Мостовой: в России есть плеймекеры, но они уже неполноценные
Текст: «Чемпионат»

Мостовой: в России есть плеймекеры, но они уже неполноценные

Мостовой отдыхает в Испании. Отдыхает, такое ощущение, не первый год. Говорит, хочет поработать тренером, но никто не зовет. Иногда приезжает в Россию, но и здесь, на родине, на работу его не приглашают.
30 мая 2006, вторник. 20:49 Футбол

Мостовой отдыхает в Испании. Отдыхает, такое ощущение, не первый год. Говорит, хочет поработать тренером, но никто не зовет. Иногда приезжает в Россию, но и здесь, на родине, на работу его не приглашают. Хотя было бы очень интересно посмотреть на тренера с головой плеймейкера. Об этом и речь.

КАК ЖЕ У НАС ЛЮБЯТ ПАХАРЕЙ?!

— Плеймейкеры? — переспросил Мостовой, услышав тему беседы.

— Да, Саш, плеймейкеры, такие, как вы.
— А знаете, почему переспрашиваю? Потому что у меня свое видение плеймейкера, а у многих других — совершенно иное. Для меня плеймейкер — это классическая «десятка».

— Такие «десятки» еще существуют?
— Настоящие «десятки» не умрут никогда! Эти люди связывают то, что сзади — от обороны до полузащиты, — с тем, что впереди — атакой, — они умеют на поле практически все, и они действуют «под нападающими». Подчеркиваю: «под нападающими». В этом отличие моих представлений плеймейкера от представления других.

— Что значит «они все умеют», эти плеймейкеры?
— Пас отдать, забить, головой сыграть во всех смыслах, отнять мяч, в обороне отработать…

— В обороне?
— Конечно! А что в этом удивительного?

— А как относитесь к понятию «Игра на свободных мячах»?
— Как к глупости. Конечно, у нас многим нравятся футболисты, пропахивающие половину поля. Вот, говорят, какой трудяга! Как он бьется! Ну если у меня есть голова, зачем я буду бегать по всему полю как ненормальный? При этом я ответственно заявляю, что любой созидающий игрок отрабатывает и в защите, но в своей зоне. Допустим, я всегда перекрывал опасных защитников соперника, чтобы помешать им отдать первый пас. Но, в то же время, зачем мне накрывать того же Пуйоля или Олегера, если они умеют только разрушать? Вот их одноклубника Маркеса нужно стеречь, потому как он способен начать опасную атаку. Прессинг в начале атаки соперника — и есть оборона плеймейкера. Конечно, я не побегу за футболистом до своей штрафной площади, потому как это работа совершенно других людей.

— Итак, плеймейкер по Мостовому. У нас в России сейчас таковые имеются?
— Так-так… Ну… В принципе… Гммм… Трудно ответить.

— Титов?
— Тит? Понимаете, он очень эффективен, очень ценен, но «Спартак» всегда использовал схему 4-4-2, и Тит реализовывал себя полностью, когда играл глубоко. Димка Лоськов всегда выделялся и умом, и ударами с обеих ног, но его место тоже в глубине полузащиты. Не совсем они плеймейкеры.

— То есть нет их у нас?
— Есть. Но чего-то им не хватает. Из молодежи Юра Жирков смог бы быть плеймейкером, но в зоне левого хавбека трудно освоить нужные навыки. Марат Измайлов, в принципе, способен тоже, но росточка он маленького. Хотя не это главное. Измайлов зачастую увлекается индивидуальной техникой, что недопустимо для плеймейкера.

— Чувство идеального баланса продолжения атаки между пасом и взятием игры на себя как-то можно развивать?
— Невозможно. Это природный дар. Сколько бы ты ни тренировал… Да и что тренировать? Вот именно, что это чувство, а не наработка.

— С опытом можно научиться?
— Нельзя. С опытом можно освоиться, но более или менее. А плеймейкер более или менее играть не имеет права. Кстати, вот он, хороший плеймейкер российского чемпионата — Карвалью. Из россиян нынче доработанных игроков этого амплуа я не вижу. Но опять же говорю это, трактуя по-своему.

РОНАЛДИНЬЮ НА НАШЕЙ ПОЗИЦИИ МОЖЕТ И НЕ ПОТЯНУТЬ

— А в мире кто плеймейкер?
— Роберто Баджо был замечательным, но уже был. Зидан — он самый, то, что надо. Валерон из «Депортиво» полностью соответствует этому амплуа. Жаль, из-за травмы он не поедет на чемпионат мира, как и полгода лечащийся Висенте. Но он не плеймейкер. Можно много фамилий назвать.

— Роналдинью — плеймейкер?
— В «Барселоне» на эту роль больше подходит Деку. А особенно Деку времен «Порту». Роналдинью все же действует чуть с краю, и не факт, что он был бы столь эффективен в центре. Плеймейкер — это больше игрок центральной зоны. Знаете, есть сегодня вроде бы одно исключение — Лэмпард. Человек играет в глубине, но по 15 голов штампует каждый чемпионат.

— За счет мобильности, но не изящества?
— За счет того и другого. Он изящен. Проблема Лэмпарда в том, что он не раздут, как многие другие «звезды». Ему бы имиджа еще…

— На вас очень похож Руй Кошта.
— Во! Он — настоящий плеймейкер. Мы с ним в «Бенфике» вместе были.

— И играли одновременно?
— Нет, чередовались. То он поиграет, то я, то он, то опять я… А потом, в «Фиорентине», Руй уже по полной о себе заявил. Хотя в «Милане» в последние годы он никакой не плеймейкер.

— Мостовой всегда был плеймейкером?
— В отдельных матчах за сборную меня тоже ставили вглубь, из-за чего мои сильные качества оставались невостребованными, они попросту терялись. Кому-то ведь вообще такое слово, как плеймейкер, не нравится.

— В юном возрасте на кого равнялись?
— О, тогда были люди, к уровню которых я стремился. Черенков, Гаврилов и Заваров — пожалуй, самые потрясающие отечественные плеймейкеры времен моей юности.

— Как он эволюционирует, этот плеймейкер?
— Почти никак. Настолько наше амплуа природное и оригинальное. Да и сам футбол за последние лет десять не изменился, не стал жестче. Так что плеймейкер — величина постоянная!

Источник: Футбол. Хоккей Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 августа 2017, суббота
18 августа 2017, пятница
Партнерский контент