Мурад Мусаев
Михаил Гончаров
«Мы не собираемся равняться на «Зенит». Огромное интервью с Мусаевым обо всём
Старший тренер «Краснодара» — о сложной адаптации летних новичков, жёстком разговоре с Ари и о том, почему в 2020-м команда станет сильнее,
Футбол / РПЛ 0

Вторая половина 2019-го получилась для «быков» непростой, но очень насыщенной. Команда пережила массовую потерю лидеров и небывалую по размаху трансферную кампанию, сотворила подвиг в отборе Лиги чемпионов против «Порту», но напрочь провалилась с «Олимпиакосом», а после этого не смогла реализовать себя и в Лиге Европы, зато в чемпионате финишировала второй.

Старший тренер «Краснодара» Мурад Мусаев интервью даёт нечасто. В конце года он сделал исключение. В разговоре с корреспондентом «Чемпионата» — его версия на все события и трудности сезона.

Поездка к Лопетеги, методы самообразования

— Из «инстаграма» Кирилла Новикова мы узнали, что совсем недавно вы ездили в Барселону на класико. Как впечатления?
— Не скажу, что увидел что-то сверхординарное или сделал глобальные тактические выводы. Часто смотрю как «Барсу», так и «Реал» по телевизору, знаком с работой Зидана и Вальверде – то же самое было и на поле. Я больше получил удовольствие от самого факта просмотра такой большой игры, насладился великолепной атмосферой.

А вообще главной целью поездки в Испанию стала встреча с тренерским штабом «Севильи». Когда Лопетеги перед чемпионатом мира возглавлял сборную, команда базировалась в академии «Краснодара». У нас тогда сложились хорошие отношения с руководителями делегации, лично Лопетеги и его тренерским штабом. Давно договорились, что в будущем нас примут в его команде, сейчас поездка осуществилась. Приехали, посмотрели матч «Севильи» с «Вильярреалом», потом два дня пообщались: по поводу построения тренировочного процесса, микроциклов, аналитики и всего-всего остального.

— Лопетеги с радостью выделил время?
— С ним общались не очень долго: у команды два матча в неделю, плюс предыдущий, на котором мы присутствовали, был проигран. Я его прекрасно понимаю. С его стороны и так очень любезно, что все помощники были с нами, да и сам он тоже уделил часть своего времени. Основная наша цель – посмотреть на работу «Севильи» изнутри. Как и «Краснодар», команда играет в атакующий комбинационный футбол, поэтому очень интересно было съездить и сравнить. Когда постоянно варишься в одном чемпионате, всегда важно периодически перезагружаться, получать новую информацию извне. А когда видишь, что многие моменты в организационном процессе схожи, это тоже полезно.

— В одном из прошлых интервью вы говорили, что Галицкий не захотел вас отпускать на стажировку к Сарри и вообще к европейским тренерам, чтобы вы никого не копировали. Сейчас изменил отношение?
— Ну, как не хотел… Ситуация была такая: у меня родился ребёнок, нужно было находиться с семьей, уехать на недельный цикл никуда не мог. Спросил у Сергея Николаевича, может ли он организовать для меня короткую поездку. Условно я слетал бы в Лондон, пообщался с тренером пару часов и сразу же вылетел обратно. Но получил ответ: «Даже если и могу, не хочу этого делать. У тебя есть свои идеи, они мне нравятся, ты должен развивать их сам». Но сейчас прошёл год, Сергей Николаевич сам меня спросил, не хочу ли я куда-то слетать. Ответил: «Хочу и слетаю». Галицкий поддержал, сказал: «Всё правильно. Теперь у тебя есть свои идеи, они укрепились. Ты можешь ездить и сравнивать, что делают другие хорошие тренеры, это пойдёт на пользу».

— Слетали к Лопетеги. Куда дальше?
— Хотелось бы посмотреть на многие команды с похожим стилем игры. Думаю, в ближайшую паузу, когда будут играть сборные, попробую организовать поездку. Понимаю, что многие футболисты разъедутся, но ничего страшного. Даже если появится возможность пообщаться пусть с не с главным тренером, а со штабом, ближайшими помощниками, я с радостью. Но пока без конкретики – нет смысла заниматься, слишком рано.

— Есть иностранные клубы, матчи которых вы стараетесь по возможности не пропускать?
— При графике с двумя играми в неделю посмотреть удаётся не так много. Но сейчас небольшой отпуск, буду навёрстывать. Выделю два чемпионата. Английская Премьер-Лига – флагман. И чемпионат Испании.

— А клубы?
— Да почти все, если честно. У каждого свой стиль. Вот смотрю условно матч «Осасуна» — «Севилья». Понимаю, что хозяева уступает в качестве футболистов, с интересом наблюдаю, чем это компенсируют: агрессией, компактной обороной и так далее. Всегда любопытно анализировать, какие ресурсы тренеры находят, когда противостоят более сильным соперникам. То же самое касается и встреч двух грандов – какие тактические сюрпризы они друг другу преподнесут?

— Как сейчас проходит ваше футбольное образование? Книги, статьи, семинары?
— Многое можно брать как раз в анализе игр лучших команд Европы. У нас есть аналитический отдел, иногда могу попросить ребят из него: разберите несколько игр «Боруссии» из Мёнхенгладбаха. Или «Зальцбурга». Они готовят отчёты и нарезки: как атакуют, как обороняются, как действуют в переходных фазах. Или, например, как играют против пяти защитников, как взламывают оборону.

Бердыев, которого я считаю одним из сильнейших тренеров России, давно писал про то, как он развивался в 90-х: брал кассету с матчами «Милана», много раз её пересматривал, разбирался во всех принципах зонной обороны и других аспектах. Считаю, сейчас в Европе много сильных команд, играющих в очень интересный футбол. Это хороший метод получения наглядной информации и развития, просто нужно чуть-чуть глубже погружаться.

— В нынешнем сезоне у кого-то идеи уже подсматривали?
— Нет. Нам сейчас важнее разобраться с собственными. У «Краснодара» своя философия, она распространяется и на академию, и на первую команду. Нужно попасть в прежнее русло, окончательно вернуть стиль, решить все проблемы. Поэтому пока глупо смотреть другие команды и кого-то копировать. Но касаемо будущего – нельзя стоять на месте, новая информация помогает двигаться вперёд.

— По поводу вашей тренерской лицензии есть какие-то новости?
— Всё то же самое. В июне смогу начать обучение на категорию Pro, если будет набор. Тогда в следующем сезоне стану главным тренером официально. Глава ВШТ Андрей Лексаков просил УЕФА, чтобы мне в виде исключения разрешили поступить на Pro не через год после получения категории А, а сразу. Но в УЕФА запретили. Это не внутренний вопрос, а международные правила.

«Рубин» и «Краснодар» остаются без главных тренеров на матчах. Всё из-за УЕФА
Санкции серьезные.

— С точки зрения влияния на игру все эти запреты сильно вас ограничивают?
— В Европе я сижу на трибуне, это очень мешает. В России особенных проблем нет.

Итоги первой части сезона

— Какую оценку поставите команде за первую часть сезона?
— Если по пятибалльной шкале, где-то между «четвёркой с минусом» и «тройкой с плюсом». Когда в межсезонье столкнулись с известными сложностями – уходом и травмами ключевых футболистов, изначально понимали, что сезон получится очень непростым. Если резюмировать вкратце: в чемпионате мы на втором месте, ровно прошли всю дистанцию – этим результатом довольны. Но вылет из Кубка России и еврокубков сильно расстраивает.

— Перейра, Каборе, Газинский, Классон, Кабелла… Потеря какого футболиста стала наиболее ощутимой для команды?

— Все перечисленные – очень важные для нас, включая приехавшего Кабелла, на которого мы рассчитывали. Но, само собой, самая большая проблема – удар по центральной оси, на которой было многое завязано в нашем футболе: и контроль мяча, и выход из обороны в атаку, и прессинг. Когда ось полностью поменялась по причине ухода двух футболистов и травмы третьего, исправить ситуацию в сжатые сроки было крайне сложно. Приехавший Камболов в «Рубине» играл совсем в другой футбол, Вильена в «Фейеноорде» — тоже, он был нацелен на самостоятельные продвижения, совершал так называемые progressive runs, таскал мяч между линиями, а не комбинировал с ограничением касаний. Поэтому мы столкнулись с совершенно понятными сложностями. Хотя, если честно, я ожидал даже худшего. Ребята – молодцы! Делали всё что могли. Для столь малого на адаптацию времени они справились.

— Исходя из ваших слов, самой-самой чувствительной стала потеря Газинского, которая свалилась как снег на голову?
— Всё верно. Уходы Перейры и Каборе были плановыми. Юра должен был стать игроком, вокруг которого всё строится. Планировали поставить вокруг него двух быстрых инсайдов – Кабеллу, Вильену (или Ольссона), которые добавили бы динамики по сравнению с тройкой образца прошлого года, тогда футбол стал бы ещё лучше. Уверен, в 2020-м мы всё это и увидим – и получим прекрасную связку в центре. И «Краснодар» станет ещё сильнее, чем в сезоне-2018/19.

— Что такого есть у Газинского, чего нет у других полузащитников?
— Во-первых, он хорошо играет в одно-два касания. Очень спокоен при чужом прессинге, быстро и правильно оценивает ситуацию ещё до приёма мяча. Качественно меняет направление атаки, отрезает соперников. Допускает минимум брака. Не говорю, что Юрий лучше других наших футболистов, просто играет в стиле, очень подходящем «Краснодару». Другие полузащитники тоже будут двигаться в этом направлении.

— Вы говорите: «Ожидал худшего?». То есть прогнозировали даже более неудачные результаты?
— Нет, такого пессимизма у меня не было. Да и вообще – я боялся не ухудшения результатов, а потери стилистических особенностей. Переживал, что мы отойдём от нашей философии. А для нас очень важно оставаться командой, много играющей в атаку, контролирующей мяч.

— Потеря стиля в итоге произошла, разве нет?
— Не соглашусь в полной степени. Да, в прошлом сезоне мы играли гораздо ярче, перестройка не могла оказаться безболезненной. Что-то мы потеряли. Но наш стиль всё равно остаётся узнаваемым. Когда люди смотрят матчи, они понимают, что перед ними – «Краснодар». Пусть изменившийся, но всё равно отличающийся от большинства клубов.

Провал с «Хетафе», объяснения Ари

— Разобрались для себя, что произошло в решающем матче с «Хетафе»?
— Начнём с того, что это одна из самых неудобных команд в Европе на сегодня. Лопетеги мне сказал: «Для нас, тренеров в Испании, игра с «Хетафе» — как поход к стоматологу для удаления зуба». Я полностью согласен с формулировкой! Ещё нам в той игре не хватило футболистов. Вы видели в первом матче с мадридским клубом, насколько важен был Ари, вышедший тогда во втором тайме. А в Мадриде он отсутствовал. Также нам помог бы и Фернандеш.

И «Краснодар» отмучился. Весенних еврокубков у России не будет
Опять разгром. Теперь унижены «быки».

Но даже если бы мы были в оптимальном составе, играть против «Хетафе» тяжело каждому. Футбола мало, зато много борьбы, куча фолов. До 75-й минуты соперник был лучше нас, оказывал больше давления, но и мы создали несколько хороших подходов. До конца верил, что сможем забить. А потом ошиблись на стандарте, Уткин позволил своему оппоненту продлить мяч, пропустили. Оставалось 15 минут, можно было попытаться спасти игру, но несколько ошибок всё перечеркнули. К сожалению, этот отрезок полностью провалили, хотя до 75-й минуты теплилась надежда, что сможем забить и пройти дальше.

— Вам намного легче играть против типичных испанских команд?
— Это было бы как минимум интереснее. В прошлом сезоне встречались с «Севильей» и «Валенсией», получались отличные матчи: атака на атаку, открытый футбол. Но таковы реалии футбола: в Европе встречаются и такие соперники, как «Хетафе». В России – тоже. Нужно ещё больше работать и быть готовыми к любому характеру матча. Уметь отвечать в жёсткой силовой манере на стыки, готовиться к постоянным фолам соперника, к ситуациям, когда они при первом нарушении сами падают, кричат и корчатся на газоне. Это нормальные вещи. Все периодически противостоят таким командам.

— Если бы была возможность вернуться назад, что-то изменили в тактике или стартовом составе?
— Легко рассуждать задним умом. После игры всегда кажется, что мог сделать что-то иначе. Возможно, могли бы сыграть по схеме 4-3-3, а не 4-4-2, вместо Берга или Игнатьева выпустить человека на позицию «десятки». Но у нас на это место фактически оставался только Уткин. Молодой парень, ему сложно играть с первых минут против «Хетафе». А любой другой футболист, которого могли туда поставить – Ольссона, Вильену, Камболова – не был бы настоящей «десяткой». Так что не уверен, что это в корне что-либо изменило. Плюс перед игрой усталость накопилась у Шапи. Можно было бы поставить с первых минут Скопинцева. Но перед игрой принятое решение мне казалось правильным. И сейчас я по-прежнему думаю, что это был оптимальный состав.

— Вы упомянули отсутствие Ари. В интернете подняли любопытную статистику – последние матчи в году он стабильно пропускает на протяжении долгих лет.
— Я работаю с ним два года. В прошлом сезоне у Ари было повреждение задней поверхности бедра, делали МРТ, доктора видели надрыв. Никаких претензий. Сейчас же он заработал две жёлтые карточки, связанные с недисциплинированным поведением. Само собой, я был недоволен – как и любой тренер был бы на моём месте. У нас состоялся неприятный разговор. Ари показал мне билеты в Бразилию из Мадрида. Он хотел сыграть матч с «Хетафе», потом улететь из Испании с семьей. Убеждал, что игра была для него такой же важной, как и для всей команды, но эмоции захлестнули: защитник «Базеля» Альдерете весь матч провоцировал, бил исподтишка, и он себя не сдержал.

Хотя всё это не оправдывает Ари. Он был оштрафован. И сам понимает, что в важный момент команда осталась без одного из своих лидеров. Надеюсь, такого больше не повторится. А что происходило до меня, трудно анализировать. Могу говорить только про совместную работу.

Состояние травмированных, будущие трансферы

— Вы говорили, что Классон, получивший травму ещё в прошлом мае, не сыграет аж до конца сезона. То есть суммарно пропустит целый год. Почему такие огромные сроки?
— Слишком тяжёлая травма. Повреждены крестообразная связка и мениск. Ему делали несколько операций в Мюнхене – не подряд, а разнесённые по времени, что повлияло на восстановление. Изначально врачи ставили именно такие сроки. Хотя сейчас, исходя из работы Виктора, думаю, он немного опережает график. Если продолжит в таком же темпе, есть шанс, что мы увидим его до конца чемпионата. Вероятно, как раз в апреле. Классон полон оптимизма, занимается с нами в Краснодаре.

— У Кабелла стандартные сроки?
— Да. Есть надежда, что выйдет уже в марте. Восстановление проходит по плану, надеюсь, в феврале Реми уже будет в общей группе, и к возобновлению сезона подойдёт пусть не как основной футболист, но как боевая единица.

— Если бы не внезапные травмы Газинского и Классона, приобретений летом было бы меньше?
— Возможно. Но если бы мы даже без этих двух потерь купили всех футболистов, которых приобрели в итоге, они точно не стали бы лишними. Хотя не буду скрывать: многих футболистов мы вели заранее, а по другим пришлось решать вопрос экстренно, искать исполнителей, ранее не числившихся в наших списках.

— Например?
— Если Вильену и Кабелла мы вели долго (Реми – вообще несколько лет), то Камболова и Фернандеша взяли после упомянутых травм. Но, повторю, мы очень рады приходу обоих. Очень сильные футболисты, уже проявившие себя в чемпионате России. И независимо от восстановления травмированных ребят, Руслан и Мануэл будут бороться за место в составе на равных. И, возможно, именно они будут играть. Здоровая конкуренция пойдёт на пользу всем. Сейчас, когда все поправятся, у нас будет полноценная команда. Ни одного лишнего игрока.

— Стандартный вопрос: планируются ли зимой трансферы на вход?
— Вероятность минимальная. Только если в случае чьего-то ухода.

— Кто может уйти?
— Понимаю, что есть ряд футболистов, получающих меньше практики, чем они хотели бы. Сегодня у клуба есть несколько предложений, над которыми мы размышляем. Только обойдёмся без конкретики. Если поймем, что трансфер пойдёт на пользу игроку, тогда возможно всё.

Фото: Сергей Апенькин, «Чемпионат»

Адаптация новичков

— Почему затянулась адаптация Намли, который был в полном порядке в Эредивизи и на которого возлагались большие надежды?
— Юнес – игрок, который любит возиться с мячом, у него хороший дриблинг. Он опускается ниже, берёт мяч, двигается с ним вперёд через ведение. В Голландии нет такой плотности, как в России, там почти все команды играют по схеме 4-3-3, идёт футбол «атака на атаку».

Вы ведь слышали, что Слуцкого критиковали за «не совсем голландский футбол». У нас же –другая история. Команды сильны физически, многие играют по модулю 5-Х-Х, нет столько зон и пространства, чтобы долго возиться с мячом. Идёт более атлетичная и быстрая игра.

Период перестройки для Намли затянулся. Он получал много времени, часто выходил с первых минут, но смена чемпионата далась тяжело. Конечно, мы ожидали, что Юнес втянется быстрее.

— Первоначально вы рассматривали его в центре, но затем передвинули на левый фланг. Как раз для того, чтобы имел там больше пространства?
— До Голландии – в Дании – Намли тоже играл на фланге, причём успешно. У него были достаточно сильные показатели, хорошая результативность. Мы посчитали, что на крае он сможет чаще касаться мяча. Юнес должен был играть узко, получать мячи ближе к центру, использовать дриблинг, который так любит.

— В чём конкретно ему надо прибавить, чтобы дорасти до уровня «Краснодара»?
— Он должен быстрее работать с мячом. Прибавить в фазе переключения в оборону, да и в самой обороне — единоборствах, общекомандном прессинге. И, конечно, в фазе организации атаки играть за счёт меньшего количество касаний, а свою сильную сторону – дриблинг – использовать непосредственно перед штрафной или внутри штрафной.

— Адаптационные риски при переезде игрока из одного чемпионата в другой вообще реально просчитать на этапе планирования?

— Риски, конечно, были, и мы их понимали. Но уровень Намли и его стилистика позволяли надеяться, что этот процесс окажется не таким болезненным.

— Бразилец Кайо стал чуть ли не первым новичком «Краснодара» летом. Но тоже толком не играл: два матча с ЦСКА и «Спартаком» в чемпионате, игра в Кубке с «Нижним Новгородом», где он допустил решающую ошибку.

— Считаю, Кайо – один из сильнейших полузащитников в России в оборонительной фазе: по отборам, перехватам и верховым дуэлям. Но его трудности связаны с началом атаки. Особенно – под давлением. Наша стилистика такова, что опорный полузащитник должен быть хорош с мячом при чужом прессинге. С Кайо ведётся работа – как индивидуальная, так и в рамках командных тренировок, стараемся улучшить ему первый пас. Когда мы следили за футболистом, понимали, что трудности возникнут. Но будем работать дальше.

— А против ЦСКА и «Спартака» выпускали его как раз для того, чтобы помог качественно сыграть в обороне?
— Нет. Это не было специальным тактическим ходом под соперников. Перед ЦСКА случился матч в Швейцарии, где Камболов сыграл не очень хорошо, поэтому мы провели ротацию. Против «Спартака» Кайо вышел на второй тайм из-за того, что Руслан почувствовал дискомфорт в задней поверхности бедра. Просто рабочие моменты.

— Идём дальше. Приобретение Берга – желание разнообразить игру, сделать команду мощнее?
— Это учёт ошибок прошлого сезона, когда в важнейшей весенней части мы остались без чистых нападающих, приходилось ставить на позицию Классона. Ари провел только 50 процентов матчей, а Игнатьев в силу молодости недостаточно стабилен. Поэтому нам требовался третий форвард. И вы видели, что в текущем сезоне в конце лета, когда сначала выбыл Ари, а потом Игнатьев, мы на долгий период остались с одним Бергом. Тогда приобретение третьего нападающего оказалось полностью оправданным. Ожидали, что проблемы возникнут – они и возникли.

— Вы хотели именно большого нападающего?
— Не сказал бы, что Берг – большой нападающий. Рост – 183, вес – 76. Да, он цепляется за мячи, это факт, но его нельзя назвать таранным форвардом. Мы хотели взять опытного футболиста, который поиграл и продолжает играет на серьезном уровне (а Маркус – основной футболист сборной Швеции). Плюс мы были скованы рамками финансового fair-play. Когда всплыл вариант с Бергом, он стал почти идеальным со всех точек зрения. Были только два минуса: то, что Маркус не прошёл сборы с командой, и то, что какое-то время играл в чемпионате ОАЭ, где уровень не столь высокий, как в России.

— Большой резонанс вызвало ваше прошлое интервью коллегам, где вы защищали Берга от критики и для этого не поленились вооружиться статистическими показателями – касаниями в штрафной, голами за 90 минут и так далее. Настолько были возмущены?
— Сейчас, как я понимаю, критики в адрес Берга нет. Когда тренер защищает своего футболиста от нападок – это абсолютно нормально, так и должно быть. Все должны были понять: когда у команды сложный период с точки зрения графика и травм, важен каждый футболист. Маркус принёс очень много пользы. Да, первоначально он находился не в лучшей форме, потратил время на адаптацию, но осенью вы все увидели его уровень. Убедились, что Берг – сильный игрок, забил ряд важных мячей, полезен не только бомбардирскими качествами, но и тем, как цепляет мячи, сохраняет их. Он трудяга, даёт большой объём работы в прессинге, в обороне.

6 игроков РПЛ, которые заиграли вопреки насмешкам
Как в краткие сроки изменить о себе мнение общественности.

Когда мы играем с двумя центральными нападающими, Маркус дорабатывает по опорнику соперника. Делает такие вещи, которые кому-то не видны, но для команды очень полезны. Пять голов Берг забил за нас, ещё два – за сборную, причём важных, испанцам и румынам, они позволили сборной Швеции выйти на Евро-2020. Тренер шведов даже сказал в интервью, что увидел лучшего Берга за последние годы. Повторю, мы рады, что Маркус в нашей команде.

— Берг забил два гола после угловых, открываясь при стандартах на дальнюю штангу. Почему он врывается именно в эту зону?
— В борьбу по центру вбегают самые высокие – центральные защитники. Ари играет по ближней штанге, поскольку хорошо вылетает на опережение. А Берг – по дальней. У каждого на стандартах свои позиции и манёвры. После собственного анализа и разговора с Маркусом мы поняли, что на дальней штанге он наиболее эффективен.

— Фернандешу пока далеко до уровня времён «Локомотива»?
— Когда мы потеряли Кабелла, столкнулись с острой проблемой нехватки игрока на позицию «десятки» или на фланг. Обсуждался ряд футболистов, в том числе из чемпионата России. Могли взять игроков, которые были бы в тонусе. Потом мне предложили Фернандеша. Конечно же, я понимал, что последний матч Мануэл играл 13 мая – и был к моменту трансфера растренирован. Да, он большой профессионал, работал сам по индивидуальной программе, но этого явно недостаточно, чтобы быть готовым для чемпионата России.

Я осознавал все риски. Но всегда симпатизировал этому футболисту и без раздумий сказал: «Давайте возьмем его». Потом Мануэл, уже перейдя к нам, получил микроповреждение, что ещё сильнее затянуло набор формы. Когда первые три-четыре матча Фернандеш выходил на замену, мы вообще видели другого футболиста. Но последние игры в году – и в еврокубках, и в чемпионате – перед нами был Мануэл, который близок к своим лучшим временам в «Локомотиве». У меня большой оптимизм по его поводу, он принесёт «Краснодару» много пользы.

— Летом вы говорили, что Скопинцев для вас левый защитник и его адаптация скоро закончится. Но Дмитрий по-прежнему не игрок старта, а когда выходит, чаще оказывается ближе к атаке.
— На сборах он получил травму мениска, проводили оперативное вмешательство. Потом возникли проблемы с ключицей. Сезон получается скомканным. Плюс на его позиции играет Рамирес – игрок крепкого европейского уровня. Выиграть конкуренцию достаточно сложно. Выходы Скопинцева и Стоцкого в качестве крайних нападающих случались не от хорошей жизни. Мы два месяца не могли рассчитывать на травмированного Вандерсона, на позициях оставались лишь Шапи и Фернандеш.

Грустная история Скопинцева. Как портится карьера кандидата в сборную России
Памятка о том, какие факторы нужно обязательно учитывать при выборе нового клуба и момента для перехода.

Стоцкому вообще тяжело играть вверху поля, ему нужен простор, зона для разбега. Скопинцев более атакующий игрок, чувствует себя лучше (по сравнению со Стоцким) в роли крайнего нападающего, может нестандартно сыграть в дриблинге и обострить игру. Но и в его случае я считаю, что ему комфортнее играть в ширине именно на позиции защитника. Или, само собой, линейным при 3-5-2, как в «Ростове». Мы ожидали, что адаптация пройдёт быстрее, но пока она складывается именно так. Тем не менее, Дима старается, работает, переживает. Он молодой парень, всё впереди.

Тактика, переход на 4-4-2

— Если резюмировать игру всех новичков, Вильена – единственный, кто сразу адаптировался и провёл ровно всю первую часть сезона?
— Тонни – это прототип питбуля. Любит борьбу и жёсткие стыки, поэтому игровая стилистика в России для него не стала проблемой. Нужно рубиться – окей, будет рубиться. Что касается моментов, связанных с началом атаки и, в частности, уменьшения количества касаний, ему тоже нужно прогрессировать. Но у Тонни есть сильная сторона – он добегает в атаке, хорошо находит зоны: между центральным и фланговыми защитниками, между центральными защитниками. Даёт много предложений, что важно для нашего игрока позиции «бокс-ту-бокс». Плюс, повторю, его любовь к борьбе и умение выходить из неё победителем помогло влиться в чемпионат России. Тот же Намли всё-таки любит другую игру.

«Краснодар» — гегемон по владению мячом, «Спартак» — по жёлтым карточкам и обводкам
Узнайте: в чём круче всех «Зенит», а в чём — «Локомотив». Очень любопытные цифры РПЛ.

— Постоянные упрощения и верховые забросы от Вильены в сторону того же Ари вас устраивают? В матче с ЦСКА они, к примеру, шли постоянно. И со своей половины поля, и с чужой.
— Не сказал бы, что их очень много. Да, случаются. И не всегда по делу. Мы будем стремиться к тому, чтобы мяч был больше внизу. Но если вы вспомните, забросы от того же Перейры на Ари и Игнатьева были год назад эффективными, мы забили три-четыре мяча после таких передач. Отрабатываем эти эпизоды на тренировках. Но для них важно соблюдать последовательность: а) должна быть зона для открывания нападающего; б) должно состояться это открывание; в) и только тогда должна следовать передача от полузащитника. Если же ничего не готово, заброс не нужен, иначе мы просто отдаём мяч сопернику или отправляем его в борьбу. Но я не сказал бы, что мы перебарщиваем. Частота длинных передач некритична.

— «Краснодар» в нынешнем сезоне едва ли не впервые за последние годы стал играть 4-4-2 с двумя центральными нападающими. Почему перестроились?
— Я и сейчас продолжаю считать, что самая оптимальная схема для «Краснодара» – 4-3-3. Но вмешалось обилие травм и отсутствие игрока на роль «номер 10». Мы брали туда Кабелла, но он выбыл надолго. Пришёл Фернандеш, который тоже может сыграть центрального атакующего полузащитника. Однако одновременно получил повреждение Вандерсон, Фернандеша пришлось двигать на фланг. То есть у нас отсутствовал футболист, который завязывал бы игру между линиями, как в прошлом году это неплохо делал Перейра, а в новом сезоне поначалу Кабелла.

Мы ставили туда Ольссона, но он тоже любит опускаться ниже, его идеальная позиция – «бокс-ту-бокс». А Ари и Берг к осени оба набрали хорошую форму. Мы посчитали, что глупо использовать их по очереди или в какой-то ротации, стали использовать схему 4-4-2, где Берг и Ари по очереди оказывались в роли «десятки», когда мы завязываем атаки, отвечали за получение мячей между линиями, сохранение мячей и дальнейшее обострение. На тот момент, считаю, это были идеальные сочетания с точки зрения текущей готовности игроков. В принципе, тактика работала. Но в идеале «Краснодар» в моём представлении – это всё равно схема 4-3-3, она нам подходит лучше остальных, её мы будем развивать. Хотя не исключаю, что 4-4-2 будет эпизодически применяться дальше, в ряде игр она оправдала себя. И добавила вариативности.

— Недостатки 4-4-2 – отсутствие игрока в центре поля?
— Да. Если оба нападающих начинают больше открываться за спины защитникам, то не хватает связующего футболиста, получающего мяч между линиями полузащиты и защиты соперника. В игре с «Тамбовом» это прослеживалось. Плюс возникают проблемы при прессинге и игре в обороне. Например, как я уже сказал, Вильена любит открываться вперёд, добегать в первую линию нападения. И когда мы теряем мяч, часто не хватает людей для убора чужой атаки, для контрпрессинга. То есть мы даём большое количество людей вверх, а при потере за линией мяча остаётся один опорный полузащитник, который разрывается между несколькими соперниками. Это минусы. Зато плюс – оборона любого соперника, играй он с двумя центральными защитниками или тремя, находится под давлением двух центральных нападающих. Это тяжело для всех.

— В нынешнем сезоне вы стали чаще использовать Вандерсона на левом фланге, хотя раньше говорили, что он вам больше нравится справа. Дело тоже в нехватке кадров?

— На каком-то этапе мы остались только с Шапи и Вандерсоном. Вы прекрасно знаете, что игра Шапи – это действия на правом фланге со смещением в центр под удар с рабочей левой. Если бы мы перевели его налево, он потерял бы намного больше, чем теряет там Вандерсон. Бразилец имеет огромный опыт игры слева, ранее он выходил там почти всегда. Так что альтернатива у нас отсутствовала.

Фото: Сергей Апенькин, «Чемпионат»

Молодёжь, судейство

— Черчесов в недавнем интервью сетовал на то, что вы не задействуете Сафонова в матчах Лиги Европы. Тренерский штаб сборной хочет оценить молодого вратаря на международном уровне, но лишён такой возможности.
— Сафонов провёл три матча в Лиге чемпионов – два против «Порту» и один против «Олимпиакоса». Также он играл с «Базелем», «Хетафе» и «Трабзонспором» в трёх стартовых турах Лиги Европы. Имеем шесть матчей против очень сильных соперников – нельзя утверждать, что на международном уровне он не выступает. Далее. Матвей выходил против «Спартака», «Зенита», ЦСКА, «Локомотива». Это тоже команды высокого уровня, против которых он наиграл множество матчей. Поэтому я вообще не вижу никакой проблемы в том, чтобы оценить футболиста на основе увиденного. Как и в том, что он не был задействован в последних трёх играх Лиги Европы. Разве они повлияли бы на его оценку как вратаря?

«Зачем мне в сборную России, если я не буду там играть?». Интервью с Сафоновым
Вратарь «Краснодара» — о провале российских клубов в еврокубках, отрыве от «Зенита», перспективах сыграть на Евро-2020 и грядущей свадьбе.

Что касается появлений в составе Крицюка: Стас в прошлом сезоне не провалил ни одной игры. Это футболист, который много лет в команде, один из наших лидеров. Просто так произошло, что Сафонов себя очень хорошо проявил и занял его место. Но Крицюк не давал повода усомниться в нём. Поэтому в ряде кубковых матчей мы его задействовали. Нормальная практика для клубов, имеющих двух вратарей высокого уровня.

— По-вашему, Сафонов — вратарь уровня сборной России?
— Считаю, что да. Причём уже давно.

— Довольны тем, как развивается карьера Игнатьева?
— Хотелось бы видеть от него большего прогресса. С ним ведётся большая работа – не только на поле, но и вне его. Мы знаем, что Ивану нужно улучшать. Сейчас всё зависит только от него самого.

«Хотел показать «Краснодару», что не думал идти против них». Игнатьев вспоминает
О нашумевшей весенней истории и не только о ней.

— Его уход действительно возможен? Появляется разная информация.
— По нему есть определённые предложения. Когда будет конкретика, клуб об этом объявит официально.

— Планы по Сорокину не изменились? Он доиграет сезон в «Рубине»?
— Это зависит от Леонида Викторовича Слуцкого – нужен он ему или нет. Позже переговорим и примем решение. Если в Казани на Сорокина рассчитывают, он там и останется. Если нет, то нужно либо забирать к себе, либо отдавать в аренду в другой клуб. Пока этот вопрос открыт.

— После московской игры с ЦСКА вы жёстко прошлись по судейству. С тех пор был хотя бы один матч, который вас взбесил в плане арбитража?
— Я не был тогда взбешён, просто недоволен. Взбесить меня трудно. Конечно, недовольство возникало и в других играх. Например, против «Локомотива», когда нам забили гол после явного нарушения на Камболове. Также нам не дали явный пенальти на 90-й минуте в игре с «Динамо», когда Каборе сбил Спайича. Эпизод позже был разобран, подтверждена неправота арбитра. Если вы посмотрите статистику, результативных ошибок судей против «Краснодара» набралось гораздо больше, чем в пользу. И когда твоя команда раз за разом недосчитывается очков по причине решений арбитров, а тебе просто говорят: «Извините, мы ошиблись», это не может не вызывать недовольство. Но мы привыкли ко всему этому. Ничего нового.

— О чём речь – о низком уровне судейства или предвзятости?
— Это не моё дело – выносить оценки. Есть факты: результативные ошибки, в большинстве случаев от которых страдает наша команда. Я этим недоволен. А что и почему так происходит, вопрос не ко мне.

— Вы тоже видите абсурдность в нынешнем формате работы ВАР в России?
— Я был на матчах «Севилья» – «Вильярреал» и «Барселона» — «Реал». Больше 15 секунд ни один из эпизодов при помощи ВАР не смотрелся. Ни один! В последней нашей игре с ЦСКА – по пять минут каждый эпизод. По пять! Суммарно набралось 15. Причём некоторые моменты вообще не нужно было смотреть. В Испании, да и в той же Англии ВАР используется главными арбитрами в крайних случаях, делается это очень быстро, игра вообще не рвётся на эпизоды, получается динамичный футбол. Нашу же игру с ЦСКА разорвали на всё, что только можно. Мы постоянно стояли и смотрели. Конечно это не способствует динамичности, зрелищности. Вот что нам нужно улучшать.

Страсти по судейству в матче «Краснодар» — ЦСКА! 15 минут ушло на видеопросмотры
Споры, «вары», эмоции, страсти. Поиграть в футбол командам не дали.

— А вы сами, к примеру, быстро разобрались – была рука у Ари в моменте с пенальти в ворота ЦСКА?
— Есть же камера из-за ворот, где видно, что её нет. На общих повторах непонятно, но из-за ворот всё чётко. Даже спорить бессмысленно.

— Лидер нашего чемпионата — «Зенит» — пропустил всего девять голов, он выше всех на две головы по оборонительным показателям. Вы как тренер находите объяснение этому? Фактор Барриоса?
— «Зенит» в целом хорошая команда. Там не держится что-либо на одном игроке – будь то Барриос, Иванович или другие, всё завязано на общей структуре. В любом случае, мы не собираемся равняться на «Зенит». Смотрим только на себя. И будем думать не столько о том, как меньше пропускать, сколько о том, как больше забивать. Это и есть зрелищный футбол. Конечно, пропускать тоже хотелось бы меньше, в прошлом сезоне с ЦСКА и «Ростовом» мы разделили первое место по количеству пропущенных (23 за 30 туров). Но оборона – это не только четвёрка защитников, которая у нас вообще не изменилась, а действия всей команды, включая верхнюю шестёрку, – перестроения после потери мяча, работа в высоком прессинге и так далее. Как только всё это синхронизируется, пропущенных мячей станет меньше и у нас.

— У вас есть понимание, почему для российских клубов в Европе всё сложилось именно так?
— Моё мнение таково: определяющим фактором стали кадровые сложности. У ЦСКА большие, просто огромные проблемы с составом возникли на старте еврокампании. «Локомотив», наоборот, потерял всех своих лидеров в концовке, отсутствовала чуть ли не половина команды. Та же история и с нами. Когда играли важнейшие матчи с «Олимпиакосом» в отборе Лиги чемпионов, не могли рассчитывать на Ари, Мартыновича и Кабелла, травмировавшего в начале первой игры с греками. А равноценных замен не нашлось. Плюс фактор длинного сезона: к концу года периодические потери случались у всех, как из-за повреждений, так и карточек.

Эпидемия травм как раз и не позволила выступить российским клубам так, как в прошлые годы. Я считаю, что нет никакой большой системной проблемы, о которой сейчас громко говорят на каждом углу. Просто в конкретный сезон таково стечение обстоятельств. А в следующие годы, уверен, всё будет намного лучше.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Читайте также
Партнерский контент