда взялась такая сумма?
— Она была прописана в договоре. 150 за разрыв контракта, ещё 200 — за подписание контракта с «Локо». Примерно тогда же он приехал к моему деду. Мог позвонить ему или встретиться с ним в городе, но вместо этого на пару с каким-то здоровым бугаём заявился к нему на дачу за город. Дед сказал, что я ни в какой «Зенит» не поеду.

— Что Платов?
— Молча закрыл дверь и ушёл. После этого вопросы решаются только через суд.

— Не было желания просто поговорить с ним и по-человечески решить вопрос?
— Когда он приехал к деду, понял, что с таким человеком больше даже говорить неохота. Крыша у человека поехала.

Мнение защиты

Сторону футболиста в этом процессе защищает юридическая компания SILA, одним из партнёров которой является, пожалуй, самый известный спортивный юрист России Михаил Прокопец. Непосредственно делом Мухина занимается старший сотрудник Нарек Джаникян.

Вот несколько важных подробностей, которые он попытался до нас донести.

1) Изначально Мухиным занялся Алексей Земляков. В документах по делу он фигурирует, но сразу сделал доверенность на того самого Платова, который общался с футболистами. Сам Земляков — теневая фигура. Интернет подсказывает, что он тоже связан с ИП, которое занимается транспортными перевозками в Тольятти. Но, опять же, не факт, что речь о том самом Землякове (мало ли совпадений в мире?).

2) К слову об агентской лицензии. Согласно п. 4 ст.19.3 закона о спорте агенты обязаны иметь аккредитацию для ведения спортивной деятельности. А в соответствии с п. 5 ст.19.3 закона о спорте, цитирую: «осуществление деятельности спортивных агентов по содействию в трудоустройстве спортсменов и тренеров в профессиональные спортивные клубы без получения предусмотренной настоящей статьей аккредитации не допускается».

3) Требуемая сумма компенсации в 350 тыс. евро сложилась не совсем из тех пропорций, о которых говорил футболист. Вот из чего она состоит на самом деле:

150 тыс. евро — за одностороннее расторжение договора с Земляковым.

150 тыс. евро — за самостоятельное заключение контракта с «Локомотивом».

50 тыс. евро — за то, что не уведомил о заключении договора с «Локо» за 45 дней.

Сам клуб внимательно следит за ситуацией. В частности — генеральный директор «Локомотива» Василий Кикнадзе. Вот как он прокомментировал «Чемпионату» ход этого дела.

«ФК «Локомотив» не может не следить за событиями в Тольятти. Дело касается нашего молодого игрока, он уже вписался в нашу семью. Суть вопроса заключается в том, что некий г-н Платов решил заработать денег на молодом талантливом футболисте. А такой подход напрямую идёт вразрез с п. 4 ст. 19.3 Закона о спорте, где сказано, что агенты обязаны иметь аккредитацию для ведения спортивной деятельности. Данной аккредитации у г-на Платова нет, то есть вести переговоры по трудоустройству спортсмена в профессиональный футбольный клуб он не имел права.

При этом указано, что Мухин должен был уведомить агента за 45 дней перед заключением трудового договора с футбольным клубом, а за нарушение предусмотрен штраф в 50 тысяч евро. Данное условие в свою очередь уже противоречит Конституции РФ и Трудовому Кодексу РФ, которые гарантируют право работника на самостоятельное заключение трудового договора в любое время.

Подобные теневые агенты мешают развитию молодых футболистов в нашей стране. Не хотел бы говорить об этом деле как о прецеденте в нашем футболе, но «Локомотив» и в дальнейшем будет пресекать все попытки надавить на наших игроков, отвлечь от футбола".

В общем, одно понятно уже сейчас — без поддержки (не только моральной) футболист не останется.

Суд

Самое весёлое. Слушание было открытым, поэтому на нём мог присутствовать любой желающий. В итоге в зале суда оказались только родные Мухина, Нарек Джаникян, а также юрист, представлявший сторону истца, — Александр. Забавно, что за несколько минут до заседания он пытался меня незаметно сфотографировать, а потом прикрывал рукой экран, переписываясь в WhatsApp. Появление новой фигуры его напрягло.

Избавлю вас от переписи того, что происходило эти полчаса. Расскажу лишь о главном — представитель футболиста попросил приобщить к делу новые данные, которые были представлены суду ранее — плюс 11 листов. Истец, недолго думая, заявил, что для их рассмотрения ему нужен перенос заседания примерно на… месяц.

— Предлагаю провести заседание после Нового года, — будто бы уже думая о каникулах, предложил Александр.

Судья задумалась, но сказала: «Давайте начнём, а потом разберёмся по ходу дела?».

Аргументы защиты мы представили выше, поэтому здесь сконцентрируемся на аргументах истца. Юрист по имени Александр выбрал самую очевидную тактику и сделал упор на то, что подписанный договор в любом случае нужно соблюдать. Договор же.

Дискуссия выглядела примерно так.

«Неустойка за разрыв контракта в сотни раз превышает зарплату футболиста? Но ведь «Локомотив» тоже намерен включить подобный пункт!». Ответ оппонента: «Так вопрос с «Локомотивом» лежит в области трудовых отношений, а не потребительских, как в случае с Платовым». В ответ молчание.

Через некоторое время судья Тарасюк всё-таки решилась перенести заседание. Как объяснили специалисты, ей это было нужно, чтобы в случае чего решение не оспорил областной суд — из-за отказа одной из сторон в просьбе о времени на ознакомление с новыми материалами.

После суда очень хотелось наконец выслушать сторону истца.

— Что ж вы меня снимали, я бы и так представился после заседания.

— Здравствуйте, из какого вы СМИ?
— «Чемпионат».

— Могу я узнать, чем вас так привлёк этот процесс?
— 350 тысяч евро от футболиста, который не провёл ни одного матча в РПЛ, — это, конечно, мощно.

Появилось ощущение, возможно обманчивое, что Александр далёк от футбольных вопросов (ждём светлое будущее, в котором такие вопросы будут рассматривать не гражданские суды). Впрочем, сразу после судебного заседания юрист вроде бы лучше стал понимать своё положение. Как я и обещал ему в личной беседе, запись того разговора использовать не буду, но по его итогам было очевидно, что он допускает для своей стороны возможность заключения мирного соглашения. Угрозы огромными штрафами постепенно сходили на нет.

Когда стороны пообщались, попросил Александра уделить мне минуту. Сказал, что планирую писать материал и очень бы хотел услышать позицию второй стороны. Юрист сказал, что переговорит со своими клиентами на тему того, чтобы дать комментарий. Договорились созвониться через пару часов.

Звоню. Первый звонок ушёл в никуда, но через несколько минут Александр всё же перезвонил. Сказал, что переговорил со своим клиентом (который Земляков), и тот категорически отказался общаться с прессой.

Удивляюсь: «Как же так, у вас есть возможность высказать свою версию событий и вы не хотите?».

Ответ юриста: «Ну да, пусть будет так».

Пробовал убедить его поговорить хотя бы с Платовым, на что тот ответил, что не является его представителем. На возражение о том, что Земляков оформил на Платова доверенность, а значит, он представляет и его тоже, юрист пожелал всего доброго и повесил трубку.

***

Главный вопрос к стороне Мухина только один: «Ну вы-то, взрослые люди, зачем подписали этот договор?». Не будь этой подписи, не было бы даже повода устраивать все эти долгие разборки. Мать отвечает: «Ну, в академии сказали, что все подписывают. Вот и я подписала».

К счастью для Мухина, он быстро оказался в обойме «Локо», и это обеспечило ему солидную юридическую поддержку и внимание высшего руководства клуба. Теперь он может спокойно готовиться к дебюту в первой команде, не отвлекаясь на всякую ерунду.

В другой ситуации футболист просто угодил бы в категорию проблемных и неудобных. Мало разве футболистов, чью карьеру гробило предложение поехать туда, где полуагенты рубили больше комиссионных? Тьма. Терялись и ехали, забив на мечту.

P.S.

По итогам этой истории мы обратились за комментарием в РФС. В организации это дело комментировать отказались, зато высказались о проблеме теневых агентов в целом.
«Вопрос теневой агентской деятельности является актуальным не только для РФС, но и для ФИФА в целом. В настоящее время ждём поправок в регламент ФИФА, после чего мы тоже будем совершенствовать регламент РФС по работе с посредниками. Согласно действующему регламенту, неаккредитованные посредники не являются субъектами футбола, соответственно юрисдикция национальной ассоциации на них не распространяется.

Вместе с тем мы обязаны применять спортивные санкции в отношении футболистов, футбольных клубов и тренеров, которые имеют заключённые договоры с такими лицами. Мы готовы рассматривать любое официальное обращение субъекта футбола в отношении их нарушенных прав со стороны неаккредитованных РФС посредников».

Комментарии
Партнерский контент