Как «Зенит» возвращался в Высшую лигу в 1995 году
Анатолий Романов
Садырин спросил: «Сколько взял? Судья назвал сумму». Как «Зенит» возвращали в «вышку»
История возвращения «Зенита» в 1995 году в элиту после трёх лет прозябания на дне.
Футбол / РПЛ 0

Четверть века назад, осенью 1995-го, «Зенит» вернулся в элиту российского футбола. До этого команда на три года застряла в болоте Первого дивизиона. Возвращение состоялось благодаря легендарному для Петербурга тренеру Павлу Садырину и неожиданному расширению высшей лиги.

Малком превращается в Халка. «Зенит» сыграл с ЦСКА по-чемпионски
Команда Сергея Семака всё ближе к золоту.

Садырин не планировал возвращаться в «Зенит». Он хотел остаться в сборной России или уехать в Испанию

К началу 1995 года в «Зените» всё было печально и с результатами, и с финансами. В сезоне-1994 команда заняла лишь тринадцатое место в первом дивизионе, а зарплаты игроков не превышали 800 долларов. Клуб существовал в форме закрытого акционерного общества: 80% акций принадлежали строительной корпорации «ХХ трест», а оставшиеся 20% акций – мэрии Санкт-Петербурга. Руководили «Зенитом» председатель совета директоров Виталий Мутко (тогда — заместитель мэра по социальным вопросам) и генеральный директор Виктор Сидоров. Считали каждый рубль.

Виталий Мутко

Виталий Мутко

Фото: fc-zenit.ru

Вопрос о возвращении в «Зенит» Садырина, в 1984 году приведшего сине-бело-голубых к первому в истории клуба чемпионству, решили ещё в июле 1994-го во время проходивших в Петербурге Игр Доброй воли. Инициатором стал мэр города Анатолий Собчак. О том, как родилась эта идея, рассказывал известный петербургский журналист Геннадий Орлов.

«Я был непосредственным свидетелем и участником того, как было принято решение о возвращении Садырина в «Зенит». Игры Доброй воли, Питер, 1994 год. Будучи руководителем пресс-службы Игр, сижу на трибуне «Петровского» вместе с Собчаком, мы были неплохо знакомы ещё с 91-го…

Смотрим лёгкую атлетику. Помню, Бубка из-за сильного ветра отказался от рекордных попыток. И тут Собчак говорит: «Как сделать, чтобы футбол в Питере был?» Отвечаю: «Анатолий Александрович, а возвратите Садырина». Собчак спросил, почему. Я рассказал, как он сделал «Зенит» чемпионом, а потом его выгнали после письма игроков. Но Павел Фёдорович пошёл в ЦСКА и, добыв с армейцами золото, доказал, что он Тренер.

Даже приврал, что Садырин мечтает вернуться в «Зенит», хотя с Пашей на этот счёт не говорил. Ещё один аргумент был таким: «Предложить Садырину вернуться в «Зенит» – это будет элементарно благородно для города, который сделал его чемпионом, а потом отправил восвояси». И тут я увидел – подействовало! Собчаку было свойственно благородство, и он понял, что я имею в виду. «Вы правильно сказали», – ответил он. И велел помощнику, Виктору Кручинину, связать его с Садыриным» (из книги «Правда о «Зените»).

Юрий Сёмин, Павел Садырин и Борис Игнатьев

Юрий Сёмин, Павел Садырин и Борис Игнатьев

Фото: из личного архива Юрия Сёмина

Садырин в те дни приходил в себя после неудачного ЧМ-1994, где возглавляемая им сборная России не смогла выйти из группы. Он надеялся продолжить работу с национальной командой. Тем более ему обещал это глава РФС Вячеслав Колосков. Орлов рассказывал о первой реакции Садырина на его предложение вернуться в Петербург.

«Да ты что? Какой «Зенит»?! Прямо в самолёте, когда мы летели домой после чемпионата мира, Колосков мне твёрдо пообещал, что я останусь тренером сборной. Говорит, не бойся, будешь работать. В крайнем случае в Испанию поеду, «Атлетико» тренировать» (из книги «Вертикаль «Зенита»).

«Атлетико» был упомянут Садыриным не ради красного словца. Тогда действительно Павел Фёдорович мог стать главным тренером испанской команды. Правда, селекционер Степан Крисевич, входивший в штаб Садырина, называет другой клуб.

«Садырина звали в «Эспаньол», – говорил Крисевич. – Но он не хотел покидать Россию. Губернатор Петербурга Анатолий Собчак предложил ему вернуться в «Зенит». Нам с Павлом Фёдоровичем купили билеты в Питер, встретили в Пулково и на шикарных машинах повезли в Смольный, где сидели Собчак, Путин и Кудрин. Выделили нам два миллиона долларов на покупку игроков» («Матч ТВ»).

«Только на третий раз Паша вытащил парня». Как Садырин спас утопающего ребёнка
Несколько историй из жизни любимого болельщиками «Зенита» и ЦСКА российского тренера.

Через пару дней Садырин ответил согласием на предложение Собчака. Случилось это после того, как вопреки обещаниям руководства его убрали из сборной России. Судя по всему, этот вопрос решился выше – в Кремле.

«Около полудня — сообщение ТАСС: Садырин освобождён от занимаемой должности, на его место назначен Романцев, который и повезёт сборную на Игры Доброй воли, в рамках которых состоится товарищеский матч сборных России и мира. Вот тебе и обещания Колоскова! В два мне звонит Кручинин и рассказывает: «Собчак уже в курсе этих перемен и хочет потолковать с Пал Фёдорычем». Отвечаю: «Витя, думаешь, после такого сообщения он будет сидеть дома у телефона? Наверняка где-то выпивает с друзьями, нервы успокаивает. Это же страшный удар!» Так, естественно, Кручинин и не дозвонился, и я посоветовал ему набрать Садырину следующим утром.

Так и есть. В десять утра он дозвонился. Договорились, что уже в три Пал Фёдорыч прилетит в Питер и тут же поедет в Смольный… Анатолий Александрович тогда пообещал ему бюджет в четыре миллиарда рублей. Правда, ещё не деноминированных», — вспоминал Орлов.

Говорят, Мутко узнал о договорённости Садырина с Собчаком из выпуска новостей и был разозлён, что кандидатуру тренера выбрали без его участия. Патрон «Зенита» хотел позвать в Петербург Анатолия Бышовца. Однако Собчак был готов выделить деньги только под Садырина, хотя Павлу Фёдоровичу, подписавшему двухлетний контракт, положили не очень большую зарплату – 2000 долларов.

«Когда Паша получил приглашение в Питер, я, честно говоря, думала, что мы переезжаем туда надолго, – признавалась жена Садырина Татьяна. – Как он был воодушевлен, как хотел построить новый «Зенит»! Он же не терял интереса к команде, даже когда работал в ЦСКА, а «Зенит» прозябал в первой лиге. С болью говорил: «Какой же у них там дурдом». И под Садырина нашли другие средства, чем были у клуба раньше. Так был велик в городе его авторитет.

Анатолий Бышовец (слева) тренировал «Зенит» с 1997 по 1998 год, но мог оказаться в Питере раньше

Анатолий Бышовец (слева) тренировал «Зенит» с 1997 по 1998 год, но мог оказаться в Питере раньше

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Ему сначала позвонили от Собчака, пригласили на переговоры. Ездили дважды – сначала он один, потом мы вместе. Оба раза он был в костюме и галстуке, что на Павла Фёдоровича было совсем не похоже – он был простым человеком и предпочитал спортивный костюм. Говорил, что в цивильных костюмах ему неудобно.

Собчак ему понравился. Поговорили по делу, определились, потом выпили по рюмашке. Вернувшись, Паша спросил: «Как ты отнесешься, если мы переедем в Питер?» А как я могла отнестись? Мне хорошо там, где хорошо мужу. Но одно то, что он задал мне этот вопрос (даже если всё уже решил), говорило о его отношении ко мне.

Но знаете, что интересно? Контракт с «Зенитом» Павел Фёдорович не подписал – он сделал это гораздо позже, уже в процессе работы. Так же у него и в ЦСКА было. Такой он был человек, всё у него строилось на доверии».

Романцев и Садырин сильно не любили друг друга. Помирились лишь перед смертью последнего
Садырин прямо говорил, что вернулся в «Зенит» с целью обыграть Романцева и его «Спартак».

За первые полгода Садырину заплатили в «Зените» только один раз. Его помощник пожертвовал деньги за проданную машину, чтобы пригласить новичков

С началом 1995-го в «Зенит» привели нового крупного спонсора – «Лентрансгаз». На добровольно-принудительной основе компания помогала петербургскому клубу создавать новую команду, которая под руководством Садырина должна будет красиво вернуться в элиту. Между тем в РФС решили на следующий сезон расширить высшую лигу с шестнадцати команд до восемнадцати. Существует версия, что это было сделано как раз для того, чтобы облегчить «Зениту» задачу возвращения наверх. Но есть и другая версия: некоторые клубы хотели задержаться в высшей лиге, дабы пройти введённую тогда процедуру лицензирования и выбить у властей средства на улучшение инфраструктуры.

Как бы то ни было, сине-бело-голубым расширение в итоге помогло. Как раз с третьего места петербургская команда и вышла в «вышку». Садырин хоть и был воодушевлён возможностью построить новый «Зенит», по-видимому, тяжело переживал карьерный зигзаг.

«Психологически у Пал Фёдорыча настроение было не очень хорошее, – говорил помощник тренера Сергей Ломакин. – Садырину было трудно спуститься с небес на землю. Всё-таки был тренером на чемпионате мира, а тут попал в первую лигу» («Спорт день за днём»).

Тем не менее выделенные под именитого тренера деньги сначала текли в клуб скупым ручейком.
Татьяна Садырина: «Есть Собчак, а есть исполнители. И даже ту смешную для тренера по нынешним временам зарплату в размере двух тысяч долларов, о которой они договорились, ему долго не платили. Проходит месяц, второй, я ещё работать не пошла – и есть дома стало нечего. Потом один раз деньги заплатили. Но затем четыре месяца не платили ничего!

Приехала из Перми в гости мама Павла Фёдоровича. Разговорились, и я сказала, что он не получает зарплату. Она удивилась: «Но на работу-то он ходит! Это несерьёзно!» Прошло ещё некоторое время, и я начала говорить: «Паша, захожу в магазин, смотрю в кошелёк и думаю: нам купить пакет молока или батон хлеба? И то, и другое – не получается». А у нас и мама в гостях, и сын из института голодный возвращался, и собаку кормить надо. Ему всё обещали и обещали, но не платили ничего. И тогда мы с его мамой уговорили его не идти на работу. Только на третий день из клуба позвонили: «Пал Фёдорыч, вы заболели?» Он ответил: «Да вот жена не пускает, говорит, что сил у неё нет. И у меня нет – кушать хочется!» После этого, дней через десять, получил зарплату».

Заниматься селекцией сначала тоже было непросто.

«Приглашаю игроков на просмотр, им за билеты деньги не отдают, – рассказывал Ломакин. — А у меня были деньги, как раз продал машину, которую мне дали за работу в Тольятти. Так я отдал пять тысяч долларов Виктору Ивановичу (Сидорову). Он с игроками рассчитывался. Вот такой был сначала бюджет. Никакой».

И всё-таки новый «Зенит» Садырина строился. В межсезонье команда провела сборы в Финляндии, Израиле и Индии, а также поучаствовала в организованном клубом с целью просмотра новичков турнире в Петербурге. Попутно приводили в порядок зенитовскую базу, которую запустили до такой степени, что по ней бегали килограммовые крысы.

«Под Садырина» удавалось приглашать новичков достаточно высокого уровня. Тогда в команде появились голкиперы Евгений Корнюхин и Сергей Приходько, защитники Дмитрий Быстров и Андрей Брюханов, полузащитники Дмитрий Хомуха, Сергей Зирченко, Валерий Брошин, Дмитрий Нежелев и Андрей Плетнёв, нападающие Денис Зубко и вернувшийся домой Сергей Дмитриев. Многие из них имели опыт выступлений в высшей лиге чемпионата России и СССР. Не все, правда, дружили с режимом. Известны истории Быстрова и Брошина, игравших у Садырина ещё в ЦСКА. Крисевич в свою очередь дал оригинальную характеристику экс-полузащитнику одесского «Черноморца» Зирченко.

«Вместе с Хомухой взяли из Грозного Серёгу Зирченко: футболист от бога, но пил по-сумасшедшему, трезвым никогда не играл… Ещё, помню, когда мы работали с Садыриным в «Зените», напросился на смотрины парень из Нигерии. А у нас как раз увеличились нагрузки, и после третьей тренировки он из команды попросту сбежал».

«Он уже никого не узнавал». Почему игрок ЦСКА и «Зенита» Быстров ушёл из жизни молодым
Трагедия чемпиона СССР.

Самой дорогой покупкой оказался полузащитник «Уралмаша» Нежелев: за него заплатили 800 тыс. долларов. А вот будущий форвард сборной России Зубко стоил дешевле — 150 тыс. долларов плюс процент от будущей продажи. Тогда Зубко выступал за принципиального соперника «Зенита» – петербургскую «Смену-Сатурн».

«Мне предоставили служебную машину, – вспоминал Зубко. – Зарплата выросла не очень сильно, но дело было не в деньгах. В «Зенит» пригласил лично Павел Фёдорович Садырин! Приехал ко мне домой. У меня был приятный шок. Мы даже не разговаривали ни о каких суммах. Он предложил перейти в «Зенит», я сразу согласился. Павлу Фёдоровичу безмерно благодарен! Он потом хотел забрать меня в ЦСКА, но что-то не сложилось в переговорах с «Ротором», за который я играл».

Вместе с новичками костяк команды должна была составить местная талантливая молодёжь. Некоторые из этих игроков позже сделали себе имя в российском футболе – Владимир Кулик, Максим Боков, Игорь Зазулин. В общем, для первой лиги «Зенит» собрал крутой состав.

Первый матч — с иркутской «Звездой» — привлек на трибуны 15 тыс. зрителей. Сравните с двумя сотнями болельщиков, пришедших на последний домашний матч сине-бело-голубых в сезоне-1994. Вот как Петербург взбудоражило возвращение любимого тренера! «Зенит» начал чемпионат с крупной победы со счётом 5:1, а трибуны после финального свистка скандировали «Садырин! Садырин!» Казалось, дальше зенитовцы начнут выносить в подобном стиле всех соперников и на белом коне въедут в «вышку».

Но всё оказалось не так просто. В следующих четырёх турах команда Садырина потерпела три поражения: в матчах с читинским «Локомотивом» (0:1), «Асмаралом» (1:2) и шокирующий разгром во встрече с «Соколом» в Саратове (0:4). Оказалось, даже топовому тренеру и даже в первой лиге нужно время, чтобы создать сильную команду.

Защитник «Зенита» Артур Белоцерковец делился любопытными подробностями, как Садырин привлёк на свою сторону удачу и сплотил коллектив.

«Садырин на свой новенький автомобиль, иномарку, номер повесил — «666». И мы пять туров не можем выиграть. Белоцерковец сидит на скамейке, думает: «Всё, блин, сколько же можно?! Наверное, больше не доведётся выйти на поле». После пятого тура на машине Садырина появляется вдруг новый номер — «777». Ко мне Георгий Иванович Вьюн (помощник Садырина. – Прим.«Чемпионата») подходит: «Ты сегодня в составе». «Да ладно, – говорю. – Неужели?» И как-то пошло. Павел Фёдорович, помню, вывез нас на природу, заставил хорошо поесть. Сказал: «Ребятки, пока не договоритесь, как будете играть, отсюда не уедете». Мы сели, поговорили, объединились. Садырин тогда пригласил много новых футболистов. Коллектив не сразу сложился. А коллектив должен быть. После пикника заиграли, поднялись в высшую лигу».

Садырин за словом в карман не лез. Мог уколоть футболистов, чтобы заставить больше выкладываться на футбольном поле. Конкретный пример — в воспоминании голкипера Корнюхина.

«С омским «Иртышом» 1:1 закончили, играли в голубой форме. Садырин весь разбор свёл в одну фразу: «Вышли на поле 11 голубых. Если б не трусы, вас бы отымели…» Он и футболистов таких подбирал, с юмором».

Правда, Корнюхин допустил фактическую ошибку. «Иртыш» зенитовцы обыграли дважды в том сезоне. Скорее всего, вратарь говорил о матче с «Дружбой» в Майкопе, который как раз и завершился вничью — 1:1.

«Зенит» должен был вылететь, но его спасли. Тогда команда играла в красно-белом
История о том, как власти не дали выбыть «Зениту», занявшему последнее место в чемпионате.

В сезоне-1995 «Зенит» мог участвовать в договорных матчах. Клуб залез в большие долги

Мало-помалу игра «Зенита» налаживалась, а с ней приходили и результаты. В конце первого круга петербуржцы вошли в заветную тройку, обыграв в том числе главных конкурентов, «Ладу» и «Балтику», в двух подряд домашних матчах с одинаковым счётом — 1:0. Во встрече с командой из Тольятти спустя семь лет на стадионе имени Кирова отличился Сергей Дмитриев.

«В 1995 году Садырин привёл в «Зенит» экстрасенса, – вспоминал Дмитриев историю из того сезона. – Но это точно был шарлатан. Панов спрашивает: «Как мне с куревом завязать?» Отвечает: «Не проблема. Сигарета есть? Доставай». Саша вытаскивает, в две затяжки выкуривает до фильтра. Прямо в холле базы на глазах изумленного Садырина. Панову-то тогда не было и двадцати. Экстрасенс повращал руками, изрёк: «Всё, табак вызывает у тебя отвращение!» А Пан через полчаса отошёл за угол с Приходько и закурил как ни в чем не бывало».

Арбитр Игорь Захаров выступал за питерский клуб в 1995 году

Арбитр Игорь Захаров выступал за питерский клуб в 1995 году

Фото: РИА «Новости»

В ходе сезона в команде появились ещё два новичка: защитник Игорь Захаров – будущий судья, который покажет жёлтую карточку собаке, и нападающий Олег Ерёмин, известный ныне футбольный агент. Захаров особенно удачно вписался в команду. В одном из первых матчей забил сумасшедший победный гол в Воронеже дальним ударом со штрафного. Оказалось, защитника объединяла с тренером не только любовь к футболу.

«Помню случай, – рассказывал Захаров. – Садырин уехал с тренировки на полчаса раньше. Куда и почему, не сказал. Занятия заканчивал его помощник. Когда наконец прозвучал свисток, я быстро помылся и бегом к жене, она ждала в такси. Мы опаздывали в БДТ на спектакль с Лавровым. Чудом успели к третьему звонку. Разделись – и в фойе столкнулись с Садыриным. Пал Фёдорыч оторопел, увидев меня. По его прикидкам, я ещё на базе должен был быть. Но никак не в БДТ… Когда играл в «Зените», познакомился с Боярским, Лавровым, Мигицко, Олейниковым и Стояновым. Они обожают футбол и всегда были рядом с командой».

У Ерёмина, который, как правило, выходил на замену тоже есть история про Садырина.

«На втором этаже базы «Зенита» была зона отдыха — бильярд и дартс. Однажды мы кидали дротики, набирали с трёх попыток очков двадцать. Тут из своего кабинета вышел Садырин со словами: «Липачи, дайте бросить» (всех игроков он называл «липачами»). Трижды попал в десятку и побежал дальше. Мы были в шоке».

Виллаш-Боаш мог привести в «Зенит» топ-звёзд. Та команда боролась бы за победу в ЛЧ!
Фалькао, Моутинью, Чичарито, Вейналдум и даже Коутиньо в «Зените» – представляете?

Садырин удивлял игроков, а игроки – Садырина. Иногда неприятными срывами. Так, из поездки в Иркутск и Читу «Зенит» привёз два проигрыша с общим счётом 0:5. Впрочем, в Чите петербуржцев откровенно засудили. Тренер даже заставил судью признаться в грехах.

«В Чите судья убивал нас средь бела дня, – рассказывал Крисевич. – Возвращались с ним в одном самолете. Садырин спросил: «Сколько взял?». Судья сознался, назвал сумму». Кстати, в протоколе матча главным арбитром указан москвич Юрий Баскаков.

Наконец, настал тот самый день, когда «Зенит» должен был официально вернуться в Высшую лигу. В конце октября в предпоследнем туре чемпионата команда Садырина встречалась в дерби на «Петровском» со «Сменой-Сатурн» (переименованный уже в «Сатурн-1991»). Это было именно дерби, так как владелец второго петербургского клуба Леонид Шкебельский противопоставлял свою команду «Зениту». «Сатурн» сотрудничал со школой «Смена», которая прежде готовила кадры для сине-бело-голубых. Да и теперь готовит — уже как зенитовская академия.

За «Сатурн» на правах аренды выступали сразу четверо зенитовцев. За день до матча Садырин посоветовал этим игрокам «для их же блага» воздержаться от выхода на поле. Те услышали тренера – никто из арендованного квартета не сыграл. Соседи дали бой «Зениту»: исход матча решил единственный гол Сергея Дмитриева. После финального свистка команда качала Садырина и совершала круг почёта под аплодисменты соскучившихся по большому футболу петербургских болельщиков.

ВИДЕО

«За выход в Высшую лигу получил деньги на квартиру, – вспоминал Ломакин. – Купил её и приватизировал. А Пал Фёдорыч получил квартиру от города и в конце концов её потерял»…

Фото: fc-zenit.ru

Трудная победа в матче с «Сатурном» гарантировала сине-бело-голубым третье место. Однако оказалось ли возвращение петербургской команды в высшую лигу «чистым»? Судя по всему, в сезоне-1995 «Зенит», стремясь выполнить задачу Собчака, участвовал и в договорных матчах. Бывший член совета директоров клуба Леонид Туфрин рассказывал:

«Когда после ухода Садырина стали разбираться, долги зашкаливали. Официальные – тоже. Сумасшедшие деньги в долларовом эквиваленте. Когда мы увидели весь этот список, думали, что в течение года, максимум за полтора года, рассчитаемся с долгами. В итоге потратили семь лет. Некоторые в силу обстоятельств не дождались возвращения долгов – ушли в мир иной. Собственно говоря, потому мы тогда и приняли решение, что тренерский штаб надо менять. Как команда выходила в высшую лигу… Вы же помните, кого Садырин взял в команду, в тренерский штаб, — Вьюн, Крисевич. Кто из них хорошо ушёл? Никто. Но они «решали задачи». Определённым образом. Когда мы увидели эту ситуацию, было понятно: необходимо что-то менять».
Орлов, предложивший Собчаку кандидатуру Садырина, соглашался, что «Зенит» играл по установленным в российском футболе того времени (особенно в низших лигах!) правилам.

«Виктор Иванович Сидоров набирал у всех знакомых деньги, чтобы жила команда «Зенит». Причём, насколько известно, речь шла о кредитах, то есть возвращать нужно было с процентами. Сидоров в то время и был известен тем, что всем должен. Но его можно назвать заложником ситуации – он же не в свой карман эти деньги клал, а для клуба занимал!

Все люди – дети своей эпохи… И тот же Сидоров, да и Садырин, в середине 90-х играли по правилам, по которым в той системе можно было чего-то добиться. Есть страшная пословица — с волками жить – по-волчьи выть. Ленин формулировал то же самое так: «Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества». При Садырине «Зенит» вышел из Первой лиги, а через год его убрали. Почему? Почему при Борисе Игнатьеве «Торпедо-ЗИЛ» решил ту же задачу – и его тоже уволили? А в «Шиннике» хотели так же поступить с Сергеем Юраном, когда ярославская команда вышла в Премьер-Лигу? Всё это, наверное, похожие истории. Какие именно, не стоит расшифровывать, потому что для этого нужны конкретные факты. В нашем футболе всегда многое было под ковром. И о многом мы никогда не узнаем».

Входивший в тренерский штаб Ломакин вспоминал только два подозрительных выездных матча – с «Балтикой» (1:2) и «Торпедо» из Арзамаса (1:1).

«Знаю только те матчи, куда мы не летали с Пал Фёдорычем, – в Калининград и Арзамас, – признавался Ломакин. – Эти матчи, значит, были не нужны. Всё остальное было всерьёз».

Вратарь «Зенита» сдал матч «Спартаку»? Грязная история из футбола 90-х
Роман Березовский пропустил странные голы в 1996 году.

По удивительному стечению обстоятельств, год спустя Садырин уйдёт из «Зенита» (теперь уже навсегда) после матча, в котором, возможно, его подставили – поражения со счётом 1:2 от нелюбимого им «Спартака». Отношения тренера с Мутко дадут гигантскую трещину. Но октябрьским вечером 1995-го счастливый Виталий Леонтьевич целовал Павла Фёдоровича, ещё не представляя, что через год уберёт его из «Зенита», подняв в городе бурю.

Комментарии (0)
Партнерский контент