Андрей Аршавин: на этот раз никакой нервотрепки не было
Текст:

Андрей Аршавин: на этот раз никакой нервотрепки не было

Занятный парень этот Андрей Аршавин. Даже когда старается ничего интересного не говорить, все равно каким-то штришком, какой-то интонацией пищу для размышлений даст побогаче, чем иные аналитики.
8 июня 2005, среда. 12:04. Футбол
Занятный парень этот Андрей Аршавин. Даже когда старается ничего интересного не говорить, все равно каким-то штришком, какой-то интонацией пищу для размышлений даст побогаче, чем иные аналитики. Потому-то мнение форварда «Зенита» о нынешней сборной нас волновало даже поболее, чем его победный гол в ворота латвийцев.

– Когда матч завершился, почувствовал большую радость, но не оттого, что мне удалось отличиться, а оттого, что мы одержали победу, – сидя в домашнем кресле, Андрей начал с главного. – Сборную Латвии мы должны были обыгрывать при любом раскладе, но сделать это оказалось совсем непросто. В принципе, на легкий поединок никто и не рассчитывал, все знали, что латвийцы хорошо играют от обороны, что в итоге и подтвердилось. Тем не менее, слава богу, три домашних очка у нас.

– Вы сказали, почувствовали радость. Может, это все-таки было облегчение – новый тренер, новый подход, новое давление…
– Нет, все же я испытал радость. Удачно сделали свое дело, выполнили главную задачу на этот матч. А наутро, конечно, настроение мое больше сменилось легкой усталостью.

– А перед игрой? Напряжение, ажиотаж… Не нервировала ли обстановка и насколько были уверены в благоприятном результате?
– Да нет, нервотрепки никакой не было. Был настрой на демонстрацию хорошего красивого футбола, а при таком раскладе труднее проиграть, чем выиграть. Что-то в этой игре удалось, что-то нет, но все закончилось хорошо.

– Стартовый состав давно узнали?
– Судя по тренировкам, костяк основы был в целом понятен. Может быть, две-три позиции вызывали вопросы, однако сам стиль игры, его направление мы знали давно.

– То есть, все предпосылки для создания уверенности, что футбол получится и Латвия будет обыграна, имелись?
– Что значит «уверенности»? Мы хотели этого, очень хотели. Но хотеть можно многого, тем более перед игрой. Однако только во время самого матча начинаешь понимать, чего стоят все твои труды.

– Интересно узнать об ощущениях футболистов сборной при новом наставнике. Взглядом со стороны было заметно некое снятие «железного занавеса» с забора базы в Бору…
– В сборной впервые я появился в 2002 году и, знаете, никогда я не замечал сложностей в отношениях между игроками, обстановка всегда была доброжелательной. Да и ехали в национальную команду, что самое главное, всегда и все с удовольствием. Но это происходило между игроками. Требования же тренеров периодически менялись.

– И что же поменялось при Юрии Палыче?
– Дисциплина, в первую очередь. Всем стало понятно, что ее надо соблюдать.

– Вы сейчас имеете в виду дисциплину на поле или ту, которая в быту?
– В быту.

– При Георгии Ярцеве, значит, было по-другому?
– Конечно, определенные требования существовали, но... Скажу лишь, что они выполнялись не до конца.

– Отборочный матч сборной России в Питере! Для вас это стало приятным известием?
– Безусловно. Играть за Россию в родном городе – ощущения крайне приятные. Почет по-особому ощущается, эмоций больше…

– На «Петровском» вам действительно проще играть или фактор своего поля – разговоры для бедных? Есть профессионалы…
– …Профессионалы – это понятно. Настоящие из них должны уметь обращаться с мячом в любых условиях. Но родная арена оказывает огромное дополнительное влияние на игру. Наверное, этого быть не должно, но, к сожалению, это реалии. Посмотрите на европейские клубы. Дома всем легче, даже суперзвездам.

– Дело в болельщиках?
– Это психологический момент, который связывает в себе многие положительные элементы. Футбольное поле – словно город. Живешь ты в одном, все родное и знакомое, а переезжаешь в другой, так многое меняется, появляются проблемы. Ну а если ты умеешь отдать пас на десять метров, ты его где угодно отдашь.

– В последнее время у вашего «Зенита» дела не очень-то ладились. Не боялись, что сборная выйдет на поле «Петровского» без «зенитчиков»?
– На самом деле, я об этом не задумывался. Мне хотелось играть, но рассчитывать на поблажки со стороны тренера по эдаким географическим причинам… Знаете, я этого сам очень не хочу. За сборную должны выходить сильнейшие.

– Установка, данная Семиным атакующей связке Кержаков – Аршавин, сильно отличалась от той, что вы получаете от Властимила Петржелы в клубе?
– Юрий Павлович говорил, что наши хавбеки должны чаще забрасывать мяч за спины латвийских защитников, а мы должны открываться, но на ходу. В принципе, примерно то же самое нас обязывает делать и Петржела.

– Для вас позиция второго нападающего – оптимальная на поле?
– На данный момент – да.

– Вы в роли приближенного к сборной футболиста фигурируете давно. Еще во времена Олега Романцева многих удивляло, почему же Аршавина не взяли на чемпионат мира-2002. Сегодня вы чувствуете себя стабильным игроком национальной команды?
– Да, с некоторых пор я обрел стабильность. Могу выполнять свои обязанности чуть лучше или хуже, но ниже своего уровня не опускаюсь. А вообще членом сборной я ощутил себя сразу после дебютного матча за нее – на Кубке LG в Москве в том же 2002-м. А когда не вызывали, ни на кого не обижался. Три года назад состав сборной на поездку в Корею и Японию объявлял Романцев, год назад – уже в Португалию, – Ярцев. Я смотрел эти списки и приходил к выводу, что приглашенные ребята сильнее меня.

– Не лукавите?
– В общем-то, нет.

– А как оцениваете шансы на поездку на чемпионат мира в Германию?
– Нам нужно брать оставшиеся очки по максимуму. А судьбу не обманешь. Если она нам улыбнется, то и Германия от нас никуда не денется…
Источник: Футбол. Хоккей
Оцените работу журналиста
Голосов:
29 сентября 2016, четверг
Выиграют ли "Зенит" и "Краснодар" первые домашние матчи группового этапа Лиги Европы
Архив →