Забыл, когда улыбался
Текст: «Чемпионат»

Забыл, когда улыбался

Экс-наставник "Химок" Константин Сарсания рассказал, почему он выбрал тренерскую профессию, как подбирал игроков для "Рубина" и "Зенита", и дефицит каких знаний он испытывал в работе.
1 октября 2009, четверг. 21:00. Футбол
"Химки" стали восьмым клубом российской Премьер-Лиги, в котором сменился главный тренер. Подмосковный клуб покинул Константин Сарсания, подавший в отставку. Теперь "Химками" руководит Игорь Чугайнов, и команда продолжает пикировать в первый дивизион. В интервью еженедельнику "Футбол" Сарсания рассказал, почему он выбрал тренерскую профессию, как подбирал игроков для "Рубина" и "Зенита", и дефицит каких знаний он испытывал в работе.

БЮДЖЕТ НА ВЫЛЕТ

После поражения в матче против "Спартака-Нальчик" (0:2) Константин Сарсания пошёл в сторону трибуны "Арены Химки", где сидели наиболее непримиримо настроенные болельщики. Они что-то кричали в его адрес, бросали майки. Сарсания, стоя на поле, время от времени виновато разводил руками.
Когда меня приглашали, в клубе не было той ситуации, в которую он в итоге попал. Это первое. Второе — я молодой тренер, которому предлагают команду Премьер-Лиги. Хотелось попробовать.
Днём позже появилась официальная информация об отставке тренера.

Мы встретились через пару дней, и на вопрос, понял ли он, что кричали в его адрес фанаты, Сарсания, покачав головой, задумчиво ответил: "Ругались, наверное. Я ничего не расслышал…"

— По тому, как развивались события в "Химках" не только накануне, но и на протяжении всего сезона, можно было однозначно предположить, что вы добровольно записали себя в "расстрельную роту".
— Ну вы же сами всё понимаете… Определённые сложности, конечно, были. Изначально при личной встрече высшее руководство обещало нам помощь. Потом и сам губернатор области по моей просьбе встретился с командой. После чего игроки даже поверили, что она нужна. Но опытные ребята все равно подходили и спрашивали: а мы будем кого-то покупать? Я им отвечал: будем. Вот, мол, Андрей Гусин уже в команде. Готовы прийти в команду еще четыре очень квалифицированных игрока…

— О ком речь?
— Я не могу назвать фамилии, потому что они выступают в клубах Премьер-Лиги и сейчас. Но уверен, что с ними мы могли бы серьезно усилиться и выйти из опасной зоны. К тому времени у нас было 10 очков, у Нальчика — 11, у "Кубани" — 15, у "Амкара" — 16. То есть все рядом. Бывший на ту пору генеральный директор клуба все покупки вроде согласовал, но потом вдруг выяснилось, что еще более высокое руководство приняло иное решение — отказать. И это при том, что за игроков не нужно было платить. Просто выполнить их личные условия. Всё! Я попробовал прояснить ситуацию, но никакого ответа не получил. Дальше — играем с "Динамо". Они только что приехали после "Селтика". Уставшие. Мы в принципе могли их обыгрывать, владели инициативой, но не реализовывали те моменты, в которых могли забивать. А в конце получили сами. Так было и с "Динамо", то же случилось в следующем туре и в Ростове, а затем дома с "Крыльями Советов". Хотя многих, возможно, здорово надломила неудача в Краснодаре. Это было накануне игры с Нальчиком. Тяжелое поражение… на третьей добавленной минуте. Тем более что мы "Кубань" превосходили. Мне потом некоторые наши футболисты даже говорили, что на нас, наверное, что-то свыше влияет...


— Сохранятся ли, на ваш взгляд, "Химки" в том случае, если они окажутся в первом дивизионе?
— Это большая проблема. И прежде всего финансовая. С 1 января по сегодняшний день в клуб реально поступило 150 млн рублей. С таким бюджетом даже в первой лиге можно стоять только на вылет…

— И все же нет чувства, что вы покинули "Химки" слишком рано?
— Нет. Всё я тоже говорить не хочу, но такого чувства нет.

— Но шли вы в команду с большими надеждами?
— Когда меня приглашали, в клубе не было той ситуации, в которую он в итоге попал. Это первое. Второе — я молодой тренер, которому предлагают команду Премьер-Лиги. Хотелось попробовать.

— А в итоге некоторые сейчас говорят: Сарсания сбежал от трудностей.
— Если бы я хотел сбежать, сделал бы это раньше.

— Дик Адвокат, узнав, что вы подали в отставку, вроде бы даже заявил, что "Химки" приняли неверное решение, расставшись с вами.
— Мы с ним говорили на следующий день после матча со "Спартаком" из Нальчика. Я ему сказал, что если некоторые из игроков не выкладываются на поле до конца, то продолжать работу нет смысла.

— И что ответил Адвокат?
— Константин, тогда я тебя прекрасно понимаю. Ты принял абсолютно верное решение.

ОТ АГЕНТА ДО ДИРЕКТОРА

О Константине Сарсании в футбольном мире ходят разные разговоры. Он работал агентом футболистов, и многие из агентов нынешних подчеркивают, что Сарсания и по сей день остаётся для них непоколебимым авторитетом. Кто-то при упоминании его агентской деятельности интеллигентно уводит разговор в другую сторону без объяснения причин...
Был агентом футболистов. Неплохим, будем так говорить. Всё-таки игроки были у меня хорошие. Работал спортивным директором в "Зените". Много что выиграли. И в России, и в Европе. До сих пор в Питере вся команда практически состоит из тех ребят, что собрали ещё при мне.
Был спортивным директором "Зенита", собрав золотую команду. Брался и за тренерскую деятельность. И только в "Химках", пожалуй, у него всё сложилось не так, как он хотел.

— Как-то вы признались: "Мне легко никогда ничего не давалось". Но есть люди, которые считают наоборот…
— Я не знаю. Наверное, они на всё это смотрят исключительно с позиций человеческой зависти, что ли. Был агентом футболистов. Неплохим, будем так говорить. Всё-таки игроки были у меня хорошие. Работал спортивным директором в "Зените". Много что выиграли. И в России, и в Европе. До сих пор в Питере вся команда практически состоит из тех ребят, что собрали ещё при мне. Главный тренер? Знаете, выиграть любой турнир очень непросто. В любой лиге. Это только со стороны кажется, что сложно лишь в Премьер-Лиге, а дальше значительно проще. Я не хочу сравнивать, где легче, где труднее. На агента ведь тоже нужно было учиться, причём фундаментально.

— Насколько помнится, вы же, ещё играя во Франции, работали с личным агентом?
— Да. Его звали Луи Деврис. Он был вице-президентом европейской ассоциации агентов. Имел офис в Бельгии, в Брюсселе. Я у него учился два года. Тяжело приходилось. У меня в семье рос маленький ребенок, а мне приходилось много летать: две недели жил в Бельгии, две недели в Москве. Супруга очень волновалась. У меня тогда было много молодых игроков, ответственность перед их родителями большая, а знаний не хватало. Я же не мог их просто устроить в команды, а там — будь что будет. Поэтому всему учился у Девриса профессионально.

— Этот опыт, судя по всему, пригодился вам, когда вы познакомились с Курбаном Бердыевым?
— Да, это случилось, когда "Рубин" вышел в Премьер-Лигу. Я какое-то время выполнял там функции спортивного директора. Взяли тогда бронзу. Сколько мы с Бекиевичем летали, просматривая игроков! Поэтому спортивным директором в "Зенит" я уже пришёл с определенным опытом работы. Ну и тогда же начал пересекаться со многими известными тренерами. Познакомился с Диком Адвокатом, Арсеном Венгером, Марчелло Липпи, когда в "Ювентус" Будянского отправлял. Позже у меня в "Спортакадемклубе" полгода работал французский специалист Даниэль Санчес. Я тогда жил в Москве, тренировал клуб и, когда выдавались выходные дни и легкие восстановительные тренировки, летал в Петербург. Занимался вопросами "Зенита": встречался с игроками, с Диком, с президентом клуба Сергеем Александровичем Фурсенко. Очень напряженное и сложное время было. Моя жена, прямо скажу, была не в восторге от этого. Я семью-то почти не видел.

— Насколько сложно было в ту пору работать с клубами в роли агента футболистов?
— Знаете, я три с половиной года отыграл во Франции. Менталитет у меня, в принципе, сложился европейский. В 1993-м вернулся назад. Каких-то конфликтов у меня ни с кем не было. Официальных агентов в стране не было вообще. В ЦСКА, помню, продал четырёх игроков. В качестве кого? Рвача, как порой говорили про агентов? Нет. Рвачом меня никто не называл. Наоборот, это я приносил доход клубам. Да, Олег Иванович Романцев называл агентов "жучками". Но то была его позиция. Не могу сказать, что именно так он высказывался применительно ко мне, потому что если агент разбирался в футболе и правильно себя вёл, то и к нему было соответственное отношение.
В какой-то момент я понял, что в России как футбольный агент я уже достиг всего. У меня были хорошие игроки, проект "Академики"…
Но, согласитесь, 1990-е в стране вообще были сложными. Во всех сферах.

— Ваш бизнес вроде бы успешно развивался. Почему же решили из него уйти?
— В какой-то момент я понял, что в России как футбольный агент я уже достиг всего. У меня были хорошие игроки, проект "Академики"…

Продолжение интервью читайте еженедельнике "Футбол" №40 в продаже 2 октября 2009г.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →