Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
  • Главные новости
  • Популярные
Текст: «Чемпионат»

"Спартак" - Аленичев: возможен ли шаг навстречу?

Скандальное интервью капитана "Спартака" Дмитрия Аленичева ускорило отставку главного тренера Александра Старкова, а сам футболист был отправлен в дубль и выставлен на трансфер. Возможен ли вариант, при котором он вернется в "основу"?
29 мая 2006, понедельник. 12:12 Футбол

В четверг, 6 апреля, на базе «Спартака» в Тарасовке должно было состояться
командное фотографирование, и в ожидании его футболисты и тренеры коротали время
в столовой. В какой-то момент игроки заметили, что между главным тренером
Александром Старковым и капитаном Дмитрием Аленичевым идет долгий и, судя по
выражениям лиц, неприятный разговор. Его кульминацией стала фраза Аленичева,
произнесенная достаточно громко, чтобы ее слышал не только Старков: «Не
удивляйтесь, если через пару дней в одной популярной газете появится интервью,
где будет все то, о чем я вам только что говорил».

В ответ Старков предложил Аленичеву не торопиться и подумать о последствиях. В
этот момент команду позвали фотографироваться. Тренер успел бросить фразу:
«Дима, мы обязательно продолжим беседу».

Продолжения не последовало. Сразу же после съемки Аленичев сел в машину и уехал
домой. А через день, 8 апреля, взорвалась информационная бомба: капитан
красно-белых, не сыгравший за весь чемпионат-2006 ни минуты, дал интервью «СЭ»,
которое вышло под заголовком: «Старков — тупик для „Спартака“. Последнее столь
открытое выступление спортсмена против тренера своей команды случилось, если не
ошибаюсь, в 1989 году в журнале „Огонек“, когда „истцом“ был хоккеист ЦСКА Игорь
Ларионов, а „ответчиком“ — Виктор Тихонов…

Что произошло дальше — известно. „Спартак“ отчислил Аленичева из основного
состава, крупно оштрафовал и выставил на трансфер. Болельщики безоговорочно
поддержали капитана, а тренер на каждом матче стал получать порцию
уничижительных баннеров, в результате чего не выдержал и 26 апреля ушел в
отставку. „Спартак“ в этот момент занимал десятое место. Но возвращения в первую
команду обладателя двух еврокубков, автора голов в финалах Лиги
чемпионов-2003/04 и Кубка УЕФА-2002/03 не последовало. Аленичев по-прежнему в
»подвешенном" состоянии.

ТРАУРНАЯ ПОБЕДА

9 апреля, на следующий день после публикации интервью, «Спартак» играл с
«Локомотивом». Весь матч трибуны неистовствовали: «Дмитрий Аленичев!» — а
Старкову посвятили плакат: «Билеты в Ригу за наш счет». Один из лучших друзей
опального капитана Егор Титов забил победный мяч, подбежал к трибуне, сорвал
капитанскую повязку и красноречиво помахал ею кому-то невидимому. Ни Титов, ни
другие спартаковцы после забитых голов к Старкову не подбегали. Красно-белые
выиграли — 2:1.

После победных матчей в спартаковской раздевалке всегда исполняется один и тот
же ритуал. Команда собирается в круг, вратарь Войцех Ковалевски восклицает:
«Спартак!» Партнеры дружно рычат: «Хей!» Потом — еще раз. И в третий, когда
футболисты кричат: «Хей!» — трижды подряд.

В тот день привычное действо было отменено. В раздевалке, несмотря на важную
победу, царила гнетущая тишина. А Титов, по сведениям из очень надежных
источников, послал Аленичеву SMS-сообщение: «Этот гол я посвящаю тебе».

Факта этого Титов сейчас публично подтверждать не хочет: все последующие события
заставляют и его, и партнеров быть предельно осторожными в выражениях. Но об SMS
мне рассказали слишком близкие к Аленичеву и Титову люди (сам Аленичев с прессой
сейчас не общается), чтобы этому можно было не поверить. Красноречива и первая
публичная реакция Титова: «Когда из „Спартака“ убрали Тихонова, у меня было
ощущение, что мне отрубают руку. Когда убрали Аленичева — что отрубают ногу». Не
так образно, но вполне ясно высказался и Ковалевски: «Мы потеряли лидера». Нет
сомнений, что игроки были бы намного словоохотливее, если бы в клубе им под
угрозой штрафов не запретили комментировать конфликт в прессе.

Впрочем, команда на тот момент находилась в неведении о том, что будет с
Аленичевым дальше. Непонятное, странное молчание клуба продолжалось шесть дней.
И лишь потом на официальном сайте «Спартака» появилось пафосное сообщение:
«Личные обиды и амбиции оказались для Аленичева выше командных интересов. Мы не
знаем, что и кто стоит за его демаршем, но своим публичным выступлением Аленичев
грубейшим образом нарушил профессиональную этику и нанес ущерб ФК „Спартак“, его
славному имени, пролил бальзам на душу его недоброжелателей».

В «сухом остатке» всего этого красноречия было то, что капитана отстранили от
работы с основным составом, оштрафовали (как автору этих строк удалось выяснить,
на месячную зарплату, которая, по имеющейся информации, составляет около 100
тысяч долларов) и выставили на трансфер. Официальное извещение о штрафе капитану
прислали в конце апреля, и он его подписал.

При всем желании отдельных клубных работников разорвать контракт Аленичева со
«Спартаком», который действует до следующего лета, сделать это оказалось
невозможно: пункт в его трудовом соглашении, в котором идет речь о подобных
высказываниях, карается штрафом. И не более.

Фрагмент моей беседы с генеральным директором клуба Сергеем Шавло доказывает,
что дело обстоит именно так.

— В контракте Аленичева за такие интервью предусмотрен штраф?
— Да.

— То есть контракт по-прежнему действует, зарплату футболист получает?
— Аленичев был оштрафован и переведен в дубль. Да, он будет получать зарплату,
если его никто не купит.

Есть данные, что, если бы «Спартак» пошел на разрыв контракта с Аленичевым,
игрок нанял бы юристов, прибегнул к помощи своего знаменитого итальянского
агента Бранкини и обратился бы в УЕФА. При этом в весьма специфические
внутрироссийские дела Бранкини лезть не хочет: здесь свои отношения и законы
(вернее, понятия), в которых человеку из иного футбольного мира разобраться
трудно. Поэтому в конфликте со «Спартаком» Аленичев защищает себя сам. Агента,
который помогал бы ему это делать, у него сейчас нет.

«ОН УЧИЛ НАС ЛЮБИТЬ „СПАРТАК“

Непонятно другое. Пункт контракта о штрафе выполнен. Тренер, послуживший
причиной скандала, добровольно ушел в отставку. Таким образом, повод для
конфликта исчерпан. Почему Аленичев, который пользуется поддержкой всех игроков,
при действующем контракте не может вернуться в команду?

Вот что говорит об этом Шавло:

— Возвращение Аленичева невозможно. Это было не выступление против Старкова, это
было выступление против команды. Люди, которые считают, что имеют право говорить
все, что думают, без ведома руководства, находиться в команде не должны.

— Почему вы решили пойти дальше предусмотренного по контракту штрафа?
— Потому что игрок не посчитал нужным сначала обратиться к руководству клуба, а
сразу пошел в газету. Футболисты должны знать, что за свои поступки нужно
отвечать. Мы не должны давать игрокам волю так говорить — будь то о тренере или
руководителе. Есть понятие этики, которое было нарушено. Почему в запасе „Реала“
сидел Оуэн и по сей день сидит Рауль — и никто из них не дает интервью против
тренера? Потому что люди профессионально относятся к своей работе. Если бы так
же относились у нас, легче было бы всему нашему футболу.

— Но ведь у Аленичева — и заслуги, и бесспорный авторитет в глазах игроков.
— Есть такое правильное выражение: игроки должны играть. А все остальное — не их
вопросы. Они должны доказывать свою правоту не в газетах, в журналах или частных
беседах, а на поле.

— Как спартаковец, вы можете понять Аленичева и его боль за команду?
— Да, могу. Но выраженную не в такой форме, как у него. Уважаю Диму как игрока и
как человека. Но решение окончательно и бесповоротно. Он совершил ошибку и
должен уйти из команды.

— Это коллективное решение — и Леонида Федуна, и ваше?
— Конечно.

К весьма откровенным высказываниям Шавло следует добавить одну деталь. Как стало
известно „СЭ“, далеко не всегда у Аленичева есть возможность полноценно
тренироваться вместе с дублерами. Не раз и не два ему приходилось наматывать
круги вокруг поля и жонглировать мячом в одиночку. Происходило это потому, что в
дубле раздавались звонки из руководства клуба с ненавязчивой просьбой: пусть,
мол, Аленичев тренируется. Но — сам…

Выходить на поле все же не гендиректору, а игрокам. Потому я посчитал
необходимым узнать, как они относятся к Аленичеву и его гипотетическому
возвращению в „Спартак“. Все, естественно, подчеркнули, что решение принимать
руководству, а не им, но высказаться не отказались. Мнение оказалось
поразительно единодушным.

— Насколько, по-вашему, сейчас необходим команде Аленичев? — вопрос Егору
Титову.

— Он очень необходим для восстановления команды. Сейчас у нас будет
ответственный период, сборы перед второй частью чемпионата. Владимир Федотов —
человек в клубе не новый, он знает, что делать. Ему бы помощником Аленичева! У
тренера должен быть помощник в команде, и Дима мог бы выполнять такую роль.

— Приход Федотова может положительно повлиять на ситуацию с возвращением
Аленичева?

— Я на это надеюсь.

— Вас не удивило, что Аленичева не вернули сразу после ухода Старкова?
— Это было бы несолидно. Получилось бы, что клуб только и ожидал, когда Старков
в последний раз ступит за порог базы в Тарасовке. Так поступать было бы не очень
этично.

— А сейчас время настало?
— Руководство должно взвесить все „за“ и „против“, а затем принять решение.
Уверен, что так и будет. В скором времени мы узнаем, вернется Дима в команду или
нет.

— Вы бы хотели, чтобы Аленичев вернулся? — задал я вопрос русскоязычным
игрокам „Спартака“.

Владимир Быстров: — Конечно, я положительно воспринял бы его возвращение.
Возможно ли оно? Думаю, в нашей жизни может быть все, что хочешь. Почему бы и
нет?
Никита Баженов: — Очень положительно отнесся бы к возвращению Аленичева.
Насколько это реально — не знаю. Но было бы хорошо, если бы так произошло.
Александр Павленко: — Хотел бы, чтобы он вернулся. Не только я — думаю,
многие были бы рады видеть его в команде.
Максим Калиниченко: — Как человека все его уважают. Как игрок он всем все
доказал. Полагаю, все футболисты были бы рады его возвращению. Все без
исключения.
Денис Бояринцев: — Очень хотел бы, чтобы Дима вернулся в команду. Команда
выбрала его капитаном, и это о многом говорит. Если бы он вернулся, для нее это
было бы очень хорошо.

— Что вы думаете об Аленичеве? — спросил я четырех спартаковских иностранцев.
Легионеров в команде сейчас слишком много, чтобы не принимать во внимание их
мнение.
Войцех Ковалевски: — Наше и мое личное отношение к Диме Аленичеву не
поменяется, что бы ни произошло. Он наш друг, он наш капитан. А с тем, какой он
футболист, никто, думаю, спорить не будет.
Сантос Моцарт: — Аленичев — очень важный игрок для нашей команды. И
исходя из его профессиональной карьеры и качеств, и потому что он — душа
коллектива. Ребята его всегда уважали.
Фернандо Кавенаги: — Это очень хороший человек и сильный игрок. Его
по-настоящему уважают в команде. Мы с ним много общались, тем более что оба
знаем итальянский. С ним вообще приятно было иметь дело каждому футболисту. Он
такой командный человек!
Михайло Пьянович: — Конечно, хотел бы, чтобы Аленичев вернулся. И думаю,
что шансы на это есть.

Очень, на мой взгляд, показательно мнение недавнего спартаковца, а ныне ведущего
защитника „МЮ“ и сборной Сербии и Черногории Неманьи Видича. Вот что он сказал
по телефону из Манчестера незадолго до отъезда в расположение национальной
команды:

— Слышал, что ушел Старков, слышал и то, что Димы Аленичева нет в команде. Очень
жалко. Это большая потеря. Дима нужен „Спартаку“ в Лиге чемпионов, да и вообще
считаю, что с ним команда способна на большее, чем без него. Ему разрешат
вернуться в первую команду?

— Скорее всего, нет.
— Почему?

— Руководство против. Им не понравилось его интервью.
— Знаю одно: Дима — очень хороший игрок и человек. Это легенда „Спартака“, и
нельзя так с ним расставаться. И вот что еще очень важно. Аленичев — не просто
игрок, а болельщик „Спартака“. Я знаю, с какой любовью он говорит о команде, и
помню, что когда только пришел в клуб, ко мне подошел Дима и сказал: „Вида! Ты
знаешь, что такое “Спартак»?" И тогда, и потом он много рассказывал мне о
команде, о ее истории. И не только мне. Он всех нас учил любить «Спартак». Очень
жаль, если его не будет в команде. Потому что я хочу, чтобы «Спартак» выиграл
чемпионат России и как можно успешнее сыграл в других турнирах.

«РАЗГОВОРЫ ОБ ИНТРИГЕ — ГЛУПОСТЬ»

«Не только игрок, а болельщик „Спартака“. По-моему, в этих словах Видича об
Аленичеве есть то, чего так не хватает красно-белым в последние годы. Да и не им
одним. Гонка за деньгами, массовое появление легионеров — все это вытеснило из
современного футбольного лексикона такое незыблемое раньше понятие, как любовь к
клубу. Не профессиональное отношение, не честное выполнение контрактных
обязательств — а именно любовь. Сила которой часто заглушает инстинкт
самосохранения.

Только любовь, а вовсе не „личные обиды и амбиции“, на мой взгляд, могла
подвигнуть игрока на такое интервью, какое Аленичев дал „СЭ“.

— Это интервью показывает, что человек не просто находится в клубе и получает
деньги по контракту, а живет „Спартаком“, — считает его бывший одноклубник, а
ныне главный тренер латвийского „Диттона“ Сергей Юран. — Поэтому в каких-то
фразах эмоции у него и перехлестнули. Но надо же понимать, что эта резкость,
где-то излишняя, — от неравнодушия! По сути-то своих высказываний Аленичев прав.
И я думаю, что для такого человека, от которого и на поле, и в раздевалке очень
многое зависит, руководство клуба должно сделать исключение. Какую бы
субординацию он ни нарушил.

— Всю жизнь любил Димку — рассказывает один из самых легендарных спартаковцев в
истории Геннадий Логофет. — У нас были прекрасные отношения с тех пор, как он
только появился в „Спартаке“. Я был счастлив, что он взял два европейских
титула, стал настоящей звездой. Прошлой осенью мы провели с ним три дня, вместе
ездили на съемки фильма. И я убедился, что он не изменился. Парень
замечательный! Не знаю, что произошло у них с тех пор со Старковым, — для этого
нужно быть внутри команды. Одно могу сказать: спартаковская игра в последнее
время скорее разочаровывала. Это не бесковский и не романцевский стиль, это было
по-западному сухо и прагматично. Второе место доказало, что и такой футбол имеет
право на жизнь — но душа не радовалась, яркой, искрометной игры не было. Так
что, может, и надо было так сделать для пользы „Спартака“. Хотя я бы на такое
никогда не пошел. Но в наше время и гласности никакой не было…

Едва Аленичев дал интервью, как тут же со всех сторон начался поиск „заказчика“,
которому свержение Старкова было выгодно. Произошло это во многом с подачи клуба
— вы же помните слова из официального заявления: „Мы не знаем, что и кто стоит
за его демаршем“.

Кого только люди с бурно развитым воображением не называли! Олега Романцева,
которого футболист упомянул в качестве идеальной, по его мнению, кандидатуры на
смену Старкову. Федуна, хотевшего, видите ли, руками Аленичева сбросить тренера,
в котором разочаровался. Шавло, обладающего тренерской лицензией и метящего в
кресло главного. Александра Хаджи и Валерия Жиляева, старых спартаковских
работников, которым чужак Старков „перекрыл кислород“…

Логику искателей интриги объяснил мне писатель-сатирик Виктор Шендерович:
»Спартак", за который я болею много лет, — большой клуб, где переплетено
множество разных векторов и интересов, в том числе денежных, и очень крупных.
Поэтому совсем не допускать, что это была чья-то интрига, нельзя. Но, не зная
деталей конкретной ситуации, нельзя и что-либо на этот счет утверждать".

Вот что интересно: чем ближе люди к «Спартаку», чем лучше они знают Аленичева и
ситуацию в команде, тем более уверены в том, что все в этой истории чисто.
Титов, например, говорит: «Просто люди не знают, в чем дело, и пытаются
показать, что они специалисты и разбираются в вопросе. Разговоры об интриге —
просто глупость. Слышать их обидно. Не собираюсь оценивать выступление
Аленичева, но могу сказать, что это не были сиюминутные эмоции. Его интервью
зрело достаточно долго — уж точно не месяц».

Один из игроков, пожелавший остаться неназванным, заявил: «То, что сделал
Аленичев, — поступок настоящего мужика. Он сказал то, о чем все в команде думали
и говорили между собой, но наружу выносить боялись. Сказал потому, что
переживает за „Спартак“ и обладает такими титулами и авторитетом, что к нему
прислушаются. И если бы Дима этого не сделал, все бы продолжалось по-старому.
Да, он взорвал ситуацию, но команда встряхнулась. При Старкове она боялась
собственной тени. Сейчас не боится, а это именно то, чего добивался Аленичев».

Версию об интриге не поддерживает ни один из людей внутри «Спартака», с которыми
мне довелось общаться «не для печати». А один из самых спорных моментов интервью
— о фигуре Романцева как возможного спасителя — объясняется очень легко. В годы
падения этого тренера Аленичева в России не было. Он помнил совсем другого
Романцева — того, который выигрывал шесть матчей из шести в Лиге чемпионов-95 и
выходил, победив «Аякс» в Амстердаме, в полуфинал Кубка УЕФА-98. С Романцевым у
лучшего футболиста России-97 связаны успехи, неудач же он не застал. А когда ты
не пережил чего-то лично, ничьи рассказы не могут поколебать веры в человека, с
которым связаны лучшие воспоминания.

К тому же, зная о негативном отношении Федуна к Романцеву (что не раз было
выражено в прессе), «подставляться» и рисковать своей репутацией, выполняя его
волю, не то что порядочный Аленичев — никто и никогда не стал бы. К тому же
капитан «Спартака» — человек достаточно состоятельный, чтобы не быть чьей-то
марионеткой и принимать самостоятельные решения. Пусть даже чреватые серьезными
финансовыми потерями, зато соответствующие его представлениям о правде.

Впрочем, Романцев, по имеющейся информации, Аленичеву со словами поддержки
действительно звонил. Но уже после всего, что случилось. Звонил и Георгий Ярцев,
и многие другие спартаковские ветераны. Да и действующие игроки. Насколько мне
известно, в день выхода интервью номер Аленичева набрали Титов и Ковалевски,
Бояринцев и Павлюченко, Калиниченко и Парфенов, Тихонов и Евсеев, Ковтун,
Радимов, Хохлов… В газетах поддержали его Бесчастных, Писарев и многие другие.
А Тихонов даже пришел на матч с «Локомотивом» вместе с сыном, и оба были одеты в
спартаковские футболки в восьмым номером и фамилией «Аленичев».

Большинство из перечисленных фамилий принадлежат бывшим и нынешним игрокам
красно-белых, и это не случайно. Один из сегодняшних спартаковцев на вопрос о
причинах нелюбви поклонников «Спартака» к Старкову ответил: «Это спартаковские
болельщики, они особые. Другим достаточно результата. А эти даже после победы
через два дня задумываются: была ли у команды игра? Специфику этих болельщиков
тренер обязан понимать. А Старков не понимал. В команде всем очень понравилось
определение, которое прозвучало в „СЭ“ — »как бы чего не вышло". Это именно о
нем, о Старкове. Он не только игру такую ставил, он и конфликтовать ни с кем не
хотел. Работал с оглядкой на мнения всех окружающих — начальства, игроков…
Если бы не реакция болельщиков, у него бы и Титов не играл. Абсолютно все мнения
он учитывал. А вот своего было очень мало".

За неделю до выхода интервью Аленичева игроки вырезали из одной газеты
критическую статью об излишней осторожности Старкова и… втихаря повесили ее на
стенде базы в Тарасовке. Склонность тренера к постоянным компромиссам вызывала у
них уже только ироничную улыбку.

А старковского помощника Игоря Клесова футболисты на дух не переносили. За глаза
называли его «Лаврентием». По аналогии с кем — думаю, догадываетесь…

Вот одно мнение игрока: «Большинство народа было обозлено на Клесова, а не на
Старкова. Последний был „добрым следователем“, первый „злым“. Он постоянно вел
себя неадекватно. После побед — корона на голове, после поражений — поиск
виновного. Они со Старковым все время говорили: „Ищите причины неудач в себе“.
Только ни разу нам не довелось услышать, что в поражении виноваты они сами. Если
бы я давал интервью на месте Аленичева, добавил бы пять копеек про Клесова. Они
даже со Старковым друг друга не понимали! Доходило до абсурда. Один говорит:
»Упражнение в два касания", другой через минуту — что число касаний не
ограничено. Один дает одно задание, другой через минуту кричит: «Вы что
делаете?!» Такое впечатление, что люди по ходу тренировки решали, чем
заниматься. Тем не менее часто создавалось впечатление, что Старков находится
под влиянием Клесова, и многих это раздражало".

А вот высказывание другого футболиста: «Клесов сам никогда в футбол не играл,
зато очень любил всех проверять. По номерам ходил, смотрел, кто во сколько
приехал, кто не пришел в столовую, кто — на массаж… Записывал на листочке, кто
был в сауне, кто не был. А когда начинал на тренировках орать, у всей команды
кулаки чесались. Знаете, когда ненавидят главного тренера, — это нормально. Но
тот — второй, который в общем-то никто, но строит из себя вершителя судеб!..»

Аленичев в своем интервью подчеркивал двуличие Старкова. В команде — на условиях
анонимности — эту черту бывшего главного тренера мне подтвердили. «Мы согласны с
Аленичевым: у Старкова было не одно лицо. Не может быть авторитета у человека,
который одним говорит про игрока одно, другим — другое, ему самому — третье,
начальству четвертое. Люди же общаются и все узнают. На Старкова злились не
только за то, что в состав не ставил, а больше потому, что за глаза бог знает
что говорил. Тот же Аленичев, про которого Старков Федуну нашептывал… Дима —
очень правильный человек, которого трудно вывести из себя простой сплетней. И
никогда он не сказал бы об этом публично, если бы точно не знал всей подоплеки».

Высказывание Федуна в «СЭ» о «возрастных футболистах, которые приехали в
чемпионат России исключительно ради денег и, находясь в предпенсионном
состоянии, отбывают номер», стало для Аленичева последней каплей. Позже в клубе
утверждали, что владелец «Спартака» имел в виду вовсе не спартаковского
капитана, а, к примеру, Коштинью. Но в таком случае, по распространенному мнению
внутри «Спартака», это недопонимание на совести пресс-службы клуба. Вычитывая
текст интервью (а когда речь касается персон уровня Федуна, текст на сверку
требуют всегда), пресс-атташе должен был после этой цитаты босса пометить в
скобках, что речь не идет о футболистах «Спартака». И не было бы десятков
звонков от родных и друзей, которые, как рассказывают близкие к Аленичеву люди,
он получил после выхода в свет интервью хозяина клуба.

В клубе поговаривают, что отставка Старкова была предрешена и должна была
состояться после матча с «Локомотивом» при любом его исходе. Но «дело Аленичева»
якобы оттянуло развязку — руководство не захотело создавать впечатление, что
идет у него на поводу. Так это или нет — никто не знает: задним числом можно
говорить все, что угодно. Ряд людей в «Спартаке», напротив, уверены, что, если
бы не интервью капитана, Старков и по сей день возглавлял бы команду.

То, что другие игроки красно-белых придерживаются точно такого же мнения о
Старкове, как и Аленичев (в этом я удостоверился во время приватных разговоров),
говорит об одном: интрига — выдумка людей, не знакомых с сутью дела. Убежден:
человек с таким авторитетом, как капитан «Спартака», не стал бы ни бросать тень
на свою репутацию, ни ставить на карту более чем миллионную зарплату, которую он
больше никогда ни в одном клубе зарабатывать не сможет.

Аленичев сказал то, в чем искренне убежден. И, как рассказывают его близкие
знакомые, по сей день не жалеет ни об одном произнесенном в интервью слове.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 сентября 2017, вторник
25 сентября 2017, понедельник
Партнерский контент