Текст: «Чемпионат»

Властимил Петржела: «Зенит» не станет чемпионом!

Третьего июня исполняется месяц с того дня, как чешский тренер Властимил Петржела был уволен. Бывший наставник "Зенита" рассказал многое из того, о чем доселе по различным причинам предпочитал молчать.
31 мая 2006, среда. 09:32 Футбол

Третьего июня исполняется месяц с того дня, как чешский тренер Властимил
Петржела был уволен. Бывший наставник «Зенита» рассказал многое из того, о чем
доселе по различным причинам предпочитал молчать.

— Возвращаемся с женой домой из магазина. Сейчас я за рулем, но разговаривать
могу – купил себе новый автомобиль со встроенным хэндс-фри! – так отреагировал
пан Властимил на вопрос, есть ли у него время для беседы.

— Должно быть, ваша жена – Зузанна – безмерно счастлива: после трех с
половиной лет муж наконец-то вернулся домой, а не приехал погостить! – спустя
час говорю Петржеле.

— Это точно! Любимая давно хотела, чтобы я больше времени проводил дома. Так что
ее желание сбылось.

— Наверняка выражают радость и ваши собачки…
— Скорее ее выражаю я — бегаю с ними на четвереньках наперегонки (смеется).

— У вас, судя по всему, отличное настроение!
— А почему оно должно быть плохим?

ЗАВИДУЮ ГАЗЗАЕВУ

— Опишите тремя словами время, проведенное в Санкт-Петербурге.
— Любимое. Незабываемое. Сложное – в самом начале и конце.

— В чем именно сложное?
— Вначале не было коллектива, хороших игроков. В конце в «Зените» начались
интриги. Завидую Газзаеву: о такой связке, как у него с Гинером, можно только
мечтать. В «Зените» своего настоящего руководства я не знал. Да и со многими из
тех, кто работал в клубе, не был знаком.

— Во время одной из наших бесед вы говорили: за моей спиной президент
общается с игроками.

— Да, он вызывал их к себе.

— Кого?
— Не скажу. С этими людьми я еще могу встретиться. Но в принципе все и так
понятно: изучите внимательно состав в матчах после моего увольнения. А замены в
играх?.. Ладно, не будем об этом. Хочу лишь сказать, что я никогда не буду
работать так, как Боровичка.

— Считаете, что бывший помощник вас подвел?
— Нет. Он подвел себя. Здесь в Чехии с ним никто не разговаривает. Он уважает
только деньги, я же еще болельщиков и свою работу. Мы с ним разные.

— Как вы охарактеризуете свои отношения с Андреем Аршавиным?
— (Эмоционально.) Я ничего не знаю!

— Не понял…
— Никаких проблем с ним у меня не было.

— А я не о проблемах. Говорят, что он был одним из тех, кто за вашей спиной
общался с руководством.

— Он определял с президентом суммы премиальных. Этого не понимал никто! Такой
практики нет нигде в мире! Не знаю: это специфика всей России или только
«Зенита». Все финансовые вопросы должен решать главный тренер. Только он
говорит, кто какие премиальные получит. Главный тренер обязан знать зарплату
каждого футболиста. У меня этой информации не было. Когда игроки в курсе того,
что тренер не влияет на распределение денег, управлять командой очень трудно.
Естественно, я начал возмущаться.

— Вы слышали о том, что Аршавин для русскоязычных игроков просил одну сумму,
а для легионеров другую, меньшую?

— Слышал.

— Это правда?
— Я не подслушивал их разговора. Но, повторюсь, слышал об этом.

МЕНЯ УВОЛИЛ МУТКО

— Вы говорили, что на вас давят при определении состава. Давил президент клуба?
— Ну а кто еще? Он купил корейца Мина, который не попадал в состав из-за
слабой готовности. Фурсенко сказали, что Петржела неправильно использует этого
игрока. А Фурсенко что? Он хороший человек, у меня к нему нет претензий, но
понимать футбол – это совсем другое. Будучи уверенным, что ему говорят правду,
начал на меня давить: почему ты не ставишь Мина в состав, он ведь отлично готов!

— Едва приехав в Питер, вы запретили даже президенту клуба присутствовать в
раздевалке. Почему в этом сезоне поступились своим требованием?
— (Смеется.) Фурсенко как-то спросил меня, может ли перед игрой пожелать
ребятам удачи. Я ответил: нет проблем. Но потом получалось, что он сидел там все
время. Я был в шоке! Но это – ерунда. Самый сильный удар – отказ от покупки тех
игроков, которых я просил. Начались интриги против меня. Но Фурсенко в этом не
участвовал.

— Тогда кто же?
— Я считаю, что Виталий Мутко. Поймите, мое увольнение – это большая игра.

— И Фурсенко в курсе этой игры?
— Может быть. Но в любом случае он ею не управлял.

ОБ ОТСТАВКЕ УЗНАЛ ПОСЛЕДНИМ

— Как руководство реагировало на ваши интервью?
— «Бомбой» стало первое интервью в «Советском спорте». Потом такие же
откровения появились в других изданиях. Естественно, в клубе были недовольны. Но
я говорил правду.

— Все завершилось третьего мая после поражения от ЦСКА в полуфинале Кубка
России. Именно тогда вы узнали об отставке. Как именно?

— После игры уехал с командой в гостиницу. Через какое-то время ко мне в номер
зашел Фурсенко и все рассказал. Но проблема в том, что сначала в известность он
поставил команду и даже Боровичку. Когда я пришел на ужин, еще до встречи с
Фурсенко, мне было обидно: все смотрели по сторонам, а не мне в глаза. Уже тогда
обо всем догадался. Тот же Боровичка мог бы подойти ко мне… Я ему сказал: больше
с тобой не разговариваю.

— Даже не попрощались с ним?
— Нет.

— Вы обижены на него?
— Нет, дело в другом. Когда он сказал, что ничего не знал о моем увольнении, о
том, что он в стороне от всего этого, мне стало плохо. В переносном смысле. Моя
жена даже написала ему, чтобы он посмотрел в словаре значение слова «честный».
Пусть он вспомнит, что с ним случилось в «Богемиансе».

— А что тогда случилось?
— Он возглавил команду после моего ухода, провалил все игры, его выкинули, но
было поздно: «Богемианс» обанкротился.

— Вы получили неустойку за досрочный разрыв контракта?
— Самое интересное, что я даже не знаю, как зовут человека, с которым я обсуждал
этот вопрос. Кажется, это был бухгалтер. Мне сказали: ты получишь деньги только
до конца текущего года. А если начнешь требовать сумму, которая положена по
контракту (а он действует до конца 2007 года), то не получишь вообще ничего. Я,
конечно, мог бы подать в суд и выиграть, но он затянется надолго. К тому же
«Зенит» для меня – родная команда. А все эти люди… Ай, плевать на них.

БЫСТРОВ ТОЖЕ ЛЮБИТ КАЗИНО

— Говорят, вы получали агентские семь процентов за трансферы в «Зенит»
футболистов из Чехии и Словакии, которых находили?
— Нет. Если хотите, могу продемонстрировать свой контракт.

— Эксперт «СС» Константин Сарсания сказал, что с самого начала вашей работы в
«Зените» было известно о вашей склонности к азартным играм. Вам это не мешало?
— Нет. Разве может тренер не быть азартным человеком?

— Вы в казино играете?
— А вы в бордель ходите?

— Это не ответ на вопрос.
— Это мои личные дела. К футболу они не имеют никакого отношения. Главное – счет
на табло. Все остальное неважно. Быстров тоже любит казино. Я даже пару раз
смотрел, как он играет. Но он проводил свое свободное время, так, как считал
нужным. И я ему этому ни в коем случае не препятствовал.

— Многие считают: своими «наездами» на руководство вы добивались увольнения,
которое позволило вам получить солидную неустойку.

— По поводу денег я уже сказал. Кроме того, мне жена постоянно говорила: если ты
подашь в отставку сразу после того, как команда начала плохо играть, то это
будет трусостью с твоей стороны. А я не трус. К тому же я знал, что меня хотят
уволить. И не собирался никому помогать своей отставкой. Кстати, мне до сих пор
не сказали, за что меня уволили.

ПЛЯЖИ КРИТА ПОДОЖДУТ

— Ваши дальнейшие планы?
— Продолжу работать главным тренером.

— В каком клубе?
— Не скажу. Не хочу сглазить.

— От каких клубов у вас есть предложения?
— От разных. В том числе и от тех, которые в будущем сезоне будут выступать в
Лиге чемпионов. В ближайшее время сделаю выбор. Из-за этого даже не полечу с
женой на Крит, хотя путевки уже куплены. Скажу одно: в Чехии работать не хочу.
Но попробую доказать, что я хороший тренер, который умеет побеждать.

— Читал в Интернете, что интерес к вам проявляет донецкий «Металлург». Это
правда?

— Нет.

— И последний вопрос: «Зенит» станет чемпионом?
— При нынешнем руководстве – нет.

Источник: Советский спорт Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 сентября 2017, воскресенье
23 сентября 2017, суббота
Партнерский контент