Фатхи: мне приятно играть для простых людей
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Еженедельник "Футбол"

Фатхи: мне приятно играть для простых людей

В интервью еженедельнику "Футбол" Малик Фатхи рассказал, почему он всё-таки не жалеет о переезде в Россию, о любви к "Спартаку", проблемах сборной Германии и своём московском быте.
24 сентября 2009, четверг. 23:00. Футбол
Малик Фатхи – первый игрок сборной Германии в истории российского чемпионата – ехал в "Спартак" c надеждами бороться за золото, играть в Лиге чемпионов и как минимум оставаться в поле зрения главного тренера национальной команды своей страны. С тех пор прошло более полутора лет, красно-белые не попали в еврокубки и успели сменить пару тренеров. В интервью еженедельнику "Футбол" немецкий защитник с турецкими корнями рассказал о том, почему он всё-таки не жалеет о переезде в Россию, о любви к "Спартаку", проблемах сборной Германии и своём московском быте.


О духе "Спартака"

После того как Валерий Карпин решил самостоятельно заменить на посту главного тренера "Спартака" Микаэля Лаудрупа, дела у красно-белых вроде бы пошли на лад: по крайней мере, именно они почти всё лето выглядели единственной командой, способной помешать "Рубину" выиграть чемпионат во второй раз подряд. Однако в то же самое время у самого Фатхи начались серьёзные проблемы – он прочно сел на скамейку запасных.

— Как вы сами себе отвечаете на вопрос, почему потеряли место в основе?
— Видимо, тренер решил попробовать другие варианты. Всё это произошло довольно быстро, и, конечно, я разочарован, но стараюсь на этом не зацикливаться. Мне ничего другого не остаётся, кроме как доказывать на тренировках, что я должен играть и использовать свой шанс, когда он предоставится. Конечно, тяжеловато – я же впервые в карьере сталкиваюсь с подобной ситуацией. Но тренер принял такое решение, и он несёт ответственность за результаты.

Я не хочу искать новую команду ни в России, ни в Германии. Разумеется, если выяснится, что "Спартаку" я больше не нужен, то мне придётся это делать. Я не буду сидеть в запасе или рвать задницу на тренировках, зная, что тренер на меня всё равно больше не рассчитывает.
— И нынешняя ситуация не кажется вам критической?
— Да, я к такому не привык, но что я должен делать? Ныть, что всё дерьмово, это не дело. Посмотрим, как будут развиваться события в концовке сезона. Если ничего не изменится, конечно, нужно будет поговорить с тренером о том, что нам делать дальше, но пока я не собираюсь демонстрировать всем своё плохое настроение.

— То есть пока вы не думаете о поисках новой команды?
— Я не хочу искать новую команду ни в России, ни в Германии. Разумеется, если выяснится, что "Спартаку" я больше не нужен, то мне придётся это делать. Я не буду сидеть в запасе или рвать задницу на тренировках, зная, что тренер на меня всё равно больше не рассчитывает. В конце концов, я ещё слишком молод. Но мне по многим причинам хочется преодолеть нынешние трудности: я не такой человек, кто, столкнувшись с проблемами, сразу всё бросает и сбегает в другую команду. В конце концов, я хочу ещё русский язык доучить (смеётся). А если серьёзно, то мне нравится "Спартак", фанаты, атмосфера вокруг команды, я хочу играть за "Спартак".

О Черчесове, Карпине и Быстрове

Фатхи зазывал в "Спартак" — и очень настойчиво – Станислав Черчесов. Понятно, что при нём бывший защитник берлинской "Герты" был твёрдым игроком основы. При Лаудрупе ситуация изменилась лишь в том смысле, что датчанин стал использовать Малика в центре обороны. После того как Мартин Штранцль получил травму, казалось, Фатхи вернётся в основной состав именно в качестве центрального защитника, но Карпин предпочёл другие варианты.

— Вас лично расстроило увольнение Черчесова?
— Ну разумеется! Во-первых, именно он пригласил меня в "Спартак". Во-вторых, он темпераментный, честный человек, который хотел для команды только лучшего. Он всей душой переживал за нас, поэтому я не могу не жалеть, что его уволили. Но я воспринял это и как вызов: мне нужно было доказать и новому тренеру, что я достоин места в основе.

— Черчесова после увольнения критиковали все кому не лень. Вы бы стали его защищать?
— В позапрошлом сезоне "Спартаку" немного не хватило до первого места. Штранцль мне рассказывал, что до Черчесова в команде был хаос, а он сумел навести порядок. Да, прошлый сезон мы закончили на 8-м месте, но в тот момент, когда его увольняли, мы были гораздо выше в таблице. Мне кажется, он проделал хорошую работу. Возможно, были ситуации, когда он ошибался, может быть, ему не хватало где-то тонкости, он вёл себя слишком жёстко, но он хороший специалист.

— Приглашение Лаудрупа было ошибкой?
— Нет, в конце концов, он в других командах доказал, что является очень хорошим тренером, и с футбольной точки зрения он многому может научить. Видимо, он не сумел справиться с нашими конкретными проблемами. Помешал языковой барьер, не было тесной связи между командой и тренером.

— Но вы при нём играли всегда, и часто – в центре обороны.
— Я и до того в центре играл – мне, в принципе, всё равно. В центре тоже интересно — больше вариантов, когда получаешь мяч: можешь отдать направо, можешь налево, можешь вперёд. С другой стороны, когда играешь на фланге, у тебя больше возможностей подключаться в атаку. Но в центре ты чаще вступаешь в единоборства. В общем, различия есть, но мне нетрудно перестраиваться.

Черчесов перед игрой запирал нас на два дня в отеле – было мало свободы, как в советские времена. Лаудруп, напротив, был очень раскован, иногда мы собирались прямо в день игры – так тоже можно: в Англии, к примеру, очень часто игроки приезжают на стадион за несколько часов до игры, обедают, отдыхают и выходят на поле. Поведение Карпина – где-то посередине.
— Что изменил Карпин, став главным тренером?
— Я бы не сказал, что произошли какие-то серьёзные тактические перемены. Но мы гораздо больше занимаемся теорией. Он всё время очень настойчиво показывает нам, кто, что неправильно сделал: к примеру, если человек недоработал в обороне, это очень хорошо видно на видеозаписи. Поэтому, наверное, каждый из нас при нём прибавил, появилась уверенность в себе, мы стали действовать более разумно.

— А если говорить о дисциплине?
— Черчесов перед игрой запирал нас на два дня в отеле – было мало свободы, как в советские времена. Лаудруп, напротив, был очень раскован, иногда мы собирались прямо в день игры – так тоже можно: в Англии, к примеру, очень часто игроки приезжают на стадион за несколько часов до игры, обедают, отдыхают и выходят на поле. Поведение Карпина – где-то посередине. Он требует дисциплины, у нас сейчас взвешивание каждый день почти. Но при этом, к примеру, он в перерыве никогда не повышает на нас голос.

— Что в команде говорят про Быстрова? Или это закрытая тема?
— Нет, не закрытая. Его уход почти не обсуждался – всё произошло очень быстро. Конечно, очень обидно: он был очень важной фигурой, его трудно заменить. Наверное, он мог бы уйти и зимой. С другой стороны, надо пытаться понять каждого человека: Быстров ушёл ведь не для того, чтобы нам навредить, а выбрал то, что лучше для него.

О сборной Германии

В активе Фатхи до переезда в Россию было два матча за сборную Германии. С тех пор их не стало больше – Йоахим Лёв по вполне понятным причинам не проявлял ни малейшего интереса к защитнику "Спартака". С другой стороны, Фатхи смог полностью погрузиться в российские футбольные реалии и разобраться в них не хуже многих местных футболистов. А что касается сборной, то за ней Малик сейчас следит со стороны и, несмотря ни на что, не теряет надежды.

— Когда вас в Германии спрашивают о России, что рассказываете?
— Я говорю, что здесь футбол очень хорошего уровня, что здесь играют очень быстро и многие команды слишком сильно рвутся вперед – забивать. Взять хотя бы "Спартак": мы часто охотно идём в атаку, но не всегда успеваем вернуться в оборону, не всегда получается действовать вместе, компактно.

— В Бундеслиге больше забивают, чем в России.
— Правда?

— Да, по статистике больше.
— Удивительно, я бы так не подумал. В Германии все работают и на атаку, и на оборону – игроки расположены очень компактно. Здесь же иногда всё происходит слишком быстро, даже несколько лихорадочно, и в результате — больше потерь мяча. Мне вначале к этому было трудно привыкнуть. Однако видно, что российский футбол стал лучше: две победы в Кубке УЕФА, полуфинал на чемпионате Европы. Если бы ещё стадионы построили… Но я понимаю, что такие вещи быстро не делаются.

— Вам понравился стадион в Химках?
— Да, что-то в этом направлении надо делать. В Германии же сейчас фантастика: суперстадионы есть не только в Мюнхене, но и в небольших городах вроде Мёнхенгладбаха и Франкфурта, и ни один российский стадион нельзя сравнить с ними.

Ещё на чемпионате Европы у Германии была очень стабильная, сформированная и сплочённая команда. Потом по разным причинам в сборной появилось достаточно большое количество новичков, которым ещё нужно время на адаптацию, поэтому такой сыгранности, как два года назад, сейчас нет.
— Там и людей больше на трибунах.
— Но ведь болельщиков привлекают в том числе и удобные, современные стадионы. Что касается футбола, то мы же видели: какая немецкая команда в последний раз выигрывала у русской? “Зенит” обыграл чуть ли не половину бундеслиги: “Баварию”, “Штуттгарт”, “Байер”, причём те команды, которые в чемпионате Германии побеждали всех подряд.

— Вы хотите сказать, что бундеслига слабее чемпионата России?
— В массе нет: в бундеслиге команды из нижней части таблицы сильнее, чем здесь. Но если брать ведущие российские команды, то с ними любой немецкой справиться будет трудно.

— А вот Саенко несколько лет назад в интервью сказал, что никогда не перейдёт из немецкого клуба в российский.
— Да, я помню, мне рассказывали. Я, кстати, напомнил ему как-то об этом, но он только ухмыльнулся и ничего не ответил.

— Многие легионеры, особенно игроки оборонительного плана, сетуют, что в России довольно странно судят…
— Да, я раньше думал, что в Германии часто свистят по сравнению с Англией, но здесь это случается ещё чаще. Маленькое касание – и всё, фол. Поначалу вообще непонятно, как идти в единоборства. Мне кажется, поэтому российским командам бывает трудно в еврокубках – в Европе дают бороться, приходится перестраиваться на ходу, и это один из тех факторов, которые мешают российскому чемпионату приблизиться к английскому и испанскому.

— Но что касается сборных, то многие считают, что у России хорошие шансы обыграть Германию — у команды Лёва сейчас немало проблем.
— Да, это так, ещё на чемпионате Европы у Германии была очень стабильная, сформированная и сплочённая команда. Потом по разным причинам в сборной появилось достаточно большое количество новичков, которым ещё нужно время на адаптацию, поэтому такой сыгранности, как два года назад, сейчас нет. Собраны очень хорошие игроки, но им не всегда удаётся продемонстрировать свои лучшие качества.

— Кажется, что самая проблемная зона – центр обороны.
— Да, защитникам не хватает стабильности. Метцельдер и Мертезакер очень неплохо сыграли на чемпионате Европы, но потом у них пошли травмы, Лёву пришлось привлекать новых людей, и сейчас нет безоговорочно основного сочетания центральных защитников.

— В общем, у России действительно хорошие шансы?
— Конечно, шансы есть, тем более здесь, в “Лужниках”. У России сильная команда, но, думаю, Германию не стоит недооценивать. Да, у неё есть проблемы, но она всё равно первая в группе и по-прежнему сильна, её сложности не сравнить с теми, которые сейчас испытывают некоторые ведущие сборные — Аргентина, Франция. Мне кажется, матч закончится со счетом 2:2. У Германии ведь всегда было одно важно качество: она умеет добиваться нужного результата, даже когда не все получается.

— Вы надеялись, что у получится побороться за место в сборной Германии, даже играя в России. Это было наивно?
— Нет, но ведь я могу быть на виду у тренеров сборной, только играя в еврокубках – минимум в Кубке УЕФА. Я на это рассчитывал, но не получилось. Однако считаю, что в этом году мы обязательно должны попасть в еврокубки.

Продолжение читайте в еженедельнике "Футбол" №39 в продаже с 25 сентября.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →