Интервью с судьёй Василием Казарцевым
Максим Ерёмин
«Покрасился и уехал в Таиланд. Подальше ото всех». Признания судьи, разозлившего Гинера
Василий Казарцев — о том самом матче «Краснодар» — ЦСКА, химии с Фернандо и письме Шойгу.
Футбол / РПЛ 0

Матч «Краснодара» с ЦСКА, возможно, самая скандальная встреча первой части сезона. Вполне вероятно, именно она стала точкой невозврата для Александра Егорова. Сразу после её финального свистка Евгений Гинер разразился мощнейшим спичем на «Чемпионате».

Гинер: за такое судейство Егорова надо не просто гнать, а сажать в тюрьму!
Президент ЦСКА настаивает на решительных шагах после матча его клуба с «Краснодаром».

После той же игры был уволен многолетний начальник «армейцев» Сергей Якунчиков, и вокруг этой истории тоже ходит много легенд. По одной из них, высшее руководство обвинило его в том, что он недорабатывает по части коммуникации с рефери. Якунчиков ответил коротко и чисто по-русски (цитат приводить не будем).

Судить ту игру выпало Василию Казарцеву.

— Матч «Краснодар» — ЦСКА до сих пор вспоминаете?
— Каким бы резонансным он ни получился, для меня это самый знаковый матч, подобного которому по афише у меня не было. Когда получил назначение, внутри всё пылало. Причём буквально за три дня до этого был юбилей — 40 лет — а тут такая игра. Своеобразный подарок. Ехал туда с уверенностью, что всё будет хорошо и реально получим удовольствие.

— Вряд ли получили.
— Достойно её отработали. Как бы ни клеймили меня болельщики ЦСКА, у «Краснодара» тоже был ряд моментов, которыми они могли быть недовольны.

— Так почему вы считаете ту игру удачной?
— Удалось с первых минут разогнать темп игры и не вмешиваться в мини-эпизоды. Игроки это поняли и приняли. Первый фол случился лишь около 20-й минуты, такое вообще в принципе трудно представить. Футболисты играли, и я им не мешал.

— Неужели у Ари не было игры рукой в том эпизоде с пенальти?
— На матче был VAR, и это накладывало свои нюансы по работе судьи в поле. Возможно, рука была, но после него случился эпизод с назначением пенальти. То есть, если я сомневаюсь, была рука или нет, не могу просто взять и сорвать, возможно, голевую атаку. Я не уверен, что Ари играл рукой. Да, у него такая тактика, он всё время держит руки около ног и в полуприсяде пытается сыграть бедром. Посмотрев все повторы после матча в VAR-комнате, уверен, что там было бедро, после чего мяч отскочил в живот. Там почему пауза длилась долго — нужно было проверить правильность назначения пенальти плюс понять, красная это или жёлтая карточка для Облякова. В итоге мне сказали: всё в порядке, пенальти проверили.

— Но ведь из ворот был убойный ракурс, с которого игра рукой очевидна.
— Это зависит от того, с какой стороны смотреть. Давайте я вам покажу.

Видео можно посмотреть на «Чемпионате»

К тому же есть кадры со спины Ари, где видно, что между рукой и мячом есть просвет, дальше он рикошетит от бедра в живот, и мяч оказывается перед ним. Момент с Ари просматривал VAR, и у них не было ни одного убедительного ракурса, с которого точно было видно, что бразилец играл рукой. Потому что смотреть надо не с одного повтора, а в совокупности, в этом и есть принцип работы VAR. Мы приняли правильное решение, каким бы оно спорным до сих пор ни казалось. И наш руководитель это потом признал.

— После игры ЦСКА отреагировал на слова Егорова о «достойном матче», выложив целую нарезку спорных решений.

— Видел. Во-первых, некоторые моменты там были склеены. Например, эпизод, где Чалова толкает Мартынович и судья якобы не назначает штрафной, вообще повтор другого момента, где штрафной удар был назначен. В некоторых моментах, когда не давали нарушения в пользу ЦСКА, мяч вообще оставался у них, и не было необходимости свистеть. Да и потом, у нас есть требование от департамента РФС не свистеть по каждому поводу, чтобы сделать игру более динамичной. Эту игру я пересматривал раза четыре, и она была быстрой, легко смотрелась. Что они хотели показать этой нарезкой, что хотят видеть свистки по каждому поводу?

— Были ещё вопросы по продолжительности игры.
— Может быть, эти длительные паузы подпортили общие впечатления. С другой стороны, весь мир хочет, чтобы использовался VAR, и технологии шагнули в футбол. Пожалуйста, но если в матче случается много моментов, которые должны быть проверены на экране, значит, паузы будут. Мы стремимся к тому, чтобы это происходило быстрее, но это ведь тоже приходит с опытом.

— Обидно слушать матерные тирады вроде той, что была у Гончаренко?
— В той ситуации от меня потребовали рапорт, поэтому рассказываю, как всё было. Первый помощник судьи по инструкции после матча уходит в подтрибунное помещение, и там уходящие игроки задавали ему вопросы. Он что-то им отвечал, и я слышал это в наушник. Соответственно в одном ухе у меня были слова помощника, в другом — слова игроков, стоящих вокруг. Видел, что Виктор Михайлович идёт ко мне, размахивая руками, и что-то говорит. По жестикуляции понимал, что он говорит о пенальти: показывал то на одну штрафную, то на другую. Но конкретно те слова, клянусь, вообще не слышал.

— То есть услышали их только в записи?
— Да, но я не обиделся. Ну высказал человек свои эмоции, не оскорблял же. Если камера будет ходить за всеми… Мы тоже употребляем такие слова. Тем более вот это слово на букву «х» он сказал, повернувшись в сторону. Для камеры было слышно идеально, но мне, будучи на расстоянии, было реально неслышно. Более того, сделав два шага назад, он развернулся и сказал: «Спасибо за работу, всё было по делу». Мы с ним поздравили друг друга с наступающим Новым годом и разошлись тихо-мирно.

— Как пережили то, что случилось после игры?
— На следующий день перекрасил волосы в белый цвет и улетел в Таиланд, подальше ото всех. Сейчас на волосах уже только остатки, а там вообще блондин был. Думал, скажу всем, что это всё после написанного о той игре. Пусть думают: поседел. Не припомню, чтобы судьи красили волосы, первое время стрёмно себя чувствовал. Но потом всё больше начало это нравиться. Не знаю, может, и верну естественный цвет, иначе болельщики наверняка воспримут это по-своему. Но руководство претензий не предъявляло, тем более Кашшаи меня в другом виде и не наблюдал.

Казарцев извинялся перед Егоровым за его оставку и не понимает, почему уволили Якунчикова. Считает, разговоры про влияние начальников на судей — бред

— С Егоровым после его увольнения связывались?
— Пытался ему звонить, но телефон он не взял. Переписывались по смс. По большому счёту, из-за наших ошибок этот снежный ком накопился. Его бывшая должность тяжкая: сегодня назначили, а завтра уже пошло недовольство. Егорову я написал: «Прошу прощения за все мои косяки». Он ответил: «Зла не держу».

— Гинер разгромил его как раз после той игры.
— Притом что после матча к нам не то что бы претензии предъявляли — тот же Сергей Павлович Якунчиков, к которому отношусь с большим уважением, поинтересовался лишь двумя моментами. Почему мы расценили так момент с возможной игрой рукой и падением Чалова.

— Комиссия потом признала, что там должен был быть пенальти.
— Да, но я себя больше грызу не за этот матч.

— А за какой, например?
— «Оренбург» — «Крылья Советов».

— Из-за массовой драки?
— Не поэтому. Был уверен в этом тогда, и это подтвердили все судейские инстанции: эпизод с возможным попаданием мяча в руку Чернова, после чего началась стычка, не нарушение. Если свой игрок бьёт своему игроку в руку, это не фол. Ну а то, что там дальше разгорелся конфликт, такое бывает в футболе.

— Федотов сказал, что вы предлагали ему с Божовичем выяснить отношения лично?
— Там было немножко по-другому. Когда я показал ему красную карточку по подсказке резервного, он спросил меня: «За что красная карточка?». Говорю: «Владимир Валентинович, не могу сказать точно, за что. Вы там с Божовичем разбирались, резервный мне подсказал». Ни в коем случае не говорил: «Идите разбирайтесь».

— Почему считаете тот матч неудачным?

— Там был эпизод с неназначением пенальти. Он был очень скоротечный, и тут признаю: к сожалению, ошибся. Мы, судьи, очень критично к себе относимся, и если что-то не получается, копаемся внутри себя. Кого-то отпускает быстрее, кого-то дольше. Но если постоянно об этом думать, можно в депресняк уйти, а тебе через неделю опять на работу выходить.

— Ещё немного про ЦСКА. Удивила причина, по которой уволили Якунчикова?
— Общались с ним после матча, и он реально был с чёрным лицом после разговора с руководством. У него скоро юбилей, с удовольствием позвоню ему и поздравлю. Человек уважаемый, он был на своём месте и отдавал футболу всего себя. А из-за чего его уволили — из-за того, что их как-то судят не так?

— Есть такая версия.
— В каждой команде есть начальник или другой человек, который встречает нас в аэропорту перед игрой. Он привозит нас в отель, организовывает ужин и обед в день игры. И что, если в одном клубе мне налили компот, а в другом кока-колу, у меня к ним должно быть разное отношение? Это бред. Есть люди, которые в клубах работают очень много времени. Например, в «Оренбурге» работает Игорь Яковлевич Шабля — он визитная карточка команды. Если Казарцев отработает плохо, ему теперь тоже предъявлять за плохую работу с судьями? В «Ростове» Михаил Степанович [Пипенко] уже не начальник команды, но тоже известное лицо для судей. Такие люди есть в каждом клубе, но из-за этого никаких симпатий к ним не появляется.

— А если это бывший коллега, как в случае с Сухиной?
— У него своя работа, у нас — своя. Дорожу тем, чего достиг, а если начинаешь думать теми категориями, кто у тебя знакомый… Противопоставить этим разговорам мы можем только свою качественную работу, а ходить и говорить всем, что они заблуждаются, не наша задача.

Несмотря на скандальный матч ЦСКА, Казарцев — один из главных экспертов России по футбольным правилам. Даже Карасёв называет его главным знайкой

— Когда мы делали интервью с Лапочкиным, то спросили его о главном знатоке правил в России. Знаете, кого он назвал?
— Читал. Знаю, что меня. Сергея знаю с 98-го года, мы познакомились в Петербурге. Он ещё и рассказал, что вы ему на это ответили.

— Напомните?
— Не ручаюсь, что это были конкретно вы, но его спросили: кто это такой? (Смеётся.) Но благодаря тому, что несколько матчей в этом сезоне прошли так резонансно, теперь моя узнаваемость повысилась, ха-ха.

— Откуда такая любовь к правилам?
— Всё началось в Военной академии им. Можайского в Питере. Там на каком-то матче мне дали флажок и сказали: иди, помогай! Команда играла в схему с последним защитником и всё время пыталась делать искусственные офсайды, а я такой: «Ни фига! Идите в атаку!». Ко мне сначала прибегали, с пеной изо рта кричали, что ничего не соображаю. А потом предложили пойти в школу судей. Брошюрка с правилами была тоньше, чем сейчас, поэтому запомнил всё практически слово в слово.

— Приведёте пример правила, о котором мало кто знает?
— Таких много. У нас на сборах иногда бывают шарады, где нас спрашивают, как надо себя вести, когда во время матча на стадион прилетело НЛО, и всё в таком духе.

— И как?
— Матч заканчивать и уходить: значит, в этой жизни ты видел всё (смеётся).

— А реальный пример?

— Например, со стандарта напрямую нельзя забить гол в свои ворота. С любого. Скажем, даёшь вратарю пас, а он завязывает шнурки и пропускает гол. В таком случае он не будет засчитан. Будет угловой удар. Иногда такие мячи залетают не со стандартов, а с аутов. Если игрок вбрасывает мяч из-за боковой, а вратарь махнул мимо мяча, тоже назначают угловой. Правда, в чужие ворота тоже со вбрасываний забить нельзя.

Казарцев служил капитаном армии. Его отправляли в Воркуту за 1200 рублей в месяц, а Толстых запретил ему совмещать карьеру военного и судьи

— Ещё несколько лет назад вы были военным человеком. Как так вышло?
— Всю жизнь думал: «Военным? Ни за что!». Но как-то вот так пошло, даже офицерское звание получил. Из армии увольнялся старым капитаном.

— Вы же из-за этого судейство бросить могли?
— У меня были мысли, что в армии кого-то может не устроить тот факт, что я занимаюсь судейством. Но никогда не думал, что кто-то в структуре футбола скажет: «Тебе не положено судить, потому что ты военный». Тогда руководителем был Розетти, а его помощником — испанец Аранда, и они тоже не понимали, какая в этом проблема. В той же Англии Ховард Уэбб работал полицейским. Но Николай Толстых сказал, что по закону не положено, и поставил условие закончить с судейством. Я решил по-другому и после 17,5 лет закончил с армией. До пенсии два года недотянул.

— Не пожалели?
— На тот момент вышло так, что я и с армией закончил, и в судействе наступил шестилетний перерыв. В 2013-м уволился из армии, полтора года побыв в списках Премьер-Лиги, но за три сезона набрал всего 12 матчей. Практически не судил: только сидел в запасе, ожидая своего увольнения из Вооружённых Сил. А как только дождался, ещё и из списков РПЛ вылетел. Отчасти по своим ошибкам, но они были не из ряда вон выходящие. Против Николай Саныча [Толстых] ничего не хочу сказать плохого, это его решение. С помощью хороших товарищей отправил запрос в Министерство обороны, за что получил в части по башке. Не знаю, читал ли это письмо Шойгу, но пришёл ответ от его помощника: «Согласно законодательству РФ, военным судить не положено».

— По выходным судили или как?
— Был сменный график — сутки/трое. Где-то можно было поменяться, ребята шли навстречу. На командно-измерительном комплексе проводили сеансы связи с космическими аппаратами. Бывало, смену сдаёшь, а потом в аэропорт и в Красноярск. После игры — самолёт и обратно в часть заступаешь на смену. Начальники говорили: «Никак не поймём, вчера тебя видели по телевизору там, а сегодня на смену успел приехать». Сейчас такое было бы уже нереально. К служащим в армии требования повысились: мои бывшие сослуживцы безвылазно сидят в частях.

— Как происходила связь с космическими аппаратами?
— По каналам связи к нам приходила какая-то информация, и мы её передавали. Что за данные, не вникали, просто отражали в нужную точку. Когда космический аппарат летит вокруг земли, одна станция под Петербургом не может покрыть всю зону видимости. В какой-то момент нужно было передать этот аппарат следующей зоне видимости, для этого наши сеансы связи и проходили — минут по 10-15.

— Где больше получали, в армии или футболе?
— Когда в 2001 году попал по распределению в город Воркуту, зарплата была 1200 рублей в месяц. Но с точки зрения толчка военной карьеры этот город был хорошим плацдармом. Считалось, что, побывав на Севере, ты поднабрался опыта и можешь вернуться в европейскую часть России. В нашем потоке туда распределили всех медалистов после окончания академии.

— Вы и медаль получили?
— Да. Я и школу закончил с золотой медалью, и академию с красным дипломом инженера-математика. Да и второе высшее тоже — педагога по физкультуре.

Казарцева задевают шутки про продажное судейство, но он признаёт, что оно существует. Судьям рассказывают, как работает мафия

— Некоторые футболисты сразу начинают играть в топ-клубах, удачно сыграв пару матчей. С судьями всё иначе?
— Да, судья по-любому обязан пройти все этапы. Вопрос в том, что кто-то может попасть в дивизион выше за год-полтора, а у кого-то всё это занимает больше времени. Когда я начинал судить, в 36 лет только-только подпускали к Премьер-Лиге, а сейчас, если ты попадаешь туда в таком возрасте, — это поздно. Но есть и другая сторона: нужно быть психологически готовым ко всему этому прессу. Иначе рефери исчерпает себя как личность намного быстрее или вообще передумает судить.

— Разве в КФК сложностей не меньше? Грязь, сомнительные предложения.

— К нам на сборы на днях приезжал новый офицер по борьбе с договорными матчами Дмитрий Булыкин. Провёл достаточно содержательную презентацию. Рассказывал, как работает мафия и куда они просовывают свои щупальца.

— И как?
— Если все думают, что идёт судья по улице, а к нему подходит человек с серьёзным предложением и говорит: «О, знаю, что ты судья» — то это бред. Могут действовать через друзей, которые давно не объявлялись, а потом вдруг начали тебе звонить и проявлять какой-то интерес. Наше дело — держать ухо востро.

— Держите?
— Каждый судья дорожит своей репутацией. Зарабатывать авторитет начинаешь ещё на уровне города, и если футболисты видят человека, который уже там ведёт себя шаляй-валяй, отношение будет соответствующим. Одним сомнительным делом можно поставит крест на 20 или 30-летней карьере. Помню, бегал на уровне города и ко мне подходили во время матча: «Слушай, ну мы же сегодня вечером с тобой встречаемся, а ты нас тут гоняешь. Ну мы же друзья!». Но доходило до того, что эти «друзья» получали красные карточки, а после матча со мной не разговаривали.

— Тем не менее нечестное судейство всё равно существует.
— Понимаю: раз Интерпол работает над этой проблемой, значит, она существует. Во многих странах судей дисквалифицируют за подобные вещи. Читал об этом, такие слухи ходят. Положа руку на сердце: может, мой путь трудный и тернистый, но совесть моя чиста. Поэтому вы, конечно, можете ко мне обратиться с этим вопросом, но…

На монетке Казарцева — курица и яйцо. Это помогает наладить контакт с футболистами

РПЛ судите с сезона-2011/2012?
— Дебютировал в марте 2012-го, в том самом, длинном сезоне. В 2009-м тоже был шанс, но я упустил его, плохо отработав сезон в ФНЛ, ушёл во второй дивизион. Ментально тогда понимал: не готов выйти и гонять мужиков в Премьер-Лиге. В 2012-м мой дебютный матч был в Грозном.

— Повезло.
— Получив назначение от Розетти, взволновался. С другой стороны, понял: раз доверяют такой матч, значит, считают, что справлюсь. Всё, тьфу-тьфу, прошло хорошо, даже не успел испугаться, что вокруг дядьки бегают. Но раз ты туда выходишь, тоже должен быть таким дядькой. Да, на тот момент был молодой и зелёный, к ветеранам нужен был подход своеобразный. Теперь, вернувшись в Премьер-Лигу после паузы, связанной с увольнением из армии, понимаю: другого шанса уже не будет. Говорил себе: «Ты можешь! Бейся!». Когда проводил дебютный матч после возвращения, были уже совсем другие мысли. Понимал, что готов физически и морально.

— Быстро поняли, как нужно строить отношения с игроками?
— Главное — относиться к ним как к равным себе. Не может судья выходить и говорить: «Я тут власть». Они играют, а мы рядом. Когда надо вмешаться, вмешаемся. Для меня важно найти контакт с игроками. Некоторые инспекторы мне даже говорят, что у меня слишком много ненужных разговоров с игроками. Но мне так легче управлять игрой, футболистами. Кстати, для того же управления у меня даже монетка необычная, не такая, как у всех.

— Расскажите.
— Одна московская компания предложила сделать монетку со своей картинкой. Начал думать, что туда можно разместить. Был вариант: «Быть или не быть?», но остановился на извечном философском вопросе: «Что было первым, яйцо или курица?». Добавил туда немного футбольных элементов — яйцо в виде мяча, курица в форме судьи — получилось забавно. Так что порой, если есть какой-то напряг перед игрой, подзываешь капитанов и говоришь: «Ребята, давно хочу выяснить, что первым появилось?».

— Как реагируют?
— Некоторые интересуются, подходят поближе: ну-ка, ну-ка. Другие начинают улыбаться, шутить. В общем, контакт налаживается.

Первый конфликт был с Романом Адамовым, а Фернандо однажды пришлось выталкивать с поля. С тех пор у них особые отношения

— Помните первые диалоги с футболистами?
— Как-то даже смешно получилось с Романом Адамовым. Он играл в «Ростове» и получил от меня жёлтую карточку. Показал ему её с улыбкой, а он в ответ что-то буркнул. Я ответил: «Рома, со мной так вести себя не надо». Что он бубнил дальше, не знаю, но что для меня было удивительно: после матча звонит телефон, беру трубку, а там он. «Здрасьте, это Роман Адамов, хочу принести свои извинения за то, что наговорил после жёлтой карточки». Говорю ему: «Рома, для меня это несказанно приятно, но я даже близко не помню, что ты там говорил». У меня в одном ухе наушник был, а с другой стороны болельщики шумят — жёлтую дал и забыл. Но было приятно, что-то меня вдохновило внутри. Подумал: тут, оказывается, тоже нормальные люди.

— Часто футболисты звонят после матчей?

— Да ну, такой практики нет. Максимум по приезде на стадион можем перекинуться парой фраз.

— Чаще разговоры бывают негативные?
— Всякое бывает. Помню, когда в «Спартаке» играл Фернандо, он пошёл с кем-то в стычку. Я решил, что сейчас начнётся куча-мала и сделал то, что нам запрещают, — выставил руки перед собой и телом вытащил его за пределы поля. Сказал ему: «Друг, успокойся». Он понял, что уже не в толпе, выдохнул и говорит: «Руки убери, не надо меня трогать!».

— А вы?
— Когда конфликт был погашен, сказал ему: «Слушай, я ничего против тебя не имею, извини. Трогать больше не буду». В следующий раз встречаемся в Самаре, назначаю штрафной. Он становится в стенку и говорит: «Почему ты всё время такой злой и серьёзный? Улыбнись!». Мы с ним друг другу улыбнулись и всё, с тех пор контакт нашёлся. Жаль, что уехал, теперь через него в «Спартаке» с командой контакт найти не получится. Футболистам с судьями тоже надо вести себя более доброжелательно. Мы тоже люди. Хотя, покинув поле, большинство из них ведут себя абсолютно нормально. Яркий пример — Тимофей Калачёв. На поле очень сложная личность, как ёж. После матча ниже травы, тише воды — золотой человек. И таких много.

— Судьи часто вспоминают, как сложно с Олегом Ивановым.
— Наш предыдущий руководитель Александр Егоров тоже сказал, что он — самый сложный игрок РПЛ. Помню, в матче ЦСКА — «Ахмат» он был капитаном. Мы строимся в тоннеле, и я говорю: «Олег, знаешь, какая у меня главная задача на матч? Найти контакт с тобой и опровергнуть теорию, что это невозможно». Он улыбнулся: «Да я рубаха-парень, мы с тобой поладим!».

— Поладили?
— Буквально пятая минута, назначаю фол против его команды и слышу… Поворачиваю голову, а там Иванов с перекошенной гримасой на лице размахивает руками и что-то кричит. Говорю: «Олег, ну не получилось у нас».

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Читайте также
Партнерский контент