Все новости
ЧМ-2018 - Европа
ЧМ-2018 - Европа

Руслан Ротань: очень переживал, смогу ли заиграть в "Динамо"

Его переход из "Днепра" в "Динамо" стал главным трансфером прошлого лета в Украине. Его игра после этого была постоянно в центре внимания, так как от того, в форме Руслан Ротань или нет, во многом зависит результат и "Динамо", и сборной.
Футбол

«ИГРА С „ТЮНОМ“ ДО СИХ ПОР ПЕРЕД ГЛАЗАМИ»

— Руслан, чемпионат мира — это этап жизни, которого ты ждал?
— На такое трудно рассчитывать. Просто какие-то этапы в жизни нужно заслужить. Ради такого в футбол и играют. Выиграть чемпионат и Кубок Украины, попасть в сборную, выиграть путевку на чемпионат мира — эти задачи ставят многие. Я не исключение.

— Кубок ты уже выиграл. Как же получилось, что упустили чемпионат?
— Жаль, конечно, но в «золотом» матче обе команды заслуживали победы. «Шахтеру» в какой-то степени повезло, хотя, как ни банально это звучит, везет сильнейшему. Ничего страшного — у нас есть следующий сезон.

— Но ведь не будь ничьи в Симферополе, ничья в Киеве стала бы «золотом» для вас…
— Ты, наверное, прав. Но я думаю, раз уж оно суждено было так случиться, то так и случилось. Ведь всем понравился конец чемпионата — от «золотого» матча зрители выиграли. Но для футболистов это, конечно, был стресс… Что касается Симферополя, то как, если не невезением, можно назвать наши восемь неиспользованных голевых моментов?! Хотя и «Таврия», конечно, билась до последнего.

— Ты всего год в «Динамо», но успел поработать с двумя тренерами. Что не удалось Буряку и что сделал Демьяненко, из-за чего команда начала выигрывать?
— При Буряке у нас была поставлена игра, и все могло быть по-другому. Но случайный вылет из Лиги чемпионов все сломал. Он был именно случайным, потому что в Киеве вполне могли сыграть 4:0 с «Тюном» и ехать в Швейцарию, не боясь за итоговый счет. Но этого не случилось, и настроение было подавленное. Потом же мы вышли из этого состояния, поняли, что, раз нет еврокубков, ничего не остается, как взять максимум в Украине. Вокруг этого мы сплотились.

— Достаточно ли одной такой ошибки, как проигрыш «Тюну», чтобы не повторить ее?
— Конечно, жизнь учит. Эта игра до сих пор стоит перед глазами, и я надолго запомню все наши неиспользованные моменты и то, как легко мы к ним отнеслись тогда.

«ЖЕНА СКАЗАЛА: „ШАНС НАДО ИСПОЛЬЗОВАТЬ“

— Тем летом ты перешел из „Днепра“ в „Динамо“. Нет сомнения, что этот переход — прогресс для футболиста. А чисто по-человечески легко ли он дался?
— Да нет, тяжело было. Я очень переживал, смогу ли я заиграть в „Динамо“. Но, поговорив с руководством клуба, с тренером, понял, что меня действительно ждут в Киеве и в меня верят.

— Что советовали партнеры? Многие ведь уже прошли „Динамо“…
— Ничего. Просто все произошло быстро и уже после чемпионата, когда все разъехались. Вскоре позвонил гендиректор „Днепра“ Андрей Стеценко, сказал — тобой интересуется „Динамо“, как ты к этому относишься? Я взял пару дней на раздумье. Потом мне позвонили Буряк и Котельников, я тоже попросил пару дней подумать. А спустя два дня позвонил Игорь Суркис. Мы, кстати, тогда тоже поехали отдыхать в Белек, только не в „Риксос“, а в другой отель. И после этого разговора я решил твердо, что перейду.

— А как родные отнеслись к этому?
— По-разному. Жена сразу сказала — чего ты думаешь, это твой шанс, его надо использовать. Родители… Вообще все происходило так: мы сели за одним столом, все вместе, взвесили все „за“ и „против“. „За“ оказалось больше.

— А было и „против“?
— Основное — это мои сомнения, буду ли я действительно играть в „Динамо“. Ведь любому футболисту нужна игровая практика. Но это сомнение все вместе преодолели.

— Но ты ведь к тому времени был уже одним из лидеров сборной. Неужели сомневался насчет „Динамо“?
— Все может быть. Ведь лично твоя игра на поле — не единственная причина, по которой определяется успешность футболиста в „Динамо“. Нужно понять динамовский дух, динамовскую игру, тогда можно рассчитывать на место в основном составе.

— И ты понял?
— Во всяком случае, с каждым днем понимаю все лучше и лучше. Хотя кое-что было понятно сразу — в „Днепре“ похожая схема игры.

»ПОКА ЧЕМПИОНАТ МИРА НЕ ОЩУЩАЮ"

— Тренеры «Динамо», «Днепра» и «Харькова» — Демьяненко, Протасов, Литовченко — в свое время прошли по твоему маршруту: «Днепр» — «Динамо». Потом Михайленко, Максимов, Беженар и другие. Теперь ты. Что, «Днепр» — кузница кадров для «Динамо»?
— (Смеется) Может, у Днепропетровска судьба такая… В любом случае, это на пользу футболу. При Союзе вся Украина была кузницей кадров для лучшего клуба республики. Что-то сохранилось и сейчас. Да и сами футболисты хотят этого, потому что рассчитывают прогрессировать. По крайней мере, я очень на это рассчитываю.

— Ну, при Союзе в Украине выбора не было. Но сейчас есть два равных клуба — «Динамо» и «Шахтер». Никогда не представлял себя «горняком»?
— Мне не предлагали, а сам я не думал ни о «Шахтере», ни о «Динамо». Я думал о «Днепре».

— Ты здорово провел первый круг, но весной играешь слабее…
— Да уж, чего скрывать. Знаю, и к критике отношусь нормально. В принципе, никто не играл без спадов. Конечно, я мог бы сейчас выкручиваться, но не стану этого делать. Да, я приму это к сведению и постараюсь, чтобы такое не повторилось.

— Нередко бывает ситуация — человек приходит на новое место и у него всплеск эмоций. А за всплеском неизбежно идет спад. Может, у тебя такой случай?
— Не сказал бы, что спад. Эмоций много, играть хочется. Но в «Динамо» на каждое место четыре человека, и здесь уже не все зависит от желания игрока.

— Твоя техника — это от рождения? Ведь для Украины, где готовят игроков для силовой борьбы, это редкость.
— Наверное, Богом какой-то дар заложен. Но я развивал это в детстве, когда мы с отцом работали только с мячом.

— А твой голевой пас тоже тогда развился? Вообще, это интуитивно или ты что-то знаешь?
— Да что тут можно знать… Назовем и это Божьим даром.

— Вернемся к чемпионату мира. Какой матч из трех, по-твоему, будет самым сложным?
— Первый. Вне зависимости от того, с кем бы мы не играли — с Испанией или Саудовской Аравией. Думаю, как мы начнем, так и будет дальше. Здесь заложен большой психологический момент.

— А ты сам ощущаешь, что это чемпионат мира — то, к чему стремятся все футболисты, но получается у немногих?
— Знаешь, я думаю об этом, но внутри понять не могу, поверить, что мы там будем играть. Наверное, надо выйти на поле, чтобы понять — вот он, чемпионат мира. А пока я этого не ощущаю.

— А может, и лучше не понимать? А то поймешь и заранее испугаешься…
— (Смеется) Может быть. Вот поэтому и не понимаю.

— Вот вы сыграете на чемпионате мира, надеемся, что хорошо. А чего после этого хотеть футболисту? К чему стремиться?
— Давай не забегать вперед. Вот сыграем на чемпионате мира, после этого я тебе отвечу.

Комментарии (0)
Партнерский контент